Многие в Apple признавали большой потенциал первого Macintosh еще во время его разработки, когда до выхода на рынок было еще очень далеко. Более того, Джобс считал работу над первым Mac без преувеличения великой, самой важной для компании. Однако, не все были рады такому позиционированию и не поддерживали Стива. Одним из таких сотрудников был Рич Пейдж, занимавший высокую позицию в подразделении Lisa. Из этой истории вы узнаете, почему между Пейджем и Джобсом произошёл конфликт, и как мнение одного человека повлияло на отношения между двумя большими командами в Apple.

К началу 1982 года разработка Macintosh перестаёт быть некой научно-исследовательской работой и получает статус важного проекта в Apple. Mac чем-то напоминал компьютер Lisa, но его цена была схожа с Apple II, поэтому невооружённым глазом была заметна сильная конкуренция между этими продуктами. Кроме того, Стив Джобс имел привычку постоянно хвастаться превосходством подразделения Macintosh, нередко унижая достоинства других команд.

Ларри Теслер, пришедший в Apple из Xerox летом 1980 года, занимал должность менеджера прикладного программного обеспечения подразделения Lisa. Он видел большой потенциал Macintosh и относился благосклонно к этому проекту, но был обеспокоен тем, что многие члены команды не разделяли его энтузиазм. Ларри решил, что было бы неплохо позвать членов отдела Mac и поговорить о многих вещах, касающихся нынешнего этапа разработки. Во время ланча он встретился со мной и Барреллом Смитом, чтобы обсудить детали нашей презентации.

К тому моменту мы имели практически автономные прототипы Macintosh, хотя пластиковые корпуса еще отсутствовали. Было решено разместить прототипы в обычных коробках подходящего размера. Я получил программное обеспечение, написанное Ричем Пейджем, на основе Lisa Monitor, основанное на системе UCSD Pascal Filer и имеющее довольно простой пользовательский интерфейс. Мы смогли загрузить операционную систему Mac в Lisa Monitor на дискете от Apple II, чтобы затем использовать её для запуска разнообразных демонстрационных программ.

В день презентации Баррелл настроил прототип в большом конференц-зале в здании Lisa. Их команда сидела за столами, а два десятка остальных сотрудников, которым не хватило места, остались смотреть наше демо стоя. После хорошего вступительного слова Ларри Теслера мы загрузили наш Macintosh и начали показывать различные программы, объясняя характеристики и возможности нашей машины. Казалось, всё шло хорошо, но вдруг в дверь зала заседаний очень громко и настойчиво постучали.

Прежде чем кто-то успел что-либо ответить, дверь распахнулась, а затем в зал вошёл Рич Пейдж. Он был высокого роста и бородатый. Рич был главным дизайнером Lisa, отвечал за программное и аппаратное обеспечение, лично портировал и создавал некоторые программы и инструменты, которые использовали в своей работе оба подразделения. В тот момент он показался очень гневным.

«Ребята, вы не знаете, что делаете! Macintosh собирается уничтожить Lisa! Macintosh собирается разрушить Apple!», — Рич начал буквально кричать.

Баррелл и я не знали, что сказать ему в ответ. Никто в зале не знал. Ларри Теслер смущённо смотрел по сторонам, пытаясь что-то выяснить. Но Рич не собирался получать ответ, а хотел выразить лишь своё разочарование.

«Стив Джобс хочет уничтожить Lisa, потому что мы не позволили ему нас контролировать! Вы не понимаете того, что вас всех ждёт! На Mac не запускает программное обеспечение Lisa, а на Lisa никто не может запустить программы от Mac! Об этом даже никто не заботится! Никто не покупает Lisa, потому что все знают, что скоро появится Macintosh!»

Казалось, что Рич вот вот расплачется. С этими словами он быстро вышел из конференц-зала, хлопнув дверью. Мы застыли в оцепенении. Некоторые нервно смеялись, но абсолютно никто не мог объяснить ситуацию. Ларри Теслер уже начал извиняться, объясняя, что Рич не выражал мнение всех членов команды Lisa, как вдруг дверь снова распахнулась и с гневным криком Пейдж снова вошёл в зал.

«И еще одна вещь, — он выдержал паузу, пристально смотря на меня и Баррелла, — у меня нет никаких претензий к вам. Я знаю, что это не ваша вина. Проблемой является Стив Джобс. Расскажите Стиву всё, что я о нём думаю!»

Он снова резко развернулся и покинул помещение, а мы начали принимать ставки на то, что он вернётся в третий раз. Ларри смог закончить свои извинения, а мы провели быстрое демо и сессию вопросов и ответов.

Баррелл и я рассказали Стиву Джобсу позже тем же днём о том, что произошло. Он лишь пожал плечами и ответил: «Это же просто Рич Пейдж. Он это переживёт.»

На следующее утро Билл Аткинсон позвонил и сказал мне, что Рич обеспокоен тем, что случилось вчера. Он пригласил нас с Барреллом на обед, чтобы извиниться. В тот же день мы вчетвером встретились во время длинного перерыва. Билл объяснил, что Рич просто пытался делать то, что считал нужным сделать. Он всё же считает, что был прав, но сожалеет, что всё получилось так эмоционально. Пейдж понимал, что мы с Барреллом делали большую и важную работу для компании, но был расстроен непредсказуемостью Джобса. Мы хорошо провели время за обедом, но в глубине души я осознавал, что эта обида обязательно станет проблемой для нас в будущем.