Если вам кажется, что жизнь несправедлива к вам, прочтите это интервью. Если вы не можете придумать, как заработать себе на жизнь, прочтите это интервью. Если вы не верите в любовь, прочтите это интервью.

Его герой – жизнелюбивый Вреж Киракосян. Художник, любящий муж и отец.

Богатырь

– Здравствуйте, Вреж! Спасибо, что согласились поучаствовать в нашем проекте.

– Здравствуйте, Настя! Спасибо за приглашение.

– Расскажите о своем детстве: где Вы родились, в какой семье воспитывались?

– Я родился в Ереване. Настоящий «богатырь» – 4,5 кг, здоровый, крепкий, смышленый. Был 5-м ребенком в семье. Мама воспитывала нас одна.

С точки зрения генетики, не было никаких предпосылок, но когда мне было 8 месяцев, мама, держа меня на руках, переходила через овраг, поскользнулась и мы упали на камни.

При падении произошел ушиб спинного мозга, после чего начало развиваться серьезное нервно-мышечное заболевание.

В детстве я вставал на ноги, делал несколько шагов, держась за стол или стул, но нормально пойти так и не смог. Болезнь прогрессировала. И постепенно развилась до такой степени, что сейчас я не могу поднять руку выше головы.

– Это омрачило Ваши детские воспоминания?

– Нет, это мне не мешало. Я с детства очень жизнелюбивый. Всегда находил себе интересные занятия: рисование, лепка, любил читать сказки, сочинял им продолжения, увлекался мультипликацией (придумывал и рисовал мультики). Мое детство было счастливым. :)

Вреж с братьями и сестрой
Вреж с братьями и сестрой

– И не было никаких комплексов?

– Знаете, я недавно закончил работу над автобиографией, скоро выйдет книга (сейчас она находится на редактуре), где я довольно много рассказываю о том, как преодолевал трудности самоидентификации в детстве…

– Пока книга не вышла, расскажите какую-нибудь историю. Эксклюзив для читателей Лайфхакера.

– Мне было лет 12-13, мы с другом пошли в зоомагазин за аквариумными рыбками (я был на коляске). Торговый павильон находился в подвальном помещении, поэтому друг спустился вниз, а я остался ждать его на улице.

Неподалеку дети играли в мяч. Вы знаете, что если мяч «выпадает» из игры и катится к прохожему, тот должен его пнуть обратно играющим. Мяч «убежал» от ребят, покатился ко мне и остановился прямо у моих ног. Они так внимательно посмотрели на меня: почему я не отбиваю мяч? А один мальчик подошел и сказал: «У тебя что, ног нет?!».

Я неделю после этого не выходил из дома.

Сейчас бы я легко отшутился, но тогда, в 12 лет, было больно…

Ведь внутренне я не чувствовал, что чем-то отличаюсь от сверстников. Жил обычной детской жизнью и не помнил, что у меня какое-то заболевание.

– То есть, Ваши близкие относились к Вам, как к равному?

– Да, мои братья и сестра будто вообще этого не замечали. И мама не давала никаких поблажек. В некоторых моментах даже была ко мне более строга и требовательна, чем к остальным. Не было такого: ты не можешь ходить, значит, тебе можно баловаться и капризничать. И я благодарен своей семье за такое отношение.

«Я просто очень люблю людей…»

– Вреж, как строилось Ваше образование?

– Я не ходил в школу, но учился самостоятельно. В Армении нет системы надомного обучения, а на репетитора не было денег. Мама одна поднимала 4-х детей.

Поэтому я всему учился сам. В 4 года освоил русский алфавит, научился читать и писать по-русски.

– Живописи тоже самостоятельно учились?

– Да. В детстве я редко выбирался из дома, а когда весь день в четырех стенах, нужно чем-то себя занять. Так и научился.

– Но почему именно карандашная техника?

– Я рисую и пастелью, и маслом, и тушью. Но когда беру в руки карандаш, чувствую – это мое.

Портрет Одри Хепберн, работа Врежа
Портрет Одри Хепберн, работа Врежа

– Насколько я знаю, Вы рисуете портреты на заказ и этим зарабатываете. Верно?

– Да, уже примерно 1,5 года я рисую на заказ. Люди оставляют заказы на моем сайте или через социальные сети, присылают свои фотографии. Мы договариваемся о цене. Я рисую, показываю результат по Сети, а потом отправляю бумажный портрет почтой.

– Сколько примерно времени уходит на один портрет?

