На ноябрьском аукционе Sotheby’s в Нью Йорке мир увидел результат совместной работы таких гениев дизайна, как Джони Айв и Марк Ньюсон. Друзья и коллеги по цеху объединились, чтобы создать и выбрать более 40 предметов, выручка от продажи которых поступит на нужды (RED) — кампании по борьбе с ВИЧ-инфекцией, организованный фронтменом группы U2 Боно. В преддверии этого события, журналист Vanity Fair, Пол Голдбергер встретился с дизайнерами и узнал, какая философия их объединяет и что общего в создании iPhone и интерьеров авиалайнеров.

Конечно, далеко не все 40 предметов были созданы Айвом и Ньюсоном совместно. Эти двое, хоть и являются давними друзьями, живут и творят по разные стороны океана. Айв работает в “Храме минимализма” в Купертино, а Ньюсон — в своей частной дизайнерской студии в Лондоне. И все-таки, специально для аукциона и кампании (RED) они объединили силы и создали в единственных экземплярах металлический стол и камеру Leica. Также, посетители аукциона увидят вещи, облик которых дизайнеры изменили — белоснежный рояль Steinway, под крышкой которого скрывается ярко-алый цвет и копию cеребрянного кувшина Георга Дженсена. А большинство предметов, таких, как например скафандр русского космонавта circa-1990 или эскиз сценического костюма Элвиса Пресли, были найдены и отобраны дизайнерами специально для аукциона.

130612RD_steinway_piano_137_key

Я встретился с Айвом и Ньюсоном в отеле Мандарин в Сан-Франциско. Оба одеты просто и со вкусом, как рядовые жители этого солнечного города, оба обожают говорить и часто договаривают фразы друг за другом и очень сильно отличаются от других “верхушек корпораций” с которыми мне доводилось иметь дело. Айв по-дружески разливает шампанское и начинает объяснять, почему он был так рад работать с Ньюсоном над коллекцией для аукциона. Сфера деятельности Ньюсона гораздо разнообразнее, шире и “разноцветнее”, чем сдержанный и строгий минимализм Айва, но философия их во многом схожа.

“Мы оба — настоящие фанатики в том, что касается вещей, которые не видны невооруженным взглядом”, — говорит Айв.“Это как делать заднюю стенку комода. Никто ее никогда не увидит, но ее нельзя делать как попало. Наши творения — это форма коммуникации, они демонстрируют наши ценности”.

“Я замечаю, что вокруг очень мало таких же перфекционистов как мы. Честно говоря, это болезнь” — добавляет Ньюсон

Оба дизайнера обожают все, что связанно с материалами и готовы часами говорить о том, как материал влияет на создание объекта, а создание — на результат. Айв — сын английского ювелира, а Ньюсон вырос в Австралии, где изучал ювелирное дело и скульптуру. Оба считают, что ручной труд — превыше всего. Есть некоторая ирония в том, что Айв — человек, который сделал такой огромный вклад в цифровые технологии, разочарован и даже зол оттого, что технологии создали такую огромную пропасть между дизайном и непосредственно ручной работой. “Мы живем в такое время, когда вещи создаются на экране компьютера” — говорит он — “люди, закончившие дизайнерский колледж, абсолютно ничего не могут сделать своими руками! Они не умеют работать с материалом, а ведь пока не возьмешь материал в руки — ты не поймешь и десятой доли этой работы”.

Одна из черт, которые так сильно отличают устройства Apple от других — это то, что внешне они фактически не ассоциируются с механическими машинами. Они выглядят натурально и… их хочется потрогать, хочется держать в руках. Айв создает не произведения искусства, которые могли бы занять место в музее минимализма, но реальные вещи для реальной жизни, которыми можно пользоваться в повседневной жизни.

