Живут в штате Мичиган три парня. Вместе едят, общаются, празднуют. Абсолютно нормальные парни, если не считать того, что проживают они в психиатрической клинике. Как они там оказались? Каждый считает себя Иисусом.

Таннер Бейз
Персональный тренер, разрабатывает индивидуальные программы тренировок для легкоатлетов, марафонцев и футболистов. Автор блога о фитнесе.

Сумасшествие в чистом виде, но ничего нового. Во всём мире душевнобольные время от времени объявляют себя богами. Но ни одного из этих троих не получится убедить в том, что настоящий Иисус — это его сосед по палате. Каждый из них рассказывает свою версию событий. И не слушает никаких логических аргументов, способных разрушить теорию. Ни от психотерапевтов, ни от богов с соседней койки.

Друг у друга они прекрасно находят ошибки в рассуждениях. И на ходу меняют свои показания, чтобы заткнуть дыры, найденные собеседниками. Ни один из них никогда не признает, что не прав. Так и будут продолжать рассказывать истории, доказывающие, почему они-то самые настоящие.

У этих парней нарративное расстройство. У нас с вами тоже.

Для тех, кто в танке: нарратив — это повествование. Наш мозг так устроен, что воспринимает мир в повествовательной форме. Грубо говоря, нарратив — это вообще всё.

Наша способность объяснять свою жизнь через повествование — часть сложного процесса. Такого сложного, что мы даже не осознаём, что делаем. Мы сами себя убедили в том, что мы существа рациональные, логичные, способные принимать правильные решения.

При чём тут тренировки?

Как ни странно, это больше всего проявляется в вопросах здоровья и фитнеса.

Каждый день люди нарушают диету и не достигают целей, поставленных перед тренировочным процессом. На улице перевернулся грузовик с пряниками, не было времени дойти до зала — миллион причин.

Когда что-то такое случается, мы стараемся встроить событие в картину своей жизни. Рассказываем себе, сколько мы уже сделали, как сильно устали, объясняем, почему не можем попасть в тренажёрный зал. Адаптируем свой нарратив, чтобы найти себе оправдание. Знакомо?

А самое забавное, что другим мы ничего подобного не прощаем. Если ваша подруга, которая хочет похудеть, съест кусок торта, вы её будете критиковать. И будете громко возмущаться, слушая её жалкие оправдания. Подсчитаете, сколько часов она потратила на сериалы и припомните каждую баночку колы, которую она выпила.

А надо бы сделать так по отношению к себе.

На сцену снова выходят три бога, чтобы научить нас кое-чему. Мозг обманывает тебя, намеренно используя ошибки в нарративе. Это эволюционный механизм, отличающий нас от остальных животных. Если у нас есть выбор, мозг предпочтёт воспринимать информацию в форме повествования.

Структурированные истории воспринимаются лучше, чем массив данных.

Нарратив для нас — стена слева. flickr.com
Нарратив для нас — стена слева. Flickr.com

Наш мозг состоит из 85 миллиардов нейронов. Сравните с кошачьим (а кошки — самые злобные звери), в котором всего миллиард нервных клеток. Через нейронные цепи проходит море информации каждую секунду. И нужно её как-то организовать. Мозг формирует истории.

Мы познаём мир в форме истории.

Так при чём тренировки?

А теперь снова перейдём к фитнесу. Вспомните последнюю цель, которую вы ставили перед началом тренировок, но не смогли добиться. И какую историю вы тогда рассказывали, чтобы оправдаться. Заняты были? Слишком много всего навалилось?

А теперь вспомните друзей, которые стремились к тому же и не дошли до цели. Они себе рассказывали такие же истории, но вы-то видели их со стороны и замечали все те оправдания, потерянные часы и ошибки, которые они делали.

Видеть, как люди лгут себе, — ежедневная рутина.

Девид Мак Рени, писатель, автор книг об особенностях работы и развития мозга

Вы можете распознавать ложь и уловки, но только у других людей. Это нарративное расстройство во всей красе: в чужом глазу мы видим соринку, не замечая бревно в своём.

Баттл полушарий

Полушария нашего мозга бьются друг с другом за право рассказывать истории. Это функциональный антагонизм. Чем необычнее ситуация, в которую вы попали, тем сильнее проявляется противостояние полушарий, потому что они дерутся за право контролировать процессы мышления.

Гамлет тоже сомневался, быть или не быть
Гамлет тоже сомневался, быть или не быть. Wikipedia

Левая сторона отвечает за сногсшибательные истории. Она ведёт себя как парень, который съездил в Вегас и всем рассказывает, какой он крутой. Он, конечно, самый обыкновенный, но ему приятно чувствовать себя важным.

Но когда ситуация выходит из-под контроля, правое полушарие начинает шаманские танцы с бубнами, пытаясь вернуть левому чувство реальности. Правая-то сторона знает, что на самом деле происходило в Вегасе.

Левое полушарие — двойной агент, который саботирует все твои усилия.

Когда в жизни случаются неожиданные повороты, ты ищешь любые пути выхода. На этих дорожках и умирают благие цели в коварных лапах левого полушария.

Начинается всё с прокрастинации. Вы решаете подумать об этом завтра. А завтра перекладываете на следующий день.

Сколько людей так и не стали соблюдать диету, потому что собирались начать с понедельника?

В игре нарративное расстройство! Оно расскажет, почему сегодня начать не получится. Завтра оно повторит сказку. И послезавтра. И послепослезавтра. Другие люди видят нас насквозь, а мы не можем. Потому что мы во власти нашего личного нарратива.

Путь к успеху — подключить правое полушарие.

Как поможет дневник тренировок

Один из моих самых любимых способов борьбы с нарративными отклонениями — записывать свои статы. У меня есть дневник со всеми своими характеристиками, который когда-то будет стоить миллионы.

Когда я ставлю перед собой любую спортивную цель: сокращение процента жира в организме до определённого количества, соревнования по пауэрлифтингу, полумарафон — я начинаю записывать ВСЁ.

  • Заношу интенсивность тренировок в Fitocracy.
  • Считаю поступление и расход калорий в MyFitnessPal.
  • Веду дневник.

Зачем я это делаю? Затем, что данные пишут свой нарратив.

Если кто-то сидит восемь недель на диете и не видит результатов, чертовски сложно объяснить, почему так происходит, если нет никаких сведений для анализа. А вот если записано, как поступали вещества в организм, то есть с чем поработать.

Смотрите на цифры, делайте выводы.

Если тренировка не даёт результатов, нужно переоценить программу. Если нечего подвергать оценке, то вы в пролёте. Если я смотрю на свой лог в приложении и вижу, что работал недостаточно, то у меня в руках объективная информация. И я начинаю тренироваться больше.

А как быть с субъективными ощущениями, самочувствием? Здесь поможет дневник. Перечитывание дневников поможет влезть в старую шкуру и посмотреть, о чём я думал три недели назад, когда выполнял упражнения. Такой анализ очень нужен, если есть долговременная цель и требуется определить прогресс. Показались гантели тяжелее, чем обычно? Проявилась старая травма? Трудно было растянуться? Эта информация бесценна.

Нарративы важны. Легко сказать, что способность рассказывать истории отличает нас от обезьян. Но, если позволить им слишком много, можно всё испортить. Они заставят поверить, что неудачи можно чем-то объяснить, что это нормально. Не поддавайтесь. А то отправитесь четвёртым соседом в палату к богам.