Согласитесь, отпуск или затянувшиеся выходные — это психологическая головоломка. С одной стороны, это большая радость. С другой, — чтобы достичь этой радости, нужно приложить немало усилий; это и делает нас несчастными. Кому приятно находиться в душном зале автовокзала или в одной квартире с заехавшими погостить родственниками, которым пора бы уже и честь знать…

«Мыслите позитивно», — советуют нам журналы. То же самое предложил Норманн Винсент Пил, автор книги «Сила позитивного мышления», но только 60 лет назад. Как-то во время праздников Пил предложил воспользоваться таким советом: стараться обо всем говорить с надеждой и в позитивном ключе. Однако в результате получилось как в одной известной шутке: когда вам говорят не думать о лимоне, но чем больше вы стараетесь, тем больше вы ощущаете кисловатый привкус во рту.

Позитивная философия Пила уходит корнями глубоко в американскую культуру. Американцы ко всему относятся с улыбкой: будь то жизнь, политика или бизнес. Но исследования доказывают, что бодрый настрой с позитивной визуализацией будущего зачастую приносит совершенно противоположный эффект нежели подъем настроения.

И современные психологи, и античные философы признают противоречие: путь к счастью лежит через отрицание.

Такой подход многое объясняет. Например, что градус счастья жителей стран со слабой экономикой часто намного выше, чем у граждан в хорошо развитых государствах. Или то, что многие успешные предприниматели порой отказываются от смелых, амбициозных, крупных бизнес-идей.

Одним из пионеров «отрицательного пути к счастью» был нью-йоркский психотерапевт Альберт Эллис. Он заново открыл философию стоиков Древней Греции и Рима: иногда чтобы не разочароваться в будущем, лучше сразу надеяться на худшее.

Римский стоик Сенека (Луций Анней Сенека) относился к этому вопросу радикально и поддерживал метод, если говорить по-русски, «клин клином вышибают». Боитесь обанкротиться? Он бы посоветовал вам взять и провести несколько дней в довольстве малым: без крыши над головой, питаться скудной пищей, носить лохмотья, лишить себя всякий развлечений,— но спрашивать себя при этом: «И это то, чего я так боялся?»

Или, например, смущение. Чтобы преодолеть его, Эллис рекомендует ездить на метро (или воспользоваться любым другим многолюдным общественным транспортом) и громко произносить вслух названия станций (остановок) сразу после отбытия. Это сложно, но действенно.

Техника, которую стоики называли «умышленное оправдание зла», — то есть умение трезво оценивать ситуацию с наихудшей стороны, — может минимизировать количество негативной энергии в будущем. Психолог Джулия Норэм утверждает, что около трети американцев инстинктивно используют эту стратегию. Сама Норэм называет данный подход «оборонительным пессимизмом». Позитивное мышление — это попытка убедить себя, что все будет хорошо. Но, с другой стороны, оно же усиливает убеждение, что все дико ужасно, если вдруг дела пошли не так.

Американские корпорации являются, пожалуй, лучшим примером широко распространенного культа позитивного мышления. В Америке важно, чтобы бизнесмены ставили перед своей организацией глобальные, смелые, порой рискованные цели, а работники для себя наоборот — четкие, достижимые, своевременные.

Но тут возникает парадокс. Ведь в погоне за достижением поставленных целей сотрудники могут позабыть о нравственности. Этот факт доказывает исследование, которое провела профессор Лиза Ордонез со своими коллегами. Его участники должны были составлять слова из набора случайных букв, как в игре Скрабл. Те, перед кем были поставлены конкретные цели, лгал гораздо чаще, чем те, кому сказали просто постараться выиграть.

Постановка жестких целей может даже привести к провалу или недостижению значимых результатов. Например, таксисты в дождливую погоду могут заработать гораздо больше, но большинство прекращают работу после того, как выполнят дневной план, чтобы получить хорошую зарплату.

«Зацикливание» на одной цели за счет других факторов может навредить как общей миссии, так и жизни работника в частности», — считает Кристофер Кэйес, доцент кафедры управления Университета Джорджа Вашингтона (Вашингтон, округ Колумбия). Профессор Кэйес, говоря о «сверхпогоне за целью», всегда вспоминает разговор с одним руководителем, который сказал, что его целью было стать миллионером в возрасте 40 лет… и он сделал это! НО! Он развелся с женой, у него были проблемы со здоровьем, его дети не хотели даже разговаривать с ним. В своих исследованиях Кристофер Кэйес утверждает, что за нашей зацикленностью на определенной цели скрывается глубокое чувство неуверенности.

Сила отрицания: Как отрицательные мысли могут сделать нас счастливее

В исследовании Сары Сарасвати, доцента кафедры управления бизнесом Университета Вирджинии, отмечено, что умение приспособиться к чувству неуверенности — есть ключ к более гармоничной жизни, который зачастую открывает двери полного процветания. Сара брала интервью у 45 успешных предпринимателей, у каждого из которых был хотя бы один бизнес. Почти никто из них не воспользовался идеей написания бизнес-плана или проведения обширных исследований рынка. Они практиковали, получали опыт, достигли успеха путем проб и ошибок, где-то экспериментировали, а не занимались тем, что Сара Сарасвати называет «приведением в исполнение». Вместо выбора определенной цели и составления плана ее достижения они пользовались теми средствами, что были в их распоряжении, и представляли желаемый результат.

«Приведение в исполнение» Сары Сарасвати также включает в себя «принцип допустимой потери». Вместо того, чтобы сосредоточиться на возможности получить эффектное вознаграждение за некое рискованное мероприятие, спросите сами себя: насколько большой ущерб оно принесет, если ничего не получится. Если потери кажутся допустимыми, можно сделать следующий шаг.

Основное значение «пути к счастью через отрицание» не подразумевает его содействие оптимистичным эмоциям и даже успеху. Это просто реализм. Мы всегда хотим, чтобы в нашей жизни все шло так, как нужно нам, без каких-либо сюрпризов. Но будущее не предопределено.

Самое главное отрицание в жизни каждого человека — это отрицание смерти. Можем ли мы испытывать какие-то позитивные эмоции, думая о том, что скоро нас не станет?

Пожалуй, стоит согласится со словами Вуди Аллена о смерти: «Я категорически против этого», — лучше открыто противостоять ей, чем отрицать ее. Потому что есть вещи, ход которых не могут изменить даже самые позитивные мысли.

Память о том, что я скоро умру — самый важный инструмент, который помогает мне принимать сложные решения в моей жизни. Потому что всё остальное — чужие ожидания, гордость, вся эта боязнь смущения или провала — все эти вещи растворяются пред лицом смерти, оставляя лишь то, что действительно важно. Память о смерти — лучший способ избежать мыслей о том, что вам есть что терять. Вы уже голый. У вас больше нет причин не идти на зов своего сердца.

Стив Джобс

Фото: Alex Nabaum’s