Привет, меня зовут Юри Балабанов, я родился в 1960 году, к тридцати пяти запустил себя довольно основательно, а затем несколько лет искал путь, как выбраться из «ямы». Теперь делюсь с вами своим опытом. Все фотографии, которыми иллюстрирована эта история, сделаны в 2012-м году. На них мне 52 года. «Зимние фотки» находятся здесь для того, чтобы немного повеселить и подбодрить вас в это время года. Так что, ни в коем случае не бегайте по снегу голышом на начальном этапе, о котором пойдет речь в моем рассказе.

Вылезши из «ямы» и стоя на ее краю, я взглянул на себя в зеркало. На меня смотрел почти уже сорокалетний дяденька, спокойный и уверенный в себе. На заднем плане — чистая квартира, в голове — работа; всё стройно, по крайней мере, внутри, в мыслях. Снаружи до стройности далеко, но для этого я и купил обалденные кроссовки Adidas и шикарную форму! С Адидасом и c формой, уложенными в спортивную сумку, я отправился в ближайший фитнес клуб, осторожно пройдя по лужам к машине, и столь же осторожно выйдя из нее возле здания клуба.

В клубе меня подвергли всевозможным испытаниям, навесив на тело, как на елку, кучу светящихся гаджетов, регистрирующих пульс и частоту дыхания. Затем меня попросили пробежаться по движущейся дорожке. Специальная камера фиксировала угол, под которым мои кроссовки ударяются о поверхность дорожки. Неправильный угол, и всё — жизнь прожита зря.

Через полчаса я получил папку с распечаткой: «инструкция по самоприменению», которую надо было выучить до завтра, иначе к занятиям я не допускался. В инструкции были четко указаны скорость дорожки, по которой мне предстоит бегать, и начальный вес, который мне предстоит поднять. Всё это отдавало порядком и вместе с тем пугало своей научностью.

После двадцатого занятия, не продвинувшего меня вперед ни на шаг, тренер, зажав меня в коридоре, объяснил, что есть кое-какие «мелочи», которые помогут мне мигом сдвинуться с места и даже получить удовольствие от тренировок. Легальная мелочь называется «белковая добавка», а мелочь не совсем легальная, но более действенная — Шварценегил :) Я остановился на более действенной, заплатив за десяток ампул солидную сумму.

Уже после первого укола и последующих занятий мышцы начали раздуваться так, что едва не лопалась кожа. Увеличился объем икр, рельефно выделились бицепсы. Правда, живот тоже увеличился, но при этом перестал быть дряблым. Со стороны казалось, что я забеременел теннисными мячиками.

С этого момента с наушниками на ушах я бегал по движущейся дорожке, наматывая километры, поднимал грузы и крутил педали велотренажера. Специально подобранная музыка погружала меня в пульсирующую космическую атмосферу далеких галактик.

Как я хакнул гаджет, запущенный в каменном веке

Обстановка в клубе была такой волшебной, что выходить на улицу после тренировок не хотелось. Более того: чем фантастичнее звучала музыка в наушниках, чем добрее были со мной коллеги-спортсмены, тем с большей ненавистью я думал о реальности, которая ждет меня там, снаружи: слякоть, грязь, зимний пронизывающий насквозь ветер… Но у меня была моя чистая и светлая квартира, а впереди нас всех ждала весна, когда можно будет возобновить выходы на улицу.

Весна не обманула и пришла, как водится, весной. Наконец-то настало время, когда можно было продемонстрировать всем результаты своего нелегкого труда на ниве клубного фитнеса. Для начала, поигрывая мускулами, я вышел в наш демократичный, интернациональный двор. Мамаши, гулявшие с детьми, смотрели на меня с восторгом. А когда я посадил на могучую ладонь шестилетнюю дочку испанки Кармен, даже из окон стали выглядывать люди, восхищаясь моей силой и ловкостью. Дети, игравшие в песочнице, попросили меня помочь им построить замок из песка. Я залез в песок, весьма довольный собой, и прокопался с детьми больше часа. Под вечер стало холодать, и я сказал, что отойду, надену куртку. Отхожу и слышу, как дети общаются между собой: «Ох уж эти дедушки! Вечно они мерзнут на улице!»

Я чуть в лужу не скатился. «ДЕДУШКА?!! А как же мышцы и всё остальное, с таким трудом добытое в фитнес клубе?» Дети, устами которых глаголет истина, подтверждали, что всё это хрень. Несмотря на бицепсы, я — дедушка. Старики мерзнут на улице.

Вернувшись в свою уютную квартиру, я принялся размышлять. И в самом деле: всю зиму, пока я с ужасом слушал прогноз погоды и грелся в авто на пути из дома на работу, а с работы — в фитнес центр, дети беззаботно играли в снежки, заливаясь веселым смехом, когда снег попадал им за шиворот! Всю эту зиму я был испуганным неандертальцем, прячущимся в своей пещере-квартире, и мелкой рысью перебегавшим в другие теплые пещеры-дома; пещеры-спортклубы; пещеры-рестораны…

Рука невольно потянулась к Большой Несоветской Энциклопедии. «Природный механизм защиты позволил пещерным людям выжить в агрессивной среде, — написано было там. — При появлении угрозы извне в организме неандертальца накапливалось достаточное количество жира, чтобы просуществовать без пищи до двух месяцев и более».

