Накануне журнал Sunday Times опубликовал обширнейшую статью Джона Гарлиджа о главном дизайнере Apple, в котором рассказывается о том, как в результате его трудов менялись компьютеры, телефоны и музыкальные устройства. С учетом секретности, царящей в компании и личной скромности Айва, это, пожалуй, одно из самых откровенных интервью Айва.

Часть I

Часть II

Что дальше?

Со временем отношения между пользователем и устройствами становятся все ближе. Новая «Большая Вещь» — носимые устройства. Google уже представила свои очки Google Glass, Sony — несколько моделей смарт-часов. Выпустит ли Apple iWatch?

Ходят слухи, что мы работаем над этим… Совершенно очевидно, что я не собираюсь об этом рассказывать. Это игра в шахматы, не так ли?

На его запястье спортивные часы Jaeger-LeCoultre, которые он носит совсем недавно. Таких часов в мире всего три экземпляра, Айв разработал их для благотворительного аукциона по борьбе со СПИДом.

Беда технологий в том, что они очень быстро меняются. Когда вы думаете, что у вас самый лучший гаджет, самое умное и самое крутое устройство — то скорее всего, эта вещь была спроектирована Айвом. Миллионы пользователей любят свои устройства и всегда ждут чего-то нового. Но должны ли они так страстно обожать свои гаджеты? Когда Айв видит эти огромные очереди в Apple Store перед стартом продаж нового iPhone, его беспокоит, что мы слишком одержимы «этими» вещами — мы буквально “молимся” на алтарь технологий. Телефон — это просто телефон, а не второе пришествие Христа.

Люди воспринимают это больше, чем просто объект. Они оценивают то, что сейчас редко встретишь — группу людей, которые не просто делают свою работу, а делают самые лучшие продукты. Это протест против легкомыслия и беспечности, — говорит Айв

Впервые за полтора часа Айв позволяет себе немного высокомерия. Но под его скромной оболочкой для общественности скрывается сердце из прочной стали — ладно, аллюминия. У Айва — целый терабайт уверенности в себе, ведь он умел отстаивать свою точку зрения с самим Джобсом и смог адаптироваться к жестким дарвиновским условиям руководства Apple.

Я вновь чувствую это, когда интересуюсь его мнением насчет того, что в мире активно копируют его наработки. «Это чистое воровство», — немедля отвечает Айв. «Копируется не просто дизайн, а тысячи часов упорной борьбы и труда. Вся эта работа делается ради того, чтобы вы могли сказать «Это стоило того». Требуются годы инвестиций, годы боли».

Джобс превращал гнев Айва в конкретные действия. Он пошел на разрыв с бывшим членом совета директоров Apple Эриком Шмидтом, когда выяснилось, что Google работает над своим аналогом iPhone. Кроме того, Джобсу удалось подать миллиардный иск в суд на Samsung за то, что корейцы копировали идеи Apple.

Рассуждая о Джобсе, Айв называет его своим «самым близким другом» и говорит, что «не чувствует, что он умер и это довольно странно и трудно». Пожалуй, есть и еще одна причина. После смерти Джобса, Apple постигли трудные времена, они так и не представили ни одного нового «хитового» революционного устройства. Нет никакого телевизора от Apple, нет никаких умных часов (пока нет). Стоимость акций упала, компания потеряла звание самой дорогой в мире. Кто-то считает, что без Джобса Apple потеряла свое «Золотое прикосновение». Новая книга бывшей журналистки Wall Street Journal Юкари Кейн так и называется — «Заброшенная Империя» (Оригинальное название: The Haunted Empire — прим. пер.). Другие считают, что Apple просто выдохлась, так как представила множество передовых продуктов за относительно небольшой срок и теперь у нее не осталось сил для новых изобретений.

Да, у Стива Джобса было хирургически выверенное мнение. Оно могло вас задеть, но его идеи были воистину смелыми и великолепными.

Но если бы Apple действительно потеряла свою былую хватку, оставался бы Айв и дальше в компании? «Я бы прекратил. Я бы стал делать вещи для себя, для своих близких». И добавляет: «Но я сомневаюсь, что это произойдет. Мы находимся в самом начале пути, когда создаются новые удивительные продукты. Когда вы размышляете о технологиях и о том, что они позволяют нам делать сейчас, вы даже не видете предела их возможностям в будущем. Это все еще так ново».

Более того, после стольких плодотворных лет в Apple, он еще голоден до новых удивительных вещей. «В Apple мы с радостью понимаем собственное невежество — «Вау, когда мы побольше узнаем об этом, то когда мы закончим, сделаем действительно что-то великое. Apple — несовершенна, как и любая другая организация. Но у нас есть редкое качество. Это почти инстинктивное понимание того, что и зачем мы делаем. У нас общие ценности».

Так что же, лучшие времена Apple еще впереди? «Я надеюсь, что так». Говоря это, он сделал последний глоток холодного чая с бергамотом и направился обратно в свою секретную лабораторию сквозь теплый калифорнийский дождь. Завтра не ждет человека, который сам его создает.

10 вопросов, которые мы всегда хотели задать Джони Айву

Вопрос № 1: Кто-нибудь обращается к вам – господин Джонатан?

Ответ: Нет.

Вопрос № 2: Что вы чувствуете, когда люди называют вас «величайшим ныне живущим англичанином»?

Ответ: Это абсурд.

Вопрос № 3: Вам 47. Не беспокоит ли вас, что вы старше, чем индустрия, в которой работаете? 

Ответ: Наверное, должно бы.

Вопрос № 4: Вы слывете минималистом. Это так?

Ответ: Наш дизайн нельзя охарактеризовать только словом «минимализм», и нельзя сказать, что только этим понятием мы руководствуемся. Потому что требуется возмутительно много времени, чтобы получить что-то элегантное, простое и интуитивно понятное пользователю, с чем, у него возникнет эмоциональная связь.

Вопрос № 5: Каким проектом вы больше всего гордитесь?

Ответ: Всеми, что мы делали в последнее время.

Вопрос № 6: Что такого грандиозного в белом цвете?

Ответ: С ним связан старый парадокс. По своей природе это даже не цвет, абсолютно нейтральный, даже безжизненный. Но в нем есть реальная притягательность, выразительность и чистота. Кроме того, сделать объект по-настоящему белым очень трудно. Это работа, не терпящая ошибок.

Вопрос № 7: Есть ли что-то, что вы хотели бы сделать, но пока не сделали? 

Ответ: Над этим мы сейчас работаем, но я не могу вам рассказывать.

Вопрос № 8: Это из-за вас мы тратим столько времени, пялясь в экраны?

Ответ: Да. Но у вас есть выбор – не пяльтесь.

Вопрос № 9: Если бы была возможность оставить дела в Apple и целый год придаваться праздности. Что бы вы делали?

Ответ: Делал бы какие-нибудь штуки для себя и своих друзей. Мой отец был великолепным мастером, превосходным ювелиром. Я бы тоже хотел делать серебряные украшения.

Вопрос № 10: Есть что-то, в чем вы действительно профан?

Ответ: Математика.

***

(via)