Путь Ника Литтлхейла к карьере большого специалиста начался в конце 1990-х, когда он задался вопросом: почему даже самые именитые спортивные сообщества совсем не уделяют внимания качеству сна?

Для начала Ник решил присмотреться к миру большого футбола и связался с «местным клубом», которым оказался ни много ни мало именитый «Манчестер Юнайтед», в то время уже под руководством сэра Алекса Фергюсона. Вот что говорит Ник в интервью The Guardian во время одного из визитов в Сидней:

Мысль об исключительной важности сна как естественного восстановительного процесса не давала мне покоя. Было странно осознавать, что лишь часть людей придают качеству сна значение, причём эта часть — самые обычные люди, а вовсе не спортсмены. Мир здорово изменился, технологии и спортивная медицина вышли на передовую.

Для самого Ника отправной точкой в карьере тренера стала вовсе не университетская скамья, а личный опыт и практика в разработке, производстве и продаже постельного белья и спальных принадлежностей: кроватей, матрасов и подушек.

У Алекса Фергюсона было своё видение тренерской работы. Он руководил «красными дьяволами» словно опытный командир воинской частью, не оставляя без внимания ни один аспект их жизни — в центре внимания сэра Алекса были питание, тренировки и их роль в личных успехах игроков. Однако система была несовершенна и имела своё уязвимое место: стоило подопечным Фергюсона переступить порог тренировочной базы и рассесться по своим машинам, как тренер терял контроль над ними.

Не без помощи сэра Алекса Литтлхейлу удалось донести до игроков клуба мысль о крайней важности здорового сна и его влиянии на профессиональную деятельность в целом. Успех пришёл, когда Ник начал работать с центральным защитником «Манчестера» Гари Паллистером, страдавшим от постоянных болей в спине. Литтлхейл установил, что проблема заключалась в «неправильном» матрасе, который значительно задерживал восстановление травмированной спины игрока. 

Вообще, полностью избавиться от болей в спине нам не удалось. Но кое-какие положительные изменения всё же наблюдались. А ещё все в «Юнайтед» поняли, что я не зря трачу своё время. До этого момента считалось, что футболисты просто играют лучше, когда выспятся, но как этого добиться — никто не задумывался. Мне оставалось лишь всерьёз заняться этим вопросом и стать первопроходцем.

Ник Литтлхейл

Совсем скоро Литтлхейл принял участие в работе над планировкой комнат игроков на тренировочной базе в Каррингтоне, чем вызвал немалый интерес у тогдашнего менеджера клуба «Арсенал» Арсена Венгера. Венгер вовсю подтрунивал над своим коллегой по тренерскому цеху, предлагая Литтлхейлу присмотреться к йоге и пилатесу. И всё же методы Литтлхейла Венгеру показались любопытными.

Британские журналисты были заинтригованы.

Они что-то где-то слышали о том, что я учу игроков спать. Это заставило всех обратить внимание на другие аспекты жизни спортсменов.

Ник Литтлхейл

Через 16 лет Ник уже был признанным экспертом в области сна, он окинул критическим взглядом спальни десятков футбольных суперзвёзд, работая с лондонским «Челси», мадридским «Реалом» и олимпийской сборной Англии.

В рамках подготовки к Чемпионату Европы в 2004-м Футбольная ассоциация Англии обратