Накануне журнал Sunday Times опубликовал обширнейшую статью Джона Арлиджа о главном дизайнере Apple, в котором рассказывается о том, как в результате его трудов менялись компьютеры, телефоны и музыкальные устройства. С учетом секретности, царящей в компании и личной скромности Айва, это, пожалуй, одно из самых откровенных интервью Айва.

Часть I

Преображение Apple

Но у Tangerine был один клиент, которым Айв восхищался – это Apple (он начал сотрудничать с компанией в качестве консультанта). Он работал над дизайном первой линейки портативных компьютеров Powerbook, выпущенной Apple в 1991 году. Айв оказался в Apple, имея «большие проблемы с компьютерами», в студенчестве он боялся, что является «технически непригодным». Однако интуитивно понятная эппловская система управления мышью внезапно все сделала простым. Компания пригласила его на 2 года на полную ставку. Айв сомневался. В то время у Apple были проблемы, да и фирма находилась «за океаном». Но согласился. Это был 1992 год.

Первые несколько лет разочаровали. Тогда продукты Apple были унылыми. Помните Newton? Думаю, нет. Дизайн ничего не значил. Айв был почти готов уйти. Но его талант заметил Стив Джобс, который в 1996 году вернулся после своего отстранения в 1985-м, чтобы попытаться спасти компанию. Они отправились в безумное путешествие, целью которого являлось преображение безликого инертного мира вокруг. По крайней мере, они думали, что смогут изменить его. В отличие от других гигантов на рынке электроники, которые делали все, от компьютеров и фотоаппаратов до холодильников, Apple всегда выпускал только три вида устройств: компьютеры, развлекательные девайсы и телефоны.

Айв работает в дизайн-студии, расположенной в кампусе Apple в городе Купертино по адресу – Infinite Loop, 1. Как и другие кампусы Apple, это довольно скучное здание из стекала и бежевых – бежевых! – бетонных блоков. Но есть одно важное отличие. Стекла непрозрачны, и никто, кроме Айва, членов его команды и топ-менеджеров Apple, не может туда войти. «Причина в том, что это единственное место, где можно увидеть все наши разработки – все проекты, все прототипы» – говорит Айв.

Команда, в которой есть специалисты из Великобритании, Америки, Японии, Австралии и Новой Зеландии, «на самом деле гораздо меньше, чем вы думаете – около 15 человек. Большинство работают вместе по 15-20 лет». Это практично. «Мы можем резко критиковать работу друг друга. Личные амбиции давно исчезли». Большая студия с открытой планировкой, как и большинство личных предметов Айва в Apple, абсолютно белая. Большая деревянная стойка, похожая на Genius Bar в Apple Store, посвящена новым продуктам. На одном конце множество высокотехнологичных ЧПУ, используемых для создания прототипов. «Все, с кем я работаю, испытывают одинаковую любовь и уважение к процессу создания нового» – говорит он.

Айв начинает проект, стараясь представить, что это за продукт и как он должен работать. Только, ответив на эти вопросы, он начинает работу над внешним видом. Он ищет подсказки в неожиданных местах. Так, работая над своим первым большим хитом, оригинальным iMac’ом, он обращался к производителям кондитерских изделий, чтобы получить идеально-прозрачные оттенки, как у конфет Jelly-bean. Он ездил в город Ниигата на севере Японии, чтобы своими глазами увидеть, как слесари обрабатывают тонкий металл, помогая создавать ему титановый Powerbook – первый легкий алюминиевый ноутбук в мире здоровенных черных пластиковых плит.

Apple's Latest Product The Imac

Он провел «месяцы, месяцы и месяцы», разрабатывая аккуратную форму стойки настольного iMac, потому что «очень трудно придумать то, что ты практически не замечаешь, ведь это кажется таким банальным, естественным и неизменным». Когда Айв заканчивает продукт, даже такой оригинальный и знаковый, как белые наушники для первого iPod, его преследует мысль: «Мог ли я сделать это лучше?». «Дизайнеры прокляты на эти мытарства» – хмурится он.

Подобные «мытарства» были и у Джобса, хотя последний, кажется, чувствовал эти муки во всем, доходя до смешного. Айв вспоминает путешествие с Джобсом: «мы добрались до отеля, где планировали остановиться, я зарегистрировался и пошел посмотреть свой номер. Я оставил чемоданы возле двери. Не стал распаковывать. Сел на кровать и стал ждать неизбежного звонка от Стива: “Эй, Джонни, этот отель отстой, уезжаем».

В Apple все еще ощущается присутствие Джобса. На стене перед входом в комнату, в которой проходила наша с Айвом встреча, огромными буквами написано одно из его высказываний: «Если вы сделали что-то, и это оказалось достаточно хорошим, то надо заняться чем-то другим, замечательным, а не расслабляться подолгу. Чтобы понять, что делать дальше». Почему эти два человека так здорово сработались? В конце концов, они очень разные. Айв мягкий с простыми манерами. Его остроумные, как лазер, идеи берут начало в его теплоте и чувстве юмора, которое чаще всего является самоиронией. Но никто никогда не говорил о Джобсе как о человеке спокойном и самоироничном. «Когда мы смотрели на предметы, наши глаза физически видели одно и то же. Мы задавали одинаковые вопросы, одинаково интересовались вещами».

Был ли Джобс таким тяжелым человеком, как о нем говорят? С его именем связано множество историй, в которых он унижает подчиненных и даже – а возможно, и в особенности – топ-менеджеров. «О Стиве много, чего понаписано, но в большинстве из этого я не узнаю своего друга. Да, он придерживался строгих взглядов. Да, он мог ужалить в разговоре. Да, он всегда все ставил под сомнение – «Достаточно ли это хорошо? Правильно ли это?». Но он был настолько умен, что его идеи всегда являлись дерзкими и прекрасными. Они могли возникать из воздуха. И даже, когда идеи не приходили, он считал, что в итоге мы сделаем что-то грандиозное. И, о радость, мы это делали!».

Вы, наверное, думаете, что у такого творца, как Айв, есть продукт, допустим iPhone, который он выделяет как свое величайшее достижение. Это, безусловно, самое копируемое изобретение современности. Но ему нравится не продукт, а сама идея. По его мнению, он и его команда доказали, что потребителей волнует не только цена, как часто предполагается.

«Нас окружают безымянные, плохо сделанные вещи. Это наталкивает на мысль, будто людям, которые ими пользуются, все равно, равно как и людям, которые их делают. Но мы показали, что людям не все равно. Речь не только об эстетике. Люди откликаются на вещи, которые хорошо задуманы и хорошо сделаны. Мы создаем и продаем очень, очень большое количество красивых (я надеюсь) и хорошо сделанных вещей. Наш успех – это победа безукоризненности, чистоты и вовлеченности».

Речь не только об эстетике. Наш успех – это победа безукоризненности, чистоты и вовлеченности

Возможно. Но критики жалуются на устаревание продуктов Apple, на абсолютную закрытость ее операционных систем, на необходимость покупать новые зарядные устройства для каждого нового продукта и на их стоимость. О, цены! 20 долларов за пластиковый зарядник, себестоимость которого, вероятно, составляет меньше $2! Зарядные устройства и iOS – это принципиальные вопросы для Apple и его нового руководителя Тима Кука. Что касается устаревания, Айв признает, что использует пятую версию смартфона, придуманного (в своей основе) еще в 2007 году, но, да, зарядник теперь совсем другой. Но он говорит: «есть одна вещь, которая делает наши продукты особенными, – они совершенствуются и используются снова». Что вы сделали со своими старыми айфонами? «Эм… вообще-то они не мои. Они принадлежат компании». Что компания с ними делает? «Мы их разбираем, перерабатываем и вновь используем. Я понимаю, что стоит за вашим вопросом, но думаю, что это фундаментальная и хорошая часть человеческого существа, когда люди пытаются усовершенствовать существующие вещи. Именно этим мы и занимаемся».

Про стоимость Айв отмечает, что если появляется продукт, меняющий жизнь, существование которого было даже представить себе нельзя, мы сразу хотим получить его, поэтому неудивительно, что цена довольно высока. Более того, выбранный Apple принцип производства отличается высокими уровнями контроля, что стоит кучу денег. Мы тратим так много времени и сил не не для того, чтобы удорожить продукцию. Скорее наоборот» – смеется он. Айв берет в руки iPhonе, чтобы продемонстрировать, насколько он технически сложен. «Корпус выполнен из цельного куска обработанного алюминия» – говорит он со своим эссекским акцентом, над которым частенько подшучивал Джобс. «Весь корпус, кроме логотипа Apple, сначала полируется до зеркальности, а затем ему придается текстура. Фаски на гранях срезаются фрезой с алмазным наконечником. Такие фрезы недолговечны, поэтому нам пришлось искать особый способ их применения в массовом производстве. Покрытие камеры – сапфировое стекло. А взгляните на детали вокруг слота SIM-карты. Это невероятно!».

iphone5s-gold-ios7-apple-mac

Это прекрасно и, несомненно, стоит немалых денег. Но есть в этой игре кое-что, о чем Айв не говорит. Пока Apple делает столь инновационные продукты, что ни другой производитель, даже главный конкурент Samsung, не может превзойти iPad, Apple может просить столько денег, сколько хочет, и потребитель будет платить. Apple ежегодно продает около 250 миллионов iPhone, iPad и Mac, а с момента запуска iTunes Store пользователи скачали более 25 миллиардов песен и более 1 миллиарда ТВ-шоу. Все это приносит компании прибыль, заставляющую конкурентов рыдать от зависти.

Айв говорит гораздо больше о производстве, чем о дизайне, даже кажется странным, что он выбрал работу в сфере технологий, где вся магия заключается в создании программного обеспечения, а не его внешнего воплощения. В iPad или iPhone нет шестеренок. Но Айв говорит, что в высокотехнологичных продуктах есть кое-что уникально притягательное. «Продукт, который у вас в руке, или у вас в ухе или в кармане, гораздо более личный, чем тот, что просто стоит на вашем столе. Стремление создать сложную, но интимно-персонализированную технологию – это первое, что привлекло меня в Apple. У людей невероятно личные отношения с тем, что мы делаем».

Последняя часть интервью Джони Айва — сегодня вечером на MacRadar!

(via)