И тогда Стив сказал: «Да будет iPhone»

И тогда Стив сказал: «Да будет iPhone», часть 1

Джобс хотел, чтобы во время презентации первого iPhone изображение с дисплея демонстрационного устройства дублировалось на большой экран. Обычно для реализации такого показа компании просто направляют камеру на устройство, но для Джобса это было неприемлемо. Публика будет видеть его палец, загораживающий часть экрана, и это испортит впечатление от презентации. Инженеры Apple потратили несколько недель на то, чтобы соединить демо-iPhone и проектор проводами.

В итоге получилось так, как задумал Стив — он тапнул на иконку календаря, и на большом экране зрители увидели лишь запуск приложения, а не палец Джобса. Это была магия — людям казалось, будто они держат устройство у себя в руке. Сложно сказать, оправданы ли были такие вложения ресурсов при наличии других, куда более важных проблем, но это сработало.

Программное обеспечение, отвечавшее за Wi-Fi, было настолько нестабильным, что Григнону и команде пришлось соединить антенну iPhone с передающим сигнал устройством проводами. А ещё надо было оградить аудиторию от данных о используемой частоте. Даже если ID передатчика спрятан, то есть не отображается на ноутбуке при сканировании сетей, у вас в зале всё равно 5000 нердов. Они могут найти способ взломать передачу. В качестве решения былая выбрана модификация ПО в использовавшемся AirPort, в результате чего он как бы работал не в США, а в Японии, где используются частоты, некоторые из которых не разрешены в Штатах.

Со звонками было сложнее. Джобс планировал совершить звонок прямо во время презентации, и всё, что мог здесь сделать Григнон — предоставить хороший сигнал и молиться. Оператором был AT&T. Для повышения качества сигнала была установлена портативная сотовая вышка.

С разрешения Джобса система в демонстрационном телефоне была переделана так, чтобы всегда показывать максимальное качество сигнала. Вероятность того, что модуль порушится на протяжении 90-минутного выступления, была приличной, и «мы не хотели, чтобы публика заметила это, поэтому просто заставили iPhone всё время показывать 5 полосок сигнала».

Но всё это меркло в сравнении с проблемой переполнения памяти. При этом аппарат должен был быть перезагружен. Для решения проблемы у Джобса было несколько запасных устройств. Как только память переполнялась, он должен был взять новое устройство, а предыдущее отправлялось в ребут. Однако, с учётом продолжительности презентации, Григнон беспокоился о возможном всплытии других факторов, способных привести к отказу. Если что-то не проявилось во время репетиций, оно обязательно выскочит во время презентации, когда Джобс покажет все топовые функции iPhone в одно время и на одном устройстве. По плану он должен воспроизвести немного музыки, совершить звонок, поставить его на ожидание и принять другой звонок, найти и отправить по емейлу фото второму звонящему, поискать что-то в Интернете для первого звонящего, а затем вернуться к музыке. Григнон и команда очень переживали из-за этого, ведь на тех устройствах было всего 128 мегабайт памяти, а приложения были не отлажены.

Джобс редко загонял себя в угол. У него всегда был план Б, к которому он мог обратиться, если что-то шло не так, но только не в этом случае. iPhone был настолько всеобъемлющим проектом, что на этот раз не было никакого запасного плана. Должны быть показаны iPhone и Apple TV, и если бы мы вышли на Macworld только с Apple TV, то мир просто спросил бы нас «Что за херня???».

Мысль о том, что в решающий момент карьера может просто оборваться, сильно беспокоила Григнона. Фактически, до 2007 года вся его работа была связана с Apple и компаниями, так или иначе сопряжёнными с ней. В 1993 году, являясь студентами университета Айовы, Григнон и его друг Джереми Вайлд перепрограммировали Newton MessagePad, успешно подключив его к Интернету без проводов. Несмотря на то, что Newton не стал успешным продуктом, многие считают его первым мейнстримовым наладонником, и успешный «хак» Григнона и Вайлда в итоге сыграл им на руку — они получили работу в Apple. Вайлд продолжил работать в команде Newton, в то время как Григнон начал работу в известной лаборатории R&D — разработки технологий для видеоконференций.

К 2000 году Григнон устроился в Pixo — компанию, основанную одним из первых программистов Apple, и занимавшуюся созданием операционных систем для телефонов и других компактных устройств. Когда разработки Pixo нашли применение в iPod в 2001 году, Григнон снова попал в Apple. Благодаря работе в Pixo он получил знания и навыки в двух других важных областях: компьютерные радиопередатчики (Wi-Fi, Bluetooth), а также разработка ПО для небольших устройств наподобие телефонов.

Тут Григнон оказывается в совершенно ином мире, о котором ещё не знает большинство других разработчиков. Реже всего они думают о том, что их код занимает слишком много места на диске и перегружает чип. Железо в лэптопах и десктопах мощное и дешёвое, его легко модернизировать. Нет проблем с питанием. В мире Григнона железо жёстко фиксировано. Слишком тяжёлый код не будет работать. Крохотная батарея, способная потянуть лэптоп несколько минут, должна работать весь день.

К моменту начала работы над iPhone в 2004 году у Григнона был превосходный набор навыков, чтобы стать частью этого проекта, но к 2007 году он был морально истощён и набрал 23 килограмма.

«Каждому из нас вбили в голову, что это следующая «большая вещь», которую выпустит Apple. И вы помещаете всех этих невероятно умных людей с раздутым эго в тесное и замкнутое пространство, и на них оказывается давление, и тут начинают происходить дикие вещи».

Примечательно, что тема создания телефона обсуждалась в высших кругах Apple ещё в 2001 году вместе с релизом iPod. Концептуальное обоснование необходимости такого устройства было очевидно: люди не хотят носить с собой 2 или 3 устройства для работы с почтой, звонками и музыкой. Однако, каждый раз, когда руководители определяли спецификации концепта, задача начинала казаться самоубийственной. Железо и каналы передачи данных были слишком медленными для сёрфа и загрузки музыки/видео через телефон. Емейл был отличным вариантом для добавления в список функций телефона, но тут уже вовсю царствовал RIM со своим BlackBerry.

Прежде всего, Джобс вообще не хотел сотрудничать с операторами связи. В те времена провайдеры определяли условия партнёрства, ведь у них была Сеть, а чья Сеть — того и правила. В данном случае не нужно даже говорить об отношении Стива к подобному формату отношений.

Тогда Apple рассматривали возможность покупки Motorola в 2003 году, но совет директоров быстро принял решение, что такое приобретение станет слишком затратным для компании (две компании пытались сотрудничать в дальнейшем, но безрезультатно).

К осени 2004 года ситуация в сфере партнёрства с операторами связи стала легче. Работать с ними теперь не так обременительно, а Sprint даже начал продавать свои широкополосные беспроводные каналы связи. На практике для Apple это означало возможность получить статус «сам себе оператор», то есть организовать свою виртуальную сеть и вообще не заморачиваться с местными провайдерами. В конечном итоге Apple подписала контракт с Cingular (которую позже поглотил AT&T) в 2006 году. Сделка заняла более года, но в сравнении со временем и усилиями, потраченными на сам iPhone, это вообще пустяки.

Продолжение

(via)