Неудивительно, что на эту тему рассуждает женщина — журналистка сайта Macobserver по имени Шарлотта Генри (Charlotte Henry). Давайте узнаем её мнение на довольно щекотливую тему, касающуюся меньшинств.

«Apple любит простоту и однородность. Правда, последнее не очень хорошо в отношении руководства — там нет ни одной женщины или представителя национального меньшинства, кроме Андреа Джанг (Andrea Jung, на первом фото), члена совета директоров Apple.

Сравните это с ситуацией конкурентов: в Google из десяти членов совета директоров трое — женщины; в Facebook наконец взяли Шерил Сандберг (Sheryl Sandberg) и Сьюзан Дэзмонд-Хеллман (Susan Desmond-Hellman) в дополнение к семи членам совета; в Yahoo! Марисса Майер (Marissa Mayer, на втором фото) вообще является президентом и главным исполнительным директором компании. Как в Google, так и в Yahoo! на высших уровнях исполнительной власти находятся три женщины, а у Google работают ещё и несколько представителей этнических меньшинств. Это не так уж много, но лучше, чем ничего. Я не сомневаюсь, что Apple удалось бы найти талантливую женщину, которая внесла бы ценный вклад в управленческую деятельность.

Опустим этическую сторону вопроса. Но ведь существует сильный аргумент в пользу «разношёрстности» группы лидеров — это приводит к улучшению результатов в бизнесе.

В 2009 году Кэтрин Филлипс (Katherine Phillips), адьюнкт-профессор Северо-Западного университета США, рассказала Forbes, что только при наличии разных групп людей в аудитории выдвигаются более разнообразные мнения.

В сентябре 2011 года компания Deloitte опубликовала статью «Only Skin Deep» о разнообразии на работе: «После изучения 500 компаний Fortune был сделан вывод о том, что в тех компаниях, где большее количество женщин представлено в совете директоров, достигали более высоких финансовых результатов в среднем, чем компании с минимальным количеством женщин». В этой статье справедливо отмечается, что «разнообразие — это больше, чем просто наличие женщин и людей разных рас». Вот почему компаниям следует задать себе вместо вопроса «Как увеличить гендерное и расовое разнообразие для улучшения результатов бизнеса?» другой вопрос: «Насколько обширен наш банк знаний?» Что может быть более важным для определения повестки дня технологий компании, как Apple, чем с сильным, широкий круг банков знания? А что может быть важнее для такой компании как Apple, чем сильный банк знаний с широкими границами?

К руководству Apple, например, могла бы присоединиться партнер Kleiner Perkins Мари Микер (Marie Meeker), дама, славящаяся хорошим пониманием технологических тенденций. Или Энн Суини (Anne Sweeny, на третьем фото), со-председатель Disney Media Networks и президент Disney-ABC Television Group, названная одной из «самых могущественных женщин в бизнесе». Или Мэри Барра (Mary Barra), старший вице-президент по разработке глобальных продуктов General Motors. Или финансовый директор Baidu Дженнифер Ли (Jennifer Li)…

Я знаю, что назначения на пост — дело тонкое, окутанное тайной и политикой, и что Apple — очень особенная компания. Как бы там ни было, я просто не верю, что Apple не может пригласить в руководство талантливую женщину. Это ставит Apple в странное положение: компания восхваляет прогресс в плане разнообразия на уровне правительства — например, недавнее постановление Верховного суда об однополых браках, но она не может навести порядок в собственном доме.

Современные компании должны максимально отражать то, что происходит сейчас в обществе. Apple — по крайней мере, сейчас — этого не делает».