– Если рисую в день по 3-5 часов, то около 3 дней. Дело в том, что у меня очень слабые руки (на левой могу пошевелить только двумя пальцами), поэтому рисую я медленно.

– А что Вас вдохновляет на творчество?

– Я просто очень люблю жизнь и люблю людей. Каждый заказ, каждый портрет, каждая личность – это очень индивидуально.

Из ничего рождается чудо – белый лист бумаги «оживает», превращается в человека. Меня это воодушевляет. Поэтому я не жду, когда на меня снизойдет вдохновение. Просто начинаю рисовать и постепенно так погружаюсь в процесс, что не могу остановиться.

– А чтобы нарисовать портрет, Вам требуется пообщаться с человеком?

– По началу, когда я только пробовал себя в жанре портрета, требовалось. Но с опытом пришло мастерство. Сейчас достаточно внимательно изучить фотографию, чтобы суметь точно передать не только черты лица, но и характер.

– У Вас много заказов?

– В прошлом году, когда нас с супругой показали по Первому каналу, было очень много. До сих пор у меня в почте около 5 000 непрочитанных сообщений, на которые я постепенно отвечаю. Я даже не успевал рисовать.

Но месяц на месяц не приходится. Иногда бывают трудности.

Кроме того, я не хочу зацикливаться только на портретах. В свободное от заказов время я рисую авторские картины. Хочу устраивать полноценные выставки.

Вреж с супругой Еленой
Вреж с супругой Еленой

– Вреж, а как Вы относитесь к постулату о том, что художник должен быть голодным?

– Не должен. Если заглянуть в историю, не все художники были голодными. Тот же Сальвадор Дали отнюдь не был бедным.

Но в большинстве случаев, к сожалению, так и есть.

Потому что люди не настолько ценят искусство, чтобы платить за него. Тех, кто отдает миллионы долларов за художественное произведение, – единицы.

Сейчас не все зависит от таланта и качества рисунков. К примеру, в Армении много действительно хороших художников, но они в буквальном смысле голодные, потому что не могут продать свои работы. Не могут преподнести себя как автора, прорекламировать.

И совсем другая история с художником Игорем Сахаровым. Он ведет мастер-классы, читает лекции. Люди знают его, тянутся к нему и, соответственно, покупают его работы.

Так что художник не должен быть голодным, особенно, если у него есть семья…

Любовь никогда не перестает

– Вреж, дайте определение понятию «настоящий мужчина»?

– Как правило, у мужчины есть семья (неважно, женат он или холост). Поэтому, я считаю, что настоящий мужчина – тот, кто заботится о своих близких. Думать о себе, как я выгляжу, как провожу время – невелика «наука». Гораздо сложнее ставить интересы близких выше своих собственных.

– А как же мужчина-защитник? Если мужчина физически не может защитить близких, он ненастоящий?

– Знаете, в древности, когда сражались на мечах, действительно все решала физическая сила. Сейчас это не имеет значения. Ведь что такое сила против, к примеру, автоматического оружия?

Подлинная сила мужчины сегодня – это его ум. Если он умен, то всегда найдет способ защитить родного человека.

Поэтому, возвращаясь к предыдущему вопросу, дополню – настоящий мужчина оберегает и защищает близких.

(Здесь к нашему разговору присоединилась жена Врежа Елена, которая все это время кормила их дочку Машу и слушала наш разговор.)

– Ребята, расскажите вашу love-story?

Лена: Мы познакомились 31 декабря 2011 года. В октябре того года я купила компьютер, не умея им пользоваться вообще никак. Зарегистрировалась в соц.сетях, и практически первое, что там увидела, – видеообращение Врежа.

Оно запало мне в душу. Потому что я увидела яркого, интересного человека с характером борца.

Решила сделать ему подарок на Новый год, отправила через терминал деньги. А чтобы узнать, дошли или нет, позвонила Врежу.

Вреж: Да, мы поговорили по телефону. Голос Лены мне сразу показался родным. Потом завязалась переписка. Сначала дружеская, потом появилась привязанность, а потом я пригласил Лену к себе в Армению.

– Стоп! Так Лена не из Армении?

Лена: Нет, я из Перми. :)

Вреж: Нас разделяло 3 000 км.

– С ума сойти! Лена, как Вы решились на это?

Лена: Всего через 4 месяца знакомства я уже знала, что поеду в Армению. Мне было настолько легко и интересно с Врежем, что я абсолютно забыла, что у него есть ограничения по состоянию здоровья.

