Чем измеряется успех — количеством нулей на счету в банке или возможностью делать всё, что хочется? Надо ли ждать до пенсии, чтобы получить свою свободу или можно жить так с самого начала, и можно ли назвать это успехов в жизни?

В статье, опубликованной в The New York Times, отец молодого американского исполнителя Dolfish рассказал, как он относится к карьере и образу жизни своего сына, успех которого не в деньгах, а в свободе делать то, что хочется.

Мой сын — 25-летний певец и автор песен, который использует псевдоним Dolfish. Когда мои друзья спрашивают, как продвигается его карьера, я отвечаю: «Там девушка в Индиане сделала татуировку Dolfish на руке», хотя это конечно не очень точный ответ.

Они знают, что Макс был подписан на инди-лэйбл в 23 года, что он много гастролирует, и о нем упоминали на некоторых серьезных музыкальных сайтах и даже основных журналах. Они знают это всё только потому, что я иногда скидываю им разные ссылки, например: «В Paste Magazine написали, что Макс действительно сильный исполнитель» или другое, из American Songwriter, в которой Макс описывается, как «обладатель уникального голоса и текстового мышления»(наверное, «текстовое мышление», это что-то хорошее).

А чего мои друзья не знают, так это как измерить такие достижения в едином масштабе для большинства из нас — по конкретным суммам денег.

Честно говоря, в таком формате я не знаю, насколько успешна карьера Макса. Чего стоит татуировка на предплечье двадцатилетки в штате средних размеров на Среднем Западе?

Какими словами измерить успех?

У эскимосов половина словарного запаса служит для описания снега или других арктических погодных условий, потому что это для них важнее всего. Так может нам изобрести еще один язык, который будет состоять только из цифр? Это будет универсальный язык для нашего времени, но как же он будет беден!

Или лучше сочинить слово, которое будет обозначать «никогда не приходится сидеть на собрании и слушать длинные скучные доклады». Или так: чтобы описать уровень своих успехов, вы говорите выражение, которое означает, что вы каждый день делаете только то, что любите.

Макс просыпается, когда захочет и делает то, что любит. Он избегает большинство вещей, на которые постоянно жалуются успешные люди: сумасшедшие гонки от одного нереального дедлайна до другого, бессмысленные разговоры и комитеты, которые все время всё усложняют.

Он не хочет многого хотя бы потому, что знает — единственный способ быть богатым, это хотеть малого.

И он не берет деньги у родителей. Если в турне он не заработал достаточно денег, чтобы прожить на них следующие несколько месяцев, Макс зарабатывает преподаванием.

Свобода — на пенсии

Недавно, пока я был в отпуске, я сидел на пляже со своим 62-летним другом Дэйлом, администратором больницы и успешным человеком, с какой стороны ни посмотри. Он сокрушался, что наш отпуск вот-вот закончится и придется возвращаться к ежедневной работе.

На фоне таких эмоций, Дэйл рассказал, что собирается делать на пенсии: «Я буду просыпаться, когда хочу, ездить на велосипеде, читать — я очень люблю читать. Еще я хочу научиться играть на цимбалах. А если мне понадобится больше денег, я по несколько часов в неделю буду работать физиотерапевтом. Это была моя первая карьера и первая любовь, пока я не получил MBA и руководящую должность».

Я тогда подумал:«Мне кажется, или Дэйл описывает жизнь Макса?»

Когда я выйду на пенсию, я бы хотел примерно того же, что и мой друг — жить так, как жил в свои 20 лет, пока не стал «успешным». Я хочу писать романы, и может быть, работать неполный день в университете. И путешествовать. Всё, что я хотел, но не мог сделать, пока был молодым и бедным.

Итак, мы живем и учимся. Но в процессе своего обучения, я иногда беспокоюсь о Максе. Сможет ли он когда-нибудь получить кредит в банке? Сможет ли повезти семью в отпуск? И сможет ли вообще позволить себе семью? Если да, то будет ли у него медицинская страховка и все остальное, что нужно для достойной жизни? Ведь все это покупается благодаря не всегда любимой карьере, прежде, чем ты уходишь на пенсию, чтобы делать всё, что хочется.

Еще я беспокоюсь, сможет ли он найти работу, если его музыкальная карьера закончится? Короче говоря, станет ли он когда-нибудь таким же, как мы?

Но пока что, когда люди спрашивают меня о карьере Макса, я отвечаю им так: «Это вне системы. Он живет, как миллионер на пенсии».