История основателя Apple, Стива Джобса — одна из самых известных фигур в американском бизнесе. Молодой длинноволосый любитель Боба Дилана открывает в гараже компанию, которая изменит мир. Но, как и в любой истории успеха, в ней есть как хорошие моменты, так и плохие. До появления iPhone и iPad, в то время, когда Джобс был главой недолговечной компании NeXT, он дал большое интервью журналу Rolling Stone. На дворе был 1994 год — Джобса уже давно выставили из Apple, интернет по-прежнему был обителью лишь гиков и академиков, и казалось, что революция персонального компьютера подошла к концу. Но даже в самые трудные моменты своей карьеры, Джобс сохранял невероятную уверенность в безграничном потенциале ПК. Прочитав это интервью, вы узнаете, что Джобс думал насчет КПК и объектно-ориентированном программировании, а также о его отношениях с Биллом Гейтсом.

Прошло десять лет с момента выхода Macintosh. Когда вы смотрите на индустрию сегодня, что кажется вам самым удивительным?

Люди иногда говорят мне: “Ты работаешь в самой быстро развивающейся индустрии в мире!”. Мне так не кажется. Скорее, я работаю в одной из самых медленных — уходит вечность на то, чтобы что-то сделать. Графический интерфейс, который мы сделали на Macintosh, на самом деле был на Xerox PARC и в Стендфордском “умном” танке SRI еще в середине 70-х. И вот мы здесь — середина 90-х, а графический интерфейс совсем недавно стал стандартом. Задержка в 10-20 лет — это очень много.

Причина, на мой взгляд, в том, что необходима уникальная комбинация технологии, таланта, предпринимательской и маркетинговой смекалки, а также удача, чтобы сделать некое заметное изменение в этом бизнесе. Это случается не часто.

Еще одна интересная вещь в том, что в целом, бизнес является катализатором для этих изменений. У бизнесменов есть куча денег и они готовы платить за то, что сохранит им эти деньги или принесет новые. Иногда это становится трудной задачей, потому что большинство талантливых компьютерщиков не хочет помогать корпоративной Америке.

Хороший пример — это КПК, такие как Apple Newton, например. Я отношусь к ним без особого оптимизма и я скажу вам почему. Большинство людей, которые разрабатывают КПК видят их назначение в том, что люди купят несколько и раздадут своей семье. Один мой друг создал компанию Genegeral Magic, они собираются потягаться с Newton. Так вот они считают, что такая штука будет у ваших детей, у вашей бабушки и вы будете дружно обмениваться сообщениями. Хорошо, полторы тысячи долларов за штуку с беспроводным модемом внутри? Не думаю, что найдется много желающих приобрести три-четыре таких “для всей семьи”. Люди, которые купят КПК в первые 5 лет — это продвинутые пользователи.

Проблема в том, что психология создателей этих штук не позволяет им надеть костюмы, вскочить в самолеты и отправиться в офис крупной компании, чтобы предложить там свое изобретение.

Чтобы сделать качественные изменения, революционные изменения, необходима комбинация технических знаний, бизнеса, маркетинга, и культуры, которая совпадет с причиной, по которой вы создали продукт, причиной, по которой люди захотят его купить. Я уважаю постепенные изменения и нередко совершал их в моей жизни, но я всегда был больше склонен к революциям. Я не знаю почему. Наверное, потому что они сложнее. Они тяжелее в эмоциональном плане. И как правило, каждый раз ты вынужден пройти через период, когда каждый утверждает, что твоя работа — полный провал.

Это тот самый период, из которого вы сейчас выходите?

Надеюсь. Я уже проходил через это и недавно прошел снова.

Как вам известно, большая часть моей карьеры была связана с программами. Apple II был мало с этим связан, а вот Mac был скорее софтом в крутой коробке. Мы не могли, конечно же, выпустить софт без этой самой “коробки”, но в нем именно софт был на первом месте. Я принимал участие в разработке PostScript и основании Adobe — все это про программирование. И то, что мы делали в NEXTSTEP было посвящено программированию. Мы пытались продать софт в очень крутой коробке, но получили ценный урок. Когда вы предлагаете людям выйти из мейнстрима — для них это риск. Поэтому вы должны предложить им хорошую награду, иначе их риск будет бессмысленным и они не двинутся с места.

Мы поняли, что награда не может звучать как “лучше” или “в два раза лучше” — этого недостаточно. Наградой должно быть улучшение в три, четыре или целых пять раз, чтобы покупатель отказался от старого и согласился платить за новое.

