Генеральный директор Apple, Тим Кук, уверен — лучшие дни компании еще впереди. Многие пророчат Apple снижение продаж и упадок инноваций, но ее глава не теряет оптимизма. Почему? Об этом он рассказал в большом интервью Wall Street Journal, которое вышло в конце прошлой недели.

WSJ: Бытует мнение, что Apple перестала быть растущей компанией. Что скажете на этот счет?

Кук: В прошлом году наши доходы выросли примерно на 14-15 млрд долларов. Да, в процентах это меньше, чем в позапрошлом году или два года назад и т.д. Но это не значит, что мы перестали расти. Мы пережили невероятный рост — 65 миллиардов, 100, 150, а затем и 170 — это беспрецедентные числа. Я не знаю компании, которая продолжала бы расти достигнув такого уровня. Когда вы сравниваете “14-15 млрд долларов” с нашими прошлыми показателями, очевидно, что это меньше, но в то же время это словно за год мы прибавили три компании из Fortune 500. Не думаю, что мы перестали расти.

Последний квартал был примечательным во многом. Он стал для нас самым прибыльным в истории. Продажи iPhone и iPad были высоки как никогда, более того, это был один из самых прибыльных кварталов для Mac, в момент, когда индустрия ПК идет на спад. Мы выросли на 19% — это просто фантастика.

WSJ: Как обстоит ситуация на развивающихся рынках?

Кук: Одной из главных задач прошлого года для нас стало проникнуть на развивающиеся рынки. Если говорить об iPod или Mac, они всегда пользовались огромным успехом на развитых рынках, например, в США, Австралии, Франции, Германии и Японии. Но они никогда не были популярны на развивающихся рынках, особенно iPod. Таким образом, именно iPhone стал нашим первым устройством, привлекшим покупателей в Китае, России, Бразилии, Индии, Малайзии, Индонезии, Таиланде и Филиппинах.

За последние 12 месяцев мы заработали в Китае около 30 млрд долларов. Я не знаю ни одной американской компании, которая имела бы такой доход на Востоке. Это то, чем мы действительно гордимся и мы проделали долгий путь, чтобы достичь этого.

China Mobile представит LTE (беспроводная связь четвертого поколения) уже в этом году. И даже заключив партнерство с China Mobile, мы предоставляем нашу продукцию всего 2/3 абонентов в мире. В этом квартале мы подписываем договоры с 50-ю новыми операторами связи.

WSJ: Вы неоднократно упоминали, что Apple откроет для себя новые категории продуктов в 2014 году. А что насчет улучшений уже существующих продуктов?

Кук: В этом суть инноваций. У нас был период чрезвычайно богатый на инновации. Мы выпустили множество новинок за прошедшие несколько месяцев — iPad Air, iPad mini Retina. Мы выпустили Mavericks и iOS 7. И впервые мы представили сразу два iPhone — 5C и 5S. Мечта о разблокировке с помощью отпечатка пальца воплотилась в жизнь. Инновации в Apple живы и отлично себя чувствуют, но мы по-прежнему способны на большее.

Мы в Apple верим, что невозможно создавать устройства на одном уровне качества и идеально связать их между собой как внешне, так и внутренне, если создаешь сразу и много. Мы планируем придерживаться этого правила и сделать мало, но сделать отлично. Новые категории будут и мы работаем над удивительными новинками, но пока мы не готовы о них говорить. Но уверяю, то над чем мы работаем — действительно невероятная вещь. Думаю, когда она увидит свет, никому в голову не придет назвать это не новой категорией.

Новые категории будут и мы работаем над удивительными новинками, но пока мы не готовы о них говорить. Но уверяю, то над чем мы работаем — действительно невероятная вещь.

Я считаю, что Apple будет расти разивая и совершенствуя уже существующие продукты. Мы еще далеко не покорили весь мир с iPhone, люди по-прежнему покупают “кирпичи” или покупают смартфоны, но не используют все их возможности.

Ранее мы уже говорили о том, что рынок планшетов будет больше, чем рынок ПК. Как ни странно, это происходит быстрее, чем мы предполагали. ПК по-прежнему покупаются, но большинство их пользователей с легкостью “пересело” бы на iPad — для нас это отличная возможность.

Мы не забыли про Mac. Многие сейчас пророчат персональному компьютеру полный упадок, но мы бросаем немалую часть своих сил на создание компьютеров будущего. Совсем скоро вы увидите, что мы для вас готовим. Мы уверены, что раз уж люди постепенно отказываются от ПК, Mac должен стать тем, что вам нужно, если вам нужен именно персональный компьютер.

WSJ: Насколько для вас важны показатели доли на рынке смартфонов? Вы часто говорите, что Apple стремиться сделать лучше, а не больше.

Кук: Я рассматриваю рынок мобильных телефонов как три категории: обычные мобильные телефоны (не смартфоны), “смартфоны”, которые используются и функционируют как обычные телефоны и, наконец, настоящие смартфоны. Меня волнует лишь доля на рынке последних. Мне не важно, сколько продано “кирпичей” — чем больше их продадут, тем лучше, ведь их покупатели — в будущем потенциальные покупатели наших смартфонов, настоящих. То же самое и со второй категорией. Мне бы хотелось “обратить” как можно больше людей в пользователей настоящих смартфонов.

Итак, меня заботит лишь последняя категория и в ней мне хочется лидировать. Мы номер один в США, в Канаде, в Японии, номер два в Восточной Европе и в Западной Европе. Мы номер два в Азии (если исключить Японию). Таким образом, в большинстве крупных стран мира мы — номер один или два. Хотелось бы мне стать первыми там, где мы вторые? Несомненно. Если существует возможность достичь этого, не изменяя нашим принципам, сохранять качество — мы это сделаем. Но мы не станем делать хлам и мы не допустим, чтобы логотип Apple появился на том, что создал кто-то совсем другой.

