Когда Альберт Эйнштейн натыкался на лежащий на улице окурок, он мог подобрать его и использовать оставшийся в нём табак для забивания трубки. Гуляя по Лондону, Чарльз Диккенс никогда не расставался со своим зонтом, даже если это был самый ясный и солнечный день. Бьорк Гвюдмюндсдоуттир пришла на церемонию «Оскар» в костюме-платье лебедя — что может быть более гениальным? Или прекрасным? Или странным?

Многолетние исследования показывают, что гениальность и сумасшествие зачастую являются неразрывными. Но почему так происходит?

Во многом такое положение дел объясняется окном, через которое мы получаем информацию. Наши органы восприятия постоянно отправляют в мозг огромное количество информации, и всё это взаимодействует с памятью и образами из прошлого, с нашим опытом. Этот бурлящий поток нужно фильтровать, отделяя релевантную информацию от ненужной. Наличие сильного фильтра даёт человеку удивительно полезные качества. Такие люди обладают великолепным умением сосредотачиваться, концентрировать внимание. Наличие более слабого фильтра напрямую связано с психическими заболеваниями — и креативностью.

В то время, как большинство из нас наделено соответствующими внутренними «тормозами», помогающими отбрасывать ненужные данные, креативные люди вынуждены иметь дело с состоянием, которое гарвардский психолог Шелли Карсон называет когнитивной (познавательной) расторможенностью. Корректнее всего назвать это свойство как «неспособность игнорировать информацию, не относящуюся к текущим целям и необходимости выживать». Другими словами, это позволяет человеку получать больше информации, чем ему нужно в данный момент.

Человек со слабыми когнитивными тормозами увидит не просто жёлтую настольную лампу. Он также может подумать о бананах, о Губке Боб, или Губке Боб, который ест бананы, или создаст в голове целую диссертацию на тему того, любит или нет Губка Боб есть бананы, и как ему получить бананы на дне океана.

В исследовании, проводившемся в 2003 году, Карсон обнаружила, что люди, достигшие творческих успехов, в 7 раз чаще имели низкие, нежели высокие оценки по уровню интеллектуального развития. Эти данные подтолкнули её к гипотезе: когнитивная расторможенность открывает путь в наше сознание гораздо большему количеству информации, с которой в дальнейшем можно работать. Результатом этой деятельности являются творческие идеи.

Эти исследования позволяют нам иначе взглянуть на природу креативности. Мы видим выходные результаты — великолепные образцы живописи, шедевральные романы и примеры «взрывного» бизнеса, но всё это является результатом обработки входящей информации — опыта, который хранится в нашей голове. Именно поэтому нам стоит оставаться открытыми окружающему нас миру.