Проблема в том, что в случае с железом, вы не должны делать компьютер в два раза лучше, чем какой-то другой — слишком много людей знают, как это сделать. Вы большой везунчик, если знаете как сделать в три раза лучше, но уже через полгода кто-то вас обязательно догонит. Возможность оторваться существует в программировании. Признаюсь, я считаю, что прыжок, который мы совершили на пять лет опережает любых наших конкурентов.

Давайте поговорим о развитии ПК. Около 30% домов в Америке имеют компьютер. Офисы опутаны проводами. Приставки для видеоигр очень быстро становятся такими же мощными, как и ПК. В скором времени они смогут делать все то же самое, что и компьютеры. Революция ПК позади?

Нет. Я не особо понимаю, почему вы спрашиваете, но революция ПК еще далеко не закончилась. То, что случилось с Mac было… стоп, сперва я расскажу вам свою теорию о Microsoft. У Microsoft за 10 лет было две цели. Первая — скопировать Mac, а вторая — скопировать успех табличного процессора Lotus. Им удалось достичь и того, и другого, но теперь они в полной растерянности.

Им было легко скопировать Mac, ведь тот фактически не менялся за эти 10 лет. Может, процентов на 10 изменился. Легкая мишень. Я удивлен, что у Microsoft ушло 10 лет, чтобы попасть по ней. Apple, к сожалению, тоже не заслуживает похвалы. Они инвестировали сотню за сотней миллионов долларов в исследования и разработки, но эффект почти нулевой. Они почти не создали никаких инноваций со времен выхода первого Mac.

И вот сегодня гены Macintosh распространились по всей земле. 90% в форме Windows, но, тем не менее, существует уже десяток миллионов компьютеров, которые работают как Mac. Это потрясающе. Вопрос лишь в том, что дальше. Что будет поддерживать революцию ПК?

Если вспомнить цель  80-х, ею была индивидуальная продуктивность. Средством ее достижения могли выступить программы, находящиеся в широкой продаже. Цель 90-х? Компьютер становится скорее посредником в общении, чем вычислительной машиной. От индвидуальной продуктивности мы переходим к продуктивности целых организаций, продуктивности их деятельности. Я имею ввиду, что рынок мейнфреймов и миникомпьютеров по-прежнему так же велик, как и рынок ПК. Люди не покупают эти машины, чтобы установить на них общедоступные программы вроде табличных или текстовых редакторов. Они покупают их, чтобы те выступали в качестве автоматизированного сердца их компании — такие программы не купишь “в магазине неподалеку”. У вас не выйдет купить программу для управления больницей, крупным бизнесом или телефонной сетью. Их не существует. А если и существует что-то на подобии, то вам придется потратить кучу усилий, чтобы настроить их под свои нужды.

Эти специализированные программы всегда использовались “в подсобке” — в подсчетах и производстве. Но бизнес становится все более и более продвинутым, покупатели ждут все больше и больше и эти программы постепенно внедряются в подразделения, обслуживающие непосредственно клиентов. Сегодня, если у компании есть новый продукт, он состоит из трех элементов — идея, канал продаж и приложение, которое может этот продукт внедрить. Без последнего никак. У меня есть хороший пример: телефонная компания MCI’s Friends and Family сделала один из успешнейших шагов в мире бизнеса за последнее десятилетие — предложила сниженные цены за звонки между своими абонентами. AT&T были монополистами тогда, но они никак не реагировали целых 18 месяцев и потеряли миллионы долларов. Почему? Они просто не могли создать программу, которая управляла бы новой системой счетов!

Но каким образом это связанно с новым поколением ПК?

Я уверен, что новое поколение ПК будет оснащено гораздо более продвинутыми программами и специализированными программами для бизнеса. Бизнесмены купили себе компьютеры с базовыми программами, но те, естественно, не произвели на них впечатления. Они хотят работать с помощью ПК, а значит им нужны и общедоступные, и особые программы.

К тому же, меня не радуют ныне существующие базовые программы. 200 человек требуется чтобы серьезно улучшить текстовый или табличный редактор, но креативные люди любят работать в группах по три-пять человек и они буквально выжаты из этого бизнеса. Вам наверняка известно, что Windows — это самая ужасная среда для разработчика, но Microsoft ничего не собирается с этим делать. Им кажется, что чем больше народу работает над продуктом, тем выше его ценность. Никаких маленьких групп, это может плохо сказаться на имидже, зато они могут позволить себе две сотни сотрудников работающих над одним проектом. Неплохо.

Учитывая современные технологии и возможности, даже три энтузиаста в гараже могут превзойти то, что 200 человек сделали в Microsoft. Просто так взять и обставить их. Корпоративная Америка готова разжечь огонь объектно-ориентированной революции, просто дайте ей компьютер, который сделает кучу денег и сохранит ее, ну или лишит всего тех, кто не успеете его купить.

 ***

Вторая часть.

(via)