Может показаться, что говоря это, я соглашаюсь на меньшее. Но я не говорю, что доля на рынке не важна — я никогда бы такого не сказал. Я лишь имею ввиду, что наша важнейшая задача — это создание удивительных вещей и мы должны заниматься этим в первую очередь.

Может показаться, что говоря это, я соглашаюсь на меньшее. Но я не говорю, что доля на рынке не важна — я никогда бы такого не сказал.

WSJ: Многие хотят iPhone с большим дисплеем. Вы против этого?

Кук: Мы уже говорили, что пока технология не готова, мы не перейдем эту черту. Речь не идет о том, что этого никогда не случится, но мы хотим представить покупателям то, что сочтем идеальным — не только в размерах, но и в разрешении, в четкости, в контрастности и надежности. Существует много параметров, по которым оценивается качество дисплея и мы заботимся о каждом из них, потому что это — окно в “сердце” устройства, его программное обеспечение.

Речь не идет о том, что этого никогда не случится, но мы хотим представить покупателям то, что сочтем идеальным — не только в размерах, но и в разрешении, в четкости, в контрастности и надежности.

WSJ: Повторится ли с рынком смартфонов история с рынком ПК,  где Apple — уже далеко не новичок?

Кук: Мне так не кажется и на это есть несколько причин. Вспомните войну Mac и Windows — огромный разрыв был из-за разного количества приложений. Разница в числе приложений для Mac и для Windows была огромна и становилась все больше и больше. Сегодня у нас есть более миллиона приложений для iOS и больше полумиллиона — оптимизированы для iPad. Сравните полмиллиона и 1000 оптимизированных под планшеты Android. Это одна из причин, по которым пользоваться планшетами на Android просто невыносимо — приложения на них ничто иное, как неряшливо растянутые копии мобильных приложений.

К тому же, Windows фактически был единой вещью, а Android — как Европа. Название Европа придумали для американцев, которые не понимали, что Европа — это множество стран, а не штатов. Они все абсолютно разные. Android — это множество вещей. Сколько людей, пользующихся Kindle, в курсе, что они пользуются Android? А теперь взгляните на то, что делает Samsung. День и ночь.

К тому же, Windows фактически был единой вещью, а Android — как Европа. Название Европа придумали для американцев, которые не понимали, что Европа — это множество стран, а не штатов. Они все абсолютно разные.

Сравнение неуместно. Я не вижу сходства между историей с ПК и рынком смартфонов. Спросите любого, кто видел ситуацию на рынке ПК того времени изнутри — ответ будет таким же.

WSJ: Как Вы считаете, почему Google продала Motorola компании Lenovo?

Кук: Я не был удивлен. Это выглядит логичной транзакцией. Google избавляется от того, что приносит убытки, чего-то, в чем они не заинтересованны. Я считаю, что очень трудно создавать железо, программное обеспечение и сервисы одновременно и связать их всех воедино. Это то, что делает Apple особенной. Это действительно сложно, так что я не удивлен, что они не собираются этим заниматься.

WSJ: Многие инвесторы считают, что вам нужно придерживаться более агрессивной политики в том, что касается возврата прибыли акционерам. Какова ваша точка зрения?

Кук: Мы начали возвраты акционерам в 2012-м. Это была комбинация дивидендов и обратного выкупа акций. Мы вдвое увеличили программу в 2013. Когда мы сделали это, то стали одним из крупнейших плательщиков дивидендов в мире и имели самую крупную программу обратного выкупа в истории. Мы считаем, что у нас гораздо больше денег, чем необходимо, чтобы вести бизнес. Мы это осознаем. Мы планируем и дальше увеличивать возвраты и прислушиваться к нашим акционерам — они владельцы нашей компании. Но это очень сложная система, в которой нужно учитывать множество факторов. Все совсем не просто.

WSJ: Что насчет предложения Карла Айкана потратить 50 млрд долларов на программу выкупа акций до сентября, что противоречит вашим планам?

Кук: Мы считаем, что акционерам так же, как и нам самим, нужна гибкая программа возврата. Завтра мы можем увидеть большую компанию, которую нам необходимо будет купить или на рынке произойдет нечто непредвиденное. Мы хотим соответствовать ожиданиям тех, кто вкладывает в наши акции на долго, а не “трейдеров-однодневок”.

Мы строим компанию “на века” и принимаем решения с этой точки зрения. Мы прислушиваемся к мнениям наших акционеров, подстраиваемся под них и уже в марте, апреле представим изменения в плане, который был озвучен в прошлом году.

WSJ: Apple никогда не покупала компаний за миллиард долларов. Google скупает всех, в том числе и ваших старых друзей в Nest. Изменило ли это ваше отношение к большим приобретениям?

Кук: Мы смотрим на большие компании и у нас нет предрассудков на счет подобных приобретений. Однако, мы не стремимся поскорее избавиться от денег, делая список из 10 гигантов индустрии и говоря: “Окей, давайте купим вот это”. Мы без проблем потратим 10-значную сумму на нужную нам компанию, которая будет идеально соответствовать нашим долгосрочным целям, но таких пока нет.

Мы не станем покупать компанию, чтобы просто стать больше. Что-то, что поможет создать удивительные продукты, что-то стратегически важное — вот, чем мы руководствуемся заключая сделки, размер и стоимость не имеет значения.

***

(via)