Дорогу длиной 89 километров от Кэмпбелла до Сан-Франциско можно назвать одной из красивейших на Земле. Путь преимущественно пролегает по Junipero Serra Freeway — огромному и на удивление пустынному шоссе, граничащему с горами Санта-Круз. Это одно из лучших мест для испытания возможностей своего «Феррари» и одно из худших мест по качеству приёма сигнала сотового. Для Энди Гриньона (Andy Grignon) это было идеальное место, чтобы побыть наедине с собой и своими мыслями тем ранним утром 8 января 2007 года.

Такой маршрут нетипичен для Энди. Он был старшим инженером в Apple и работал в Купертино — городе к западу от Кэмпбелла. Его обычная поездка на работу занимала примерно 15 минут, но не сегодня. Энди ехал к Стиву Джобсу, чтобы вместе с ним вершить историю.

Энди Гриньон, старший инженер Apple. cultofmac.com

Впереди их ждала выставка Macworld в Сан-Франциско. Поклонники Apple уже несколько лет просили Джобса встроить телефон в iPod, избавив их таким образом от необходимости носить с собой два устройства, и Стив был готов исполнить их желание. Гриньон с коллегами должны были провести ночь в ближайшем отеле, а на следующий день в 10 часов им предстояло вместе со всем остальным миром увидеть, как Джобс покажет первый iPhone.

Однако, продвигаясь по дороге всё дальше на север, Гриньон не чувствовал приятного волнения от предстоящего события. Он был в ужасе. Большинство презентаций в Кремниевой долине были смонтированными записями. Зачем давать шанс плохому интернет-соединению запороть хорошее выступление? Но Джобс настаивал на живых презентациях. Они делали шоу чрезвычайно увлекательным. До этого заметных для публики сбоев практически не случалось, но для Гриньона и тех, кто обеспечивал проведение демо из-за кулис, презентации всегда означали большой стресс.

Энди Гриньон был старшим инженером и отвечал за коммуникационные функции iPhone. В наши дни телефоны умеют делать бесчисленное количество вещей, но всё же изначальная и основная их функция — двусторонняя радиосвязь. Энди нёс ответственность за элементы, делавшие этот телефон телефоном. Если бы устройство не звонило, не соединялось по Bluetooth с гарнитурой или не подключалось к Wi-Fi, то отвечать за это пришлось бы Гриньону. Он был одним из первых инженеров Apple и посвятил этому проекту два с половиной года жизни, работая по семь дней в неделю.

Также Гриньон вошёл в репетиционную команду iPhone, а позже участвовал в презентации в выставочном центре Moscone. Ему редко удавалось увидеть, чтобы 90-минутное представление прошло без сбоев. Джобс репетировал выступление на протяжении пяти дней, но даже в последний день репетиций iPhone по-прежнему неожиданно сбрасывал звонки, терял связь с интернетом, зависал или просто выключался.

Сначала присутствовать на репетициях было действительно круто. Только избранным разрешалось быть на них. Но очень скоро появился дискомфорт. Я редко видел его расслабленным. Да, такое случалось, но в основном он просто смотрел на тебя и говорил очень прямо, громким и строгим голосом: «Ты про**ываешь мою компанию» или «Если мы провалимся, будешь виноват ты».

Энди Гриньон, старший инженер Apple

Гриньон и все остальные знали: если на самой презентации что-то не сработает, Джобс не будет винить себя. «Казалось, что мы репетировали шоу сотню раз, но всё время что-то шло не так. Это было очень плохое чувство», — говорит Энди.

Приготовления были сверхсекретными. С четверга и до конца следующей недели Apple полностью заняла центр. За кулисами располагалась лаборатория размером 2,5 на 2,5 метра для хранения и тестирования iPhone, а рядом была комната отдыха Джобса. Перед входами и по всему зданию круглосуточно дежурил десяток охранников. Список лиц, которым давался электронный пропуск в здание, одобрялся исключительно Джобсом. В комнату для репетиций, как уже говорилось, допускали только избранных.

Photo Giddy/Flickr.com

Джобс был настолько одержим исключением вероятности утечки, что пытался оставить весь обслуживающий персонал в здании на ночёвку перед днём презентации. Помощники отговорили его от этой идеи.

