Очередная, не менее интересная, чем остальные, история Энди Херцфельда, бывшего программиста подразделения Macintosh, о том, что произошло в один из его последних дней в команде Apple II, почему этот день стали называть «чёрной средой» и как он оказался под непосредственным руководством Стива Джобса.

Я почувствовал что-то неладное, когда пришел в офис утром в среду 25 февраля 1981 года. Вместо нормальной рабочей атмосферы в воздухе буквально висело напряжение. Много людей было вокруг, практически все разбились на небольшие группы. Я столкнулся с Доном Денманом и поинтересовался о происходящем.

«Разве ты не слышал? Этим утром Скотти уволил почти половину сотрудников команды Apple II! Примерно с 9 утра он начал вызывать людей по одному в свой кабинет, чтобы сообщить об их увольнении. Думаю, набралось уже около 30 человек! Никто не знает, кто будет следующим. Предполагается, что всё станет известно во время полуденной встречи.»

Я задавался вопросами, не мог понять происходящего. Продажи росли, Apple был на слуху у всех и не было никаких оснований урезать штат.

«Ты знаешь, кого именно уволили?», — я расспрашивал Дона.

«Да, это невообразимо. Скотти уволил трёх из четырёх менеджеров. Веришь или нет, Рик Ауричио тоже уволен!»

Я мог предположить, что менеджеры были недостаточно компетентны. Честно, они совсем не беспокоили меня. Но увольнение Рика стало для меня шоком. Он был одним из самых талантливых программистов в подразделении Apple II. Рик мог выполнить недельный план работы за пару дней, а оставшееся время проводить так, как пожелает. Например, разработкой новых игр. Возможно, им было тяжело управлять, но это не могло послужить поводом для увольнения. Рик был моим единственным партнёром по проекту DOS 4.0, который лишь недавно вступил в стадию разработки. Я огорчился, потеряв ценного напарника.

Я занял своё место на собрании команды в подвале, чтобы услышать слова Скотти о сегодняшних событиях. Он сказал, что компания выросла за последнее время слишком стремительно. Это повлияло на увеличение количества сотрудников в ущерб их качеству. Он решил провести чистку рядов, чтобы найти новых людей, подходящим под требования компании.

Сам Скотти выглядел неуверенным. Несколько других руководителей присутствовали на собрании, но остались стоять в стороне. В конце встречи состоялась сессия вопрос-ответ, на которой некоторые сотрудники обвинили Скотти в неправильной политике, действие которой мы почувствовали сегодня. Многие не знали, как реагировать на случившееся. Мы стали называть этот инцидент «Чёрной средой».

В тот же день я разговаривал с Диком Хьюстоном. Он был одним из первых программистов Apple, хорошо знал компанию изнутри и был близок со Скотти. Дик рассказал, что знал о предстоящей чистке и помогал Скотти составить список уволенных сотрудников. Он рассказал, что Скотти просил одобрения этой процедуры у Майка Марккулла и других членов совета директоров, но, не дождавшись их вердикта, решил провести чистку в любом случае.

Я сказал Дику, что согласен с тем фактом, что качество нанимаемых сотрудников за последний год сильно упало. Особенно это касалось многих менеджеров. Но «Сталинская» чистка рядов это не самый хороший способ управлять компанией. Я тот тип сотрудника, который любит чувствовать привязанность к месту работы, однако в тот день я почувствовал себя отчуждённым.

Когда я пришел на работу на следующее утро, то заметил на своём столе письмо от секретаря Майка Скотта. В письме было сказано, что я должен был встретиться с Майком. Очевидно, он говорил с Диком.

Скотти выглядел измотанным во время нашей встречи. Он сказал, что слышал о моём расстройстве политикой компании, но хотел оставить меня в Apple. Скотти спросил, что необходимо, чтобы удержать меня на моём месте. Я ответил ему, что хочу работать в подразделении Macintosh вместе с Барреллом и Бадом.

Во второй половине того же дня секретарь Скотти позвонила мне, предупредив, что мне назначена встреча со Стивом Джобсом. Стив стал лидером команды Mac около месяца назад, уволив самого Джефа Раскина, который был основателем проекта Macintosh.

Многие в Apple боялись Стива Джобса из-за его спонтанных приступов гнева и привычки прямо говорить то, о чём он думает. Но Стив всегда был добр ко мне. Я был взволнован перед нашей встречей.

Джобс спросил меня, действительно ли я достаточно хорош для работы над Macintosh. Я почувствовал себя немного неудобно, но ответил, что гожусь для этой работы. В конце концов, я уже несколько раз помогал Барреллу с программным обеспечением для Macintosh.

Стив продолжил допрашивать меня.

«Я слышал, что ты творческая личность. Ты на самом деле творческая личность?»

Я ответил, что действительно хочу делать делать любую большую работу для Mac. На этом наша беседа прекратилась, и мне пришлось вернуться к работе над DOS 4.0 для Apple II. Вдруг, пару часов спустя, я заметил Джобса в нашем офисе.

«У меня есть хорошие новости для тебя. Теперь ты член команды Macintosh. Пошли со мной, я покажу тебе твоё новое рабочее место.»

«Здорово! Но мне просто необходимо закончить работу над текущим проектом, чтобы начать работать на Mac с понедельника», — ответил я Стиву.

«Что? Над чем ты работаешь сейчас? Что может быть важнее работы над Macintosh?» — громко спрашивал Джобс.

«Я только начал писать новую операционную систему для Apple II, поэтому хочу подготовить проект для передачи другому программисту.»

«Нет, ты просто тратишь своё время! Кому нужен этот Apple II? Через несколько лет этот компьютер умрёт, а новая операционная система устареет еще до своего выхода! Macintosh — будущее Apple, поэтому ты начнёшь новую работу прямо сейчас!»

С этими словами от резко выдернул шнур питания моего Apple II, в результате чего я потерял весь написанный код. Он забрал мой компьютер и вышел из моего кабинета со словами: «Пошли со мной, я покажу тебе твоё новое место.»

Стив бросил мой компьютер в багажник своего серебристого Mercedes, и мы направились в его офис недалеко от станции Texaco. Всю дорогу он рассказывал мне о том, каким великим станет Macintosh. Приехав на место, мы поднялись на второй этаж в задней части здания, открыли незапертую дверь. Именно там Джобс поставил мой компьютер на пустой стол и сказал: «Добро пожаловать в команду Mac!», после чего быстро ушёл.

Я начал осматривать новый офис и в соседней комнате обнаружил Баррелла Смита и Брайана Ховарда, работавших над какой-то системной платой. Они сказали, что Стив спрашивал их обо мне, и они рады тому, что я присоединился к их команде.

После проведённого времени с моими новыми коллегами я вернулся в свой кабинет и заглянул в ящики стола. Удивившись, я обнаружил множество чужих вещей, а нижнее отделение было полностью забито различными деталями и моделями самолётов. Как оказалось, Стив посадил меня на место уволенного Джефа Раскина, который еще не успел забрать свои вещи.

via Folklore.org