Рождение iPhone, часть 1

Сегодня мы публикуем заключительную часть перевода главы «The Birth of the iPhone» из новой книги Линдера Кани «Джони Айв: гений за кулисами величайших продуктов Apple», которая посвящена созданию самого первого iPhone. Многие из этих подробностей раньше оставались неизвестными для широкой публики, но сейчас у нас есть возможность узнать больше о том, как создавался самый важный продукт для Apple.

Итак, для снижения рисков руководство решило параллельно разрабатывать два телефона. Секретный проект телефона получил кодовое имя «Purple», которое было сокращено просто до «P». Один телефон основывался на iPod nano и получил имя P1, а другой — полностью новая разработка под ведомством Айва на базе Модели 035 — назвали P2.

Проект P1 вёл Тони Феделл. У его группы была мысль каким-то образом внедрить телефон в существующий iPod.

Мэтт Роджерс, отчаянный молодой инженер, работавший с Феделлом, стал ответственным за создание программного обеспечения для устройства. Ранее Роджерс впечатлил Феделла тем, что переписал некоторые сложные программы для тестирования iPod.

Как обычно, исследования шли в полной секретности. Роджерс вспоминает о тех временах:

«Никто в компании не знал о том, что мы работали над телефоном. А ещё у нас было много дополнительной работы. В то время команда iPod также занималась новым iPod nano, новым iPod classic и shuffle».

7

Через 6 месяцев команда Феделла представила более-менее работающий прототип «iPod плюс телефон». Колесо плеера использовалось для выбора контакта, наподобие старых барабанных телефонов. Разработка умела принимать и совершать звонки. На основе этого эксперимента Apple подала заявки на несколько патентов. Один из них подразумевал возможность создания текстовых сообщений с помощью системы предиктивного ввода.

Однако, P1 было слишком ограниченным. Обычный набор номера становился болью. Устройство не могло выходить в Интернет, на нём нельзя было запустить приложения. Позже Форсталл сказал, что «iPod плюс телефон» был горячей темой в обсуждениях. Самой большой проблемой было то, что у команда изначально была загнана в жёсткие рамки в плане дизайна. Использование существующего устройства сильно ограничивало, и это было плохо для поставленной им задачи.

«У P1 был маленький экран и это колесо, и мы никуда не могли уйти от этого… но иногда нужно пробовать что-то, чтобы потом выбросить это».

Ещё через 6 месяцев разработки P1 Джобс убил проект. Он сказал:

«Честно говоря, мы можем лучше, ребята».

Феделл не хотел признавать поражение.

«Мультитач был рискованным, потому что никто его ещё не опробовал, а также потому, что не было уверенности в возможности уместить все необходимые аппаратные средства в такой небольшой объём».

Феделл с самого начала скептически относился к сенсорным экранам, и он основывался на опыте устройств наподобие Palm Pilot — они были неуклюжими и неудобными. Однако, Стив верил в успех:

«Мы все знаем — это то, что мы хотим сделать. Так давайте заставим это работать».

Так сказал Джобс о проекте P2 после неудачи гибрида iPod и телефона. Спустя 2 года, во время презентации iPhone на MacWorld, он в шутку показал изображение iPod с барабанным набором номера на экране. Он назвал это тем, как нельзя делать телефон, и аудитория рассмеялась. Тогда мало кто мог знать, что именно такая концепция могла лечь в основу телефона от Apple.

8

Новая команда берётся за дело

После принятия решения о дальнейшей работе над P2 Джони был назначен главным по промышленному дизайну проекта, Феделл занялся инженерными вопросами, а Форсталл, прежде ответственный за Mac OS X, должен был превратить компьютерную операционную систему в совершенно новую операционную систему для телефона.

Дизайнерская команда Джони работала над iPhone без малейшего представления об операционной системе, которая в нём будет. Сначала они работали с пустым чёрным экраном, а позже — с изображением интерфейса с загадочными макетами иконок. С другой стороны, разработчики программного обеспечения не видели прототип самого устройства. Один из дизайнеров вспоминает тот опыт с вымышленным экраном iOS:

«Я до сих пор не знаю, что означала та иконка с молнией».

А вот сам Джони знал всё. Он был в курсе всех разработок Форсталла и постоянно общался с Джобсом и другими членами руководства. Он же давал рекомендации и наставления команде дизайнеров. Внутри студии ведущим дизайнером по проекту «Purple» был назначен Ричард Говард.

В самом начале немногие из посвящённых были уверены в том, что смогут разработать телефон.

«Это был полный Research & Development по всем направлениям».

Фактически, это означало создание самого сложного продукта в истории компании, попутно занимавшейся при этом ещё и MacBook, и линейкой iPod. Ключевые сотрудники изымались из текущих проектов, что приводило к задержкам в выходе одних продуктов, и полному закрытию других.