“Проблема многих компаний, производящих технику или другие товары массового потребления, в том, что они считают дизайн незначительным дополнением после того, как инженеры завершат свою работу”, — говорит Айв.“В Apple дизайнеры не просто наемные рабочие, но полноправные участники всего рабочего процесса”

“Самое важное в моей работе — это стараться сделать все, что в твоих силах и по-настоящему заботиться о своем творении. Это трудно объяснить, но я отношусь к iPhone с тем же трепетом, с каким относятся к своим “детищам” создатели часов или других очень дорогостоящих товаров. И, знаете, я очень рад, что создаю что-то, что доступно многим”, — поделился Айв.

Ньюсон, конечно, принадлежит к совсем другому классу дизайнеров. Он не создавал ничего, что появилось бы в каждом доме. Его руке принадлежат интерьеры пассажирских самолетов А380 австралийской авиакомпании Quantas, он занимался созданием концепта автомобиля Ford, а одно из его ранних творений — кресло Lockheed Lounge (всего их 10 экземпляров) было продано на аукционе в 2009 году за 1,6 миллионов долларов. Ньюсон имеет гораздо больше свободы для творчества, в то время как Айв вынужден подчиняться корпоративной культуре Apple.

Ньюсон и Айв познакомились в Японии в конце 90-х, но ни один из них не может вспомнить при каких обстоятельствах. С того момента они стали близкими друзьями, несмотря на то, что живут на разных континентах. Оба обожают машины и ежегодно вместе с семьями в середине июля посещают Британский Фестиваль Скорости — выставку антикварных и коллекционных автомобилей в Западном Эссексе, чтобы полюбоваться уникальными авто от винтажных Porsche до гоночных боллидов Формулы 1.

Фронтмен группы U2, Боно уже давно занимается благотворительностью. После ошеломляющего успеха аукциона предметов искусства в рамках кампании (RED) в 2008 году (тогда было собрано более 40 миллионов долларов), он решил, что пришло время для дизайнерского аукциона. Ньюсон и Айв приняли участие не случайно, Боно уже давно знаком с ними обоими и искренне восхищается ими как профессионалами своего дела и как просто хорошими людьми. Оба с радостью согласились поработать вместе.

Однако, согласиться — это было одно, а начать работу — совсем другое. “У нас были небольшие разногласия с Джони вначале”, — признается Ньюсон. Проблема заключалась в том, с чего начать. Оба хотели сделать коллекцию современной и классической одновременно, но в то же время шокирующей и удивляющей, и, конечно, привлекательной для покупателей, ведь все-таки это не просто выставка, а аукцион, где прибыль имеет огромное значение. Как видите, задачу они поставили себе не из легких.

 130613RD_Leica_219_alt_angle

Работа заняла полтора года. Несколько месяцев заняли одни лишь раздумия и решения о том, что включить в коллекцию. Затем долгие месяцы посещений фабрик, где были произведены в единственном экземпляре вариации на тему классических предметов, таких как рояль Steinway или красное кожаное седло Hermès. Создание подобных вещей занимает очень много времени, ведь это кропотливая ручная работа.

Изначально, Айв и Ньюсон думали, что создадут несколько вещей “с нуля”, но времени хватило лишь на две. Одна из них — аллюминиевый стол, в котором очевиден авторский подчерк Айва, так как представляет собой три максимально тонких металлических пластины с зауженными краями, что несомненно напоминает Mac. Вторая — это камера Leica, изнутри такая же, как и другие камеры этой модели, но снаружи Айв и Ньюсон сделали ее дизайн гораздо минималистичнее, кнопки практически не выступают из корпуса (как кнопки большинства устройств Apple) и идеально вписываются в общий сдержанный стиль камеры. Это одновременно произведение искусства и устройство, которым можно пользоваться. На данный момент, камера оценивается в фантастическую сумму — 500-750 тысяч долларов. Ее создание заняло больше 9 месяцев, а в процессе работы было создано около тысячи прототипов и пятиста моделей, задействовано было более 50 инженеров, общее время которых составило около 2 тысяч часов.

Остается лишь догадываться, кому достанется эта уникальная камера. Сам же организатор кампании, Боно отшучивается: “Вряд ли ее купит фотограф, миллионер или коллекционер. Айв и Ньюсон так обожают свою Leica, что побьют все рекорды, соревнуясь друг с другом за право ей обладать”

***

 (via)