Всё стало понятно. Мои жиры — не рюкзак с книгами: книги вынул, и рюкзак пуст. Природный механизм защиты, этот «гаджет», запущенный моим неандертальским дедушкой, сидит и в моем теле! И когда я с ужасом выглядываю из своей пещеры на улицу, полную ветров, холодов, саблезубых тигров и мамонтов, он заботливо нашпиговывает меня новым жиром — «на черный день»! Вывод напрашивался сам собой: надо вырубить этот гаджет, сообщив своему телу, что «снаружи» всё в порядке.

Первое, что я сделал на улице, это сладострастно наступил новыми белоснежными кроссовками в весеннюю грязь. Гулять — так гулять!

Как я хакнул гаджет, запущенный в каменном веке

Так я начал осваивать мир, лежащий вне теплой пещеры. Шлепал по лужам, разбрасывая вокруг себя тучи грязи и брызг; иногда от захватывающего меня ребячьего восторга переходил на бег, забывая про раненые мениски. Когда холодный весенний ветер сбивал с ног, я бежал ему навстречу, твердя, как заклинание: «Я не боюсь ветра, потому что я сам — ветер!» Разумеется, никаких наушников на моих ушах не висело: слушать свист ветра, гудки автомобилей и птичье пение оказалось куда приятнее, чем космическую музыку, уводящую прочь от реальности.

Как я хакнул гаджет, запущенный в каменном веке

В конце весны ветра сменились холодными дождями. На этот раз я сказал себе: «Я не могу заболеть, потому что я и есть дождь». Чтобы не замерзнуть, я молотил в воздухе руками, приседал, опираясь на перила мостов, отжимался от каменных парапетов, стоящих вдоль дороги. В июне, в самом начале лета, я решил искупаться в протоке Эльбы, а в июле переплыл эту протоку со спасательным кругом, опоясывающим начавший исчезать живот. Первые лучи солнца опалили меня, придав белому телу первый розовый загар. Постепенно исчезали накопленные на черный день жиры, а вместе с ними — мешавшие движению «банки» на руках и ногах. Именно тогда я обнаружил, что лишние мышцы, которые так ценятся культуристами, лишь мешают лазать по деревьям, подниматься на пустые контейнеры в порту и просто бегать. Главной моей целью теперь стала не внешность, а удобство и легкость в движении: только двигаясь стремительно и легко, зная особенности местности и грунта, по которому ступаешь, можно слиться с природой.

Как я хакнул гаджет, запущенный в каменном веке

В фитнес клубе я появился под конец лета, чтобы оплатить пропущенные занятия и забрать регистрационную карту. Я вошел в зал поджарый и бронзовый от загара. Мои бывшие коллеги продолжали совокупляться с тренажерами, прилежно сверяя свои действия с инструкцией по самоприменению. Из новостей, которыми обычно делятся давно друг друга не видевшие, я узнал, что кто-то сломал ногу, поскользнувшись на льду; кто-то наступил в лужу и заболел. Белотелые, с измученными лицами, клубные спортсмены к тому времени прошли первый этап самосовершенствования, набрав по девяносто килограммов мышечной массы, и уже перешли ко второму этапу: сушке. Когда мы вместе вышли из зала под проливной дождь, они, раскрыв над собой зонты, бросились к автостоянке, а я весело припустил по лужам в сторону портовых контейнеров.

— Бросаешь спорт? — крикнули они мне вослед.
— Бросаю.
— Очень зря, потому что только на тренажерах можно правильно накачать мышцы.

Но я уже знал, что это не так. На тренажерах можно накачать мышцы для того, чтобы умело обходиться с тренажерами. Но мне жить не среди тренажеров. Сорок процентов жизни здорового человека проходит вне теплой «пещеры», — на улице. Хорошие солдаты тренируются в тех условиях, в которых им предстоит воевать. Если бы мне знать об этом пять лет назад, когда из-за поворота на меня выехало авто! Если бы я тогда владел улицей и собой так, как теперь, я просто перепрыгнул бы через это авто, как перепрыгиваю через полутораметровые заграждения от наводнений!

Пункты, над которыми я задумался в этот раз

  • Тренируясь на снарядах, я приспосабливаюсь к снарядам. Тренируясь на улице, я приспосабливаюсь к улице. Со снарядами мне не жить. На улице я провожу 40 % своего времени.
  • Знание улицы защищает мою жизнь: у меня меньше шансов поскользнуться на скользкой дороге, потому что я по ней бегаю. У меня меньше шансов утонуть, провалившись под лед, потому что я «проваливаюсь» туда зимой почти ежедневно. У меня меньше шансов заболеть, промокнув под дождем, потому что я промокаю под ним добровольно и с радостью.
  • Мне просто необходимо видеть «дали». Мы болеем в частности оттого, что наш взгляд постоянно упирается в стены.
  • Мотиватор, вопящий мне в ухо: «Не подтянешься еще раз, лишишься ста очков», гораздо слабее мотиватора в моей голове, тихо шепчущего: «Не подтянешься, сорвешься вниз и разобьешься».
  • Слияние с природой, отключает гаджет, нашпиговывающий меня жирами «на черный день», и сеющий в моей голове панику.
  • Отключение неандертальского гаджета активирует скрытые резервы, но об этом в следующий раз :)

Как я хакнул гаджет, запущенный в каменном веке

© Юри Балабанов