Я уволилась с работы и стала подрабатывать, просто чтобы заработать на билет туда и обратно. 8 июня 2012 года я прилетела в Армению. Вреж встречал меня в аэропорту…

Вреж: Я ждал Лену с букетом цветов в сопровождении двух своих друзей. Лена была в шоке, но не от моей галантности… :)

– А от чего?

Вреж: Лена прилетала ко мне со вполне серьезными намерениями, но Интернет-общение – это одно, а личная встреча – совсем другое. Мы видели друг друга по видео и фото, но все же, когда она увидела меня в реальности, у нее был шок.

Лена: Я чуть в обморок не упала. Честно.

Я видела раньше людей в коляске, но они были сложены так же, как я. Вреж совсем другой…

Интернет не дает полного представления о том, как выглядит человек.

Мы сели в кафе в аэропорту, Вреж с друзьями шутили, пытались меня расшевелить, а я боялась даже смотреть на него. Когда приехали к нему домой и остались одни в комнате, я разревелась: зачем я вообще приехала?

– Что Вы чувствовали в этот момент, Вреж?

Вреж: Я был готов к этому. Я хоть и оптимист, но реально смотрю на жизнь. Поэтому мы с Леной обговаривали заранее, что если у нас ничего не получится, я ее отпущу и мы останемся друзьями.

Лена: Он сказал мне, что раз уж я прилетела, то почему бы мне просто не посмотреть Армению, ведь я никогда не была в чужой стране?

Но прошло пару дней и я вновь перестала замечать, что Вреж чем-то отличается. :)

Вреж: Да, через пару дней все наладилось. Мы гуляли, отдыхали с друзьями, выезжали на природу… Так прошел месяц.

– Настало время расставаться?

Вреж: Лене нужно было уезжать обратно в Пермь.

Она сказала мне: «Вреж, я не могу связать свою жизнь с тобой, но если я улечу и вдруг пойму, что не могу без тебя, я вернусь и уже навсегда».

Я ответил: «Лена, улетай». Она улетела.

Лена: Через два дня я написала Врежу SMS, что жалею о том, что уехала.

Вреж: Дома Лена рассказала о нас своей маме. У нее тоже был шок. Но спустя пару месяцев Леночка снова прилетела ко мне, и мы пошли в ЗАГС. :)

Свадьба Лены и Врежа
Свадьба Лены и Врежа

– Лена, что Вас заставило вернуться? Что есть у Врежа, чего нет у других мужчин?

Лена: Когда мы только начали общаться, я была поражена, насколько Вреж силен духовно. Я вечно ныла, а он никогда ни на что не жаловался. В моем окружении было нормой превращать внезапно вскочивший на носу прыщик во вселенскую катастрофу. А Вреж в таком положении, но никогда не жаловался.

Кроме того, он очень жизнелюбивый.

Он правда любит людей. Искренне.

Я, по сравнению с ним, человек достаточно агрессивный.

Но, конечно, главное, что в нем есть тот мужской стержень, о котором вы говорили выше. Он умеет и оберегать и защищать. Мне с ним очень спокойно.

– Вас отговаривали от брака?

Вреж: Лену, конечно, отговаривали. Да и меня тоже. Моя мама сказала мне: «Вреж, честно, если бы я была на месте Лены, я бы ни за что не вышла за тебя».

Но если знаешь, чего хочешь, если есть Любовь и если оба готовы к семье, никто вас не сможет отговорить.

– А сейчас все еще приходится бороться со стереотипами?

Вреж: Бывает. В основном, в Интернете. К примеру, прямо сегодня получил сообщение: «Как у тебя родилась дочка? Ты же не можешь заниматься сексом, ты же прикован к инвалидной коляске!».

Думаю, на Западе такой вопрос, по крайней мере в таком тоне, никому бы не пришло в голову задать. Но всем злым языкам могу ответить: у нас с этим все в порядке! :)

Вреж и Лена в ожидании рождения дочки
Вреж и Лена в ожидании рождения дочки

– Последний вопрос: о чем мечтает настоящий мужчина Вреж Киракосян?

– Мечтаю, чтобы дочка росла здоровой. Мечтаю о личных выставках. Мечтаю путешествовать. Много о чем…

На мой взгляд, нельзя себя ограничивать в мечтах. Чтобы хоть часть из них осуществилась.

– Желаю, чтобы осуществились все Ваши мечты. :)

Вреж, Лена, большое спасибо за интервью.

Счастливый отец
Счастливый отец

– И Вам спасибо, Настя.