Если бы проект не удался, для компании это имело бы серьёзные последствия. Форсталл описывал ситуацию так:

«Не достигни мы успеха, помимо ущерба для текущих продуктов нам было бы нечем заполнить образовавшуюся брешь».

Джобс позволил руководству брать для проекта любых сотрудников, но только из числа тех, кто уже работал в компании. Для Форсталла это было настоящим испытанием:

«Это было довольно сложной задачей. То, что мне предстояло делать — это находить людей, которые были суперзвёздами в компании, потрясающими инженерами, и я должен был приглашать их в свой офис, просить присесть и говорить: ты суперзвёзда в своей роли, твой менеджер обожает тебя. Ты будешь невероятно успешным в Apple, если просто останешься в своей текущей роли и будешь продолжать делать то, чем занимаешься сейчас. Но у меня есть для тебя иное предложение, другой вариант. Мы начинаем новый проект, и он настолько секретный, что я не могу даже сказать тебе о чём он… и к моему удивлению, некоторые чрезвычайно талантливые люди принимали вызов, и вот так я собрал команду iPhone».

Форсталл оккупировал целый этаж в штаб-квартире Apple и заблокировал его.

«Мы поставили двери с электронными пропусками, везде были камеры, а чтобы попасть в некоторые лаборатории нужно было пройти авторизацию 4 раза. Это место назвали «Purple Dorm».

Форсталл продолжает:

«Люди находились там всё время. Они были там по ночам. Они были там по выходным. Вы знаете, там пахло чем-то вроде пиццы. На входной двери была вывешена надпись «Бойцовский клуб», потому что первое правило клуба — не говорить о клубе».

9

При разработке iPhone Джони Айв считал важнейшим параметром ощущения, возникающие у пользователя при использовании продукта:

«Когда мы находимся на раннем этапе дизайна, когда мы пытаемся определить ключевые цели, то зачастую речь идёт о восприятии. Мы говорим о том, как вы относитесь к продукту, но не в физическом смысле а в смысле восприятия».

Джони верил, что суть iPhone — его экран. Ещё в ранних дискуссиях дизайнеры сошлись на том, что не должно быть ничего, что отвлекало бы пользователя от экрана. Джони называл экран «бескрайним бассейном» по аналогии с теми высококлассными бассейнами с невидимыми границами. Команда сразу же поставила окончательную точку по вопросу дисплея с целью избежать любых идей, принижающих его значение. Джони хотел, чтобы дисплей был «волшебным» и «удивительным».

Позже, осенью 2004 года, команда Джони начала работу над двумя вариантами дизайна. Первый вариант назывался «Extrudo» и был инициативой Криса Стрингера. Такой дизайн походил на iPod mini: сплющенная труба из штампованного алюминия, анодированного с применением различных цветов.

У Apple уже было большое количество таких производственных линий, использовавшихся для создания iPod. Это было преимуществом данного концепта, а ещё Джони нравилось то, что можно сделать с помощью штамповки.

Другой вариант дизайна назывался «Сэндвич», и курировал эту модель Ричард Говард. Сделанный преимущественно из пластика, такой бутерброд представлял собой прямоугольный вариант дизайна с равномерно закруглёнными краями и металлом, опоясывающим корпус.

Джони и команде больше приглянулся Extrudo, и они сосредоточили внимание на этом концепте. Они пробовали варианты с прессовкой как по оси Х и по оси Y, но тут же натолкнулись на серьёзную проблему. Острые грани врезались в кожу лица при попытке приложить телефон к уху. Джобса это особенно бесило.

11

Для смягчения граней были добавлены пластиковые заглушки. Они же помогли решить проблему с антеннами. В iPhone предполагалось использовать 3 вида связи: Wi-Fi, Bluetooth и сотовый модуль. Радиоволны не проходят через металл, и пластик тут оказался просто необходим.

Команда пыталась решить проблемы дизайна Extrudo, но тесты показали невозможность нормальной работы такого устройства без увеличения размера пластиковых заглушек для модулей связи. Однако, эти же заглушки портили всю прелесть изначального внешнего вида корпуса.

«Мы пытались выяснить, как не нарушить принцип дизайна из-за антенн, как убрать острые грани и так далее, но оказалось, что с повышением комфорта использования устройства дизайн неизбежно страдал».

У Extrudo была и другая проблема, которая терзала Джобса: металлическая рамка отвлекала от экрана. Это противоречило изначальной идее Джони. Позже сам Джони вспоминал, как его смутило то, что Джобс сделал на этом акцент.

Apple отказались от Extrudo и остались с сэндвичем.

15

У этого дизайна были свои преимущества, в том числе отсутствие острых граней, способных причинить дискомфорт уху пользователя. Однако, прототипы были слишком большими и неуклюжими,что заставило команду Джони повоевать с размерами с целью сделать устройство меньше. Они пытались втиснуть в телефон множество технологий, многие из которых даже не были достаточно миниатюрными, чтобы использовать их в мобильной технике.

(via)