Гриньон знал, что показ iPhone не являлся типичным анонсом продукта, но никто не мог предположить последствий появления этого устройства. За последующие семь лет iPhone и iPad стали одними из важнейших инноваций в истории Кремниевой долины. Они полностью изменили мобильную индустрию. Они создали платформу для совершенно новой и сверхприбыльной индустрии мобильных приложений, уже успевшей сгенерировать более 10 миллиардов долларов прибыли за годы существования. Они пошатнули многомиллиардную империю персональных компьютеров.

Если включить iPad в сегмент персональных компьютеров, то Apple сразу же окажется крупнейшим производителем ПК в мире.

За 2012 год было продано около 200 миллионов iPhone и iPad — в два с лишним раза больше, чем было продано машин по всему миру за этот же период.

Эффект был не только экономическим, но и культурным. Инновации Apple способствовали переосмыслению того, как люди взаимодействуют с техникой. Речь идёт не просто об использовании пальцев вместо мышки. Смартфоны стали продолжением нашего мозга. Они коренным образом изменили способ получения и обработки информации человеком.

Просто подумайте, насколько революционным это было тогда. Книги, газеты, телефон, радио, магнитофон, фотоаппарат, видеокамера, компас, телевизор, видеомагнитофон, персональный компьютер, игровая консоль, iPod — всё это умещается в одном устройстве, которое, в свою очередь, легко помещается в карман. Эти технологии меняют то, как мы учимся, как врачи лечат пациентов, как мы путешествуем и исследуем новое.

И всё же сейчас Apple в осаде. С того момента, как Google представила Android — своё оружие доминирования в мобильном секторе, — она не просто старается конкурировать с iPhone, а успешно делает это. К 2010 году популярность Android приобрела взрывной характер: на этой ОС работало 80% всех смартфонов на рынке. Аналогичная тенденция прослеживается с iPad. В 2010 году его доля на рынке планшетов составляла около 90%, а в 2013-м уже более 60% продающихся планшетов работали на Android.

Что больше всего беспокоит поклонников Apple, так это отсутствие понимания того, куда нацелена компания сейчас. В 2011 году, когда Джобс умер, вопрос стоял даже не о том, сможет ли Тим Кук стать его преемником, а о том, сможет ли вообще кто-нибудь стать им.

В период правления Джобса Apple была инновационной машиной, представляя прорывные продукты каждые 3–5 лет.

Джобс сказал своему биографу Уолтеру Айзексону, что грядёт ещё один прорыв — революция в телевидении, но пришёл Кук, а революции в ТВ так и нет, и недоверие к нему со стороны инвесторов ощущается всё сильнее. Анонсы новых продуктов Apple заставляли акции компании расти, но, когда Тим представил iPhone 5с и 5s, акции упали на 10%. В 2012-м цена акции составляла 702 доллара, что делало Apple самой дорогой компанией в мире. Через год цена упала более чем на 25% от того показателя.

Сравнивать кого бы то ни было с Джобсом несправедливо, и за два года на посту CEO Кук приложил все усилия, чтобы показать всем то, на что сам Стив указал ему: он управляет компанией так, как это свойственно именно ему, без оглядки на Джобса.

Трудно вообразить тот азарт, который ощущал Стив, когда решил показать iPhone в 2007 году. Речь не только о новом для Apple типе устройства — он проводил презентацию с прототипом, который едва работал. Даже несмотря на то, что в продажу смартфон не поступал ещё шесть месяцев, Джобс хотел, чтобы мир желал это устройство уже тогда.

По правде говоря, список того, что ещё надо было сделать в iPhone, был огромным. Производственная линия была ещё не налажена. Имелось около сотни смартфонов, и все они были разного качества. У некоторых были зазоры между экраном и корпусом, у других — царапины на экране. Операционная система содержала кучу ошибок.

iPhone мог воспроизвести часть видео или песни, но при воспроизведении клипа целиком система падала. Он прекрасно работал, если ты отправляешь email, а потом сёрфишь в Сети, но при обратном порядке действий он мог зависнуть. Часы, потраченные на пробы и ошибки, позволили команде Apple разработать то, что инженеры называют золотым путём — специфический набор задач, выполняемых в заданном режиме и последовательности, что позволяет создать впечатление, будто телефон работает.

Однако в последние минуты перед демонстрацией нужно было находить обходные пути, чтобы iPhone выглядел рабочим. В день анонса в программном обеспечении Гриньона были баги и в ПО, отвечающем за работу памяти, тоже. И никто не знал, помогут ли включённые по требованию Джобса доработки в демонстрационные образцы уменьшить проблемы.