Эта статья спецпроекта «Никаких оправданий» посвящена американскому журналисту и писателю Джошуа Прагеру. Ему 42 года. Большую часть жизни Прагер живет с инвалидностью, которую приобрел в результате страшной автомобильной аварии. Автокатастрофа разделила его жизнь на «До» и «После».

В статье затрагиваются тяжелые для обсуждения темы и задаются нелицеприятные вопросы. Поэтому, пожалуйста, если вы не готовы к этому, не открывайте ее, почитайте что-нибудь другое. Спасибо.

Джошуа Прагер
Джошуа Прагер

Джошуа Прагер (Joshua Prager) родился в год, когда астронавты гуляли по Луне, а простые американцы выходили на демонстрации против вьетнамской войны.

Хотя его родной город – Игл-Батт (Южная Дакота, США) – был далек от столичных треволнений. Мальчик рос в спокойной дружелюбной атмосфере.

Любил книги. Было сразу понятно – растет гуманитарий. Любые школьные письменные задания давались Джошуа на удивление легко. Возможно, его отца, известного американского физика Кеннета Прагера, и расстраивало, что у сына отнюдь не технические наклонности, но он поддерживал любые его начинания.

Кеннет не был против, когда после школы Джошуа уехал в Нью-Йорк учиться в Ramaz High School. Он также не возражал, когда сын после окончания Колумбийского колледжа решил поехать в Израиль.

Джошуа начал писать еще до отъезда, а, вернувшись в США, занялся журналистикой профессионально. И сразу успех. Vanity Fair, New York Times и Wall Street Journal – кто из молодых авторов может похвастаться, что его имя стоит под статьями таких авторитетных изданий?

Прагер проработал в Wall Street Journal 8 лет. Но, как и многим талантливым авторам, ему стало тесно в рамках газетной верстки – он начал писать книги.

Его первое произведение называлось «Echoing Green: The Untold Story of Bobby Thomson, Ralph Branca and the Shot Heard Round the World». Это история об «ударе, который слышал весь мир», хоумране Бобби Томпсона и культовом бейсбольном матче 1951 года.

Прагер смог рассказать ее так, что критики и читатели поняли – в мире стало на одного рассказчика больше. Причем отменного. Кто-кто, а Прагер умеет втянуть читателя в историю…

Сегодня Джошуа Прагер поделится с вами историей, в которую «втянул» его водитель грузовика по имени Абед.

Постоянные читатели рубрики «Никаких оправданий» знают, что обычно я рассказываю о том, что сделало человека героем нашего спецпроекта и героем по жизни, в самом начале статьи. В этот раз я начала с достижений. На это есть две причины.

Во-первых, Джошуа Прагер – действительно отличный рассказчик. Лучше его историю о том, как он 20 лет искал встречи с человеком, сломавшем ему шею, никто не опишет. Во-вторых, я бы хотела пригласить вас к диалогу, обсудить те проблемы, которые затрагивает Прагер, а для этого вы сначала должны посмотреть одну из его лекций.

«До» и «После»

Джошуа Прагер – настоящий герой, не ищущий «Никаких оправданий». Перелом шейных позвонков – одна из самых тяжелых спинных травм. Тело не слушается и ничего не чувствует. Только представьте, какой путь проделал Джошуа Прагер, чтобы выйти на сцену своими ногами и с улыбкой рассказывать о событиях 20-летней давности.

Неважно, будь то авария или наследство, удар бейсбольной битой, щелчок предохранителя или арест. У каждого человека есть такое «до» и «после».

В этом Прагер чертовски прав. Необязательно становиться инвалидом, чтобы понять: жизнь меняют не события, а наше отношение к ним. Кто-то, как Джошуа, не ищет никаких оправданий, а кто-то после банального увольнения начинает жалеть себя и пускает свою жизнь под откос.

И здесь возникает вопрос: как помочь тем, чье «после» явно проигрывает «до»? И надо ли это делать?

Кроме того, Прагер коснулся темы принятия людей с ограниченными физическими возможностями в обществе. Он сделал это очень тонко, не заводя долгих речей о том, что все равны и человека с инвалидностью нужно воспринимать так же, как и здорового.

Я был самим собой, несмотря на хромоту, и хромота была тем, что делало меня самим собой.

Заболевание или травма не меняют стержень человека, заложенный в нем генетически, но они становятся частью его.

Как вы считаете, нужно ли стараться воспринимать инвалида, как здорового, или нужно принимать его таким, какой он есть?

Другой очень важный момент, который затронул Джошуа в своей речи – это прощение. Мне показалось, что он не простил Абеда. Несмотря на то, что его жизнь после аварии можно назвать успешной (возможно, даже более успешной, чем у Абеда), Джошуа не забыл о ней, как собирался.

Я надеялся на что-то более просто: обменять рахат-лукум всего на два слова и уехать прочь.

Почему людям так важно раскаяние друг друга? Можно ли простить человека, сломавшего тебе шею? Правда ли, что, не простив обидчика, нельзя двигаться дальше? Как быть, если видишь, что виновник даже не понимает своей вины, не говоря о том, чтобы сказать «Мне жаль»?

И последнее на, что я хотела бы обратить ваше внимание, – это ответственность.

В 25 лет – 27 нарушений.

Ужесточаются наказания за несоблюдение правил дорожного движения, но аварий, приводящих к чудовищным последствиям, меньше не становится.

Почему водители, садясь за руль, не осознают, что, тем самым, берут на себя ответственность за чью-то жизнь? И почему многие осознанно пренебрегают этой ответственностью?

P.S.

В видео затрагиваются и другие, более философские вопросы (например, религиозные). Но, пожалуйста, помните о названии и цели нашего проекта. Пишите комментарии, относящиеся к обсуждаемым проблемам, и уважайте мнения друг друга. Спасибо.