Большая статья-воспоминание от Дона Мелтона, известного, прежде всего, как «парень, который создал Safari и WebKit в Apple», была опубликована в The Loop Magazine в феврале текущего года. Редактор сильно урезал её, поэтому Мелтон решил на днях опубликовать статью в первозданном виде. Теперь вы можете узнать все интересные подробности из воспоминаний Мелтона. Итак, почему при Джобсе лучше было не жевать и молчать, если его «понесло»?

«Я не собираюсь смотреть новый фильм о Стиве Джобсе. Точно так же я не собираюсь читать биографию о нём, написанную Уолтером Айзексоном.

И не потому, что мне кажется, что эти творения не совсем достойны его памяти.

Просто у меня остались свои воспоминания о человеке. И я очень ревностно охраняю их. Я не хочу, чтобы эти и так немногие и мимолетные воспоминания искорёжились и перепутались из-за точек зрения других людей.

Можете расценивать эти слова как честное предупреждение, потому что я хочу поведать вам несколько своих собственных историй о Стиве. Я делаю это не только для вас, но и для себя. Возможно, в процессе я вспомню его лучше.

Позвольте мне сразу отметить, что я знал Стива не очень близко, но у меня была возможность быть рядом с ним при случае — в основном во время обсуждений приложений, за которые я был ответственен. Мы встречались, конечно, и по другим поводам, но я никогда не был у него дома и очень редко проводил время с ним вне работы.

Я определённо не был кем-то близким. Наверняка он всегда про себя называл меня «Safari Guy». Но это даже хорошо, так как Стив Джобс мог думать гораздо худшие вещи.

Конечно, Стив мог вспомнить моё настоящее имя тоже. Любой в Apple или Pixar — этих крупных организациях – скажет вам, что если Стив знает ваше имя, то это честь. Но также огромная ответственность. Это было сделкой.

Я имел честь работать в Apple во время возрождения компании. Я благодарен Скотту Форстоллу за это. За то, что нанял меня. И познакомил со Стивом.

Но впервые я встретил Стива Джобса (точнее сказать, увидел его в лицо) не в Apple. Это была встреча разработчиков по поводу вывода на рынок оригинального компьютера NeXT и его программного обеспечения, NeXTSTEP — будущего Mac OS X. Эта конференция длилась на протяжении всего дня — я забыл, где именно — в 1988 году.

Стив должен был обратиться к нам во время ланча. Когда полуденная встреча завершилась, я помню, как был очень голоден и хотел быстро найти тихое место в странноватой столовой, чтобы поесть. Я сел за удалённый столик. Оказывается, он был рядом с тем местом, куда е в скором времени должна были поставить кафедру, за которой будет выступать уважаемый оратор.

Стив вышел из какой-то боковой двери и поднялся на подиум. Достаточно близко для того, чтобы я мог встать, пройти два шага и пожать ему руку. Нет, я не сделал этого — я не настолько глуп.

На нём был костюм. Похоже, он часто надевал его в те дни, прежде чем перейти на джинсы. Очень профессиональный вид. Даже чересчур серьезный. Соответствующий его энергии в поведении и взгляде. Очевидно Стив намеревался сказать нам всем что-то очень важное.

И мы все ещё ​​ели… Стоял неблагодарный шум: шелест сэндвич-бумаги, звон вилок, звук питья через трубочку, скрежет зубов.

Очевидно, он хотел, чтобы мы успокоились. Это можно было понять из его поведения: он сделал паузу несколько раз для того, чтобы мы утихомирились. И из уважения благоговения и, вероятно, некоторого страха мы старались изо всех сил вести себя тихо. Но, черт возьми, зал был забит под завязку, и уже одно глотание пищи создавало много шума. Сидя так близко, я чувствовал себя особенно смущённым.

Какой идиот планировал его выступление на это время? Кретин. Наверняка этого человека потом увезли и расстреляли.

Как бы то ни было, я помню серьезность и очевидное нетерпение Стива в тот день. Но он ничего не сказал.

После того, как я начал работать в Apple в июне 2001 года, я видел Стива на нескольких мероприятиях в кампусе, деловых встречах, гуляющего между зданиями и тому подобное. Также можно было увидеть Стива иногда в кафетерии компании, Caffe Macs. Он ел там так же, как и все остальные. Часто он сидел там с Джони Айвом.

Я не уверен, произошёл этот инцидент как раз перед или после того, как Apple анонсировала оригинальный iPod, но это был прекрасный осенний день в Купертино, и я ел обед с Кеном Коченда и Ричардом Уильямсоном, первыми двумя инженерами по моей команде Safari.

Мы сидели за столом рядышком с одной из двойных дверей в Caffè Macs. Я не помню точно, о чём мы говорили. Если мы когда-либо обсуждали «проект» — как мы иногда называли его вне офиса — то всегда спокойным тоном и на совершенно непонятном для окружающих языке, так как Safari держался в огромном секрете, известном только избранным.

Во всяком случае, в то время как мы все жевали сэндвичи и салаты, Кен заметил знакомое лицо человека, который искал свободный столик на другом конце длинного патио. Это был Бад Триббл.

Помимо многих других достижений Бад был известен благодаря тому, что руководил командой, занимающейся софтом для оригинального Macintosh, и был соучредителем в NeXT, где Ричард работал годами ранее. Бад также нанял меня в ныне несуществующую Eazel, где Кен и я работали до ухода в Apple. Бад, на самом деле, помог мне пройти собеседование со Скоттом Форстоллом в Apple.

Так что все трое хорошо его знали.

Бад наконец сел с кем-то ещё, кто стоял к нам спиной, за шесть или семь столов от нас. Кен сказал что-то вроде: «Эй, это Бад! Вы видели его? Что он здесь делает?»

Кен и я не видели Бада уже несколько месяцев, так что начали строить догадки о причине его визита. Устав от гипотез, я, наконец, просто встал, сложил руки рупором и крикнул ему: «Эй, Бад! Иди сюда, повидать старых приятелей, когда закончишь говорить с этим парнем», — Бад оглянулся — небольшая пауза — и «тот парень» обернулся тоже, чтобы посмотреть на меня.

Это был Стив Джобс. Конечно.

Я буду вечно помнить его взгляд — слегка кривая и тугая полуулыбка, брови нахмуриваются, и всё это как бы говорит: «Я не знаю, кто ты, но я не забуду этого».

Я сглотнул слюну.

Когда я снова сел, то по крайней мере не умничал: «Ну всё, я уволен» перед моими двумя инженерами. Хотя это именно то, что я подумал.

Как только Стив отвернулся, Кен и Ричард сказали, что это было довольно забавно. Но когда он смотрел, мне кажется, что они тоже затаили дыхание.

Спойлер: меня не уволили.

После девяти или десяти месяцев работы над проектом Safari Скотт Форстолл сказал, что мы должны начать оьсудить его возможности, пользовательский интерфейс и различные модели поведения со Стивом. Это было в конце весны 2002 года.

К этому времени Safari уже было реальным приложением, с помощью которого действительно можно было просматривать веб-страницы. Но это ещё не называлось Safari. Его так нарекут декабре того же года.

Скотт вкратце рассказал мне о том, чего ожидать, и главное, как вести себя во время моей первой встречи со Стивом. И было ясно, что если первое общение со Стивом не пройдёт гладко, то второе мне не светит.

Так что я слушал Скотта очень внимательно и взял на вооружение все его замечательные советы. Оглядываясь назад, все они выглядят очевидными. По крайней мере, общие принципы. Но было несколько моментов, которые никогда не пришли бы в голову в то время.

Позвольте мне внести ясность. Стив не был каким-то ужасным людоедом или тираном. Он был просто очень, очень занят. У него не было времени на согласных со всем людей, на тех, кого легко напугать, или на тех, кто понятия не имел, что он делает или говорит.

В этом смысле он не отличался от любого другого руководителя. Стив ожидал совершенства. Именно поэтому он так часто его получал.

Он знал, когда всё было в порядке, но он не всегда говорил, чего хотел, когда что-то шло не так. И всегда было предельно ясно, когда ему что-то не нравилось. Некоторые неправильно воспринимали такое поведение как чрезмерно критикантское, но это было на самом деле для ясности и экономии времени, хотя местами и неприятно.

Работа над дизайном была бесконечной со Стивом. Несколько сессий могло уйти на то, чтобы завершить этот цикл. Так что нужно было запастись терпением.

А когда Стив задавал вам вопрос? Нельзя было бродить вокруг да около, выдумывая ответ. Если вы не знаете ответ, просто скажите, что не знаете. Но когда ответ есть, его нужно сказать.

Когда вы объясняли какой-то вариант Стиву, нужно было держать себя в руках. Если Стив сказал: «Стоп», вам, блин, нужно остановиться! Ручки сложить и ждать. И не дай бог ты подвинешь ты курсор мыши, когда он смотрит на экран . Верная смерть.

Если он продолжал говорить дальше за вас, лучше вам его не прерывать.

И если ваше программное обеспечение плохо работает, вы не оправдываетесь. Вы только с чертовски уверенным лицом заявляете, что конкретный сценарий не повторится. Никогда.

Прежде всего, необходимо было оставаться спокойным. Потому что это было так просто. О, да.

Ещё одна вещь, о которой Скотт предупредил меня: Стив может проверить меня. Это означает, что он может надавить на меня немного, чтобы увидеть мою реакцию.

Я на самом деле не помню многого о той первой встрече со Стивом. Уж простите. Наверное, не было ничего такого, из-за чего стоило нервничать. Но я был приглашен на вторую. Так что я, должно быть, не так уж напортачил. Без сомнения, потому что не так много на самом деле произошло.

На одной из этих последующих встреч — возможно, на второй — Стив уложил меня одним ударом. Очень прямолинейным вопросом. На самом деле, я думаю, что это было первое, о чём он меня вообще спросил.

Мы просматривали закладки в пользовательском интерфейсе в ещё не выпущенном Safari. В то врем, все закладки хранились в одном, отдельном безрежимном окне. Это выглядело невзрачно, но было удобным.

И Стиву не понравилось. Наверное, потому, что он не хотел усложнять переключение между окнами. Мы начали смотреть, как в других браузерах на Mac это осуществлено. Эти решения ему тоже не пришлись по вкусу.

Поэтому он обратился прямо ко мне, наклонился вперед со своим прожигающим взглядом и спросил: «Что бы вы сделали?»

Учитывая, что то, что мы смотрели, сделал я — точнее, технически сделали мои инженеры — я оцепенел. Всё остальное в мире, казалось, померкло в тумане вокруг лица Стива, и на мгновение я не мог думать. Но я не паниковал. Или ругал себя.

После небольшой паузы я сказал: «Мне на самом деле нравится то, как закладки устроены в Internet Explorer на Windows: закладки в том же окне, что и веб-контент. Мне просто не нравится, что они расположены в боковой панели. Должно быть лучшее решение, чем боковая панель, но я пока ещё его не знаю».

И вместо того, чтобы раздражаться на мой жалкий ответ, Стив сказал: «Покажи мне, как это выглядит».

Конечно, он снова поставил меня в затруднительное положение, потому что у нас не было никаких устройств на Windows под рукой. И в этом не было ничего удивительного. Но я нашёл выход: онлайн-скриншот с Safari. Засчитано!

С тех пор я попал в высшую лигу.

Один большой и жирный плюс работы со Стивом в том, что мало кто найдётся, кто сможет запугать меня. Вот вам бонус.


Об остальных бонусах и сложностях читайте во второй части воспоминаний. :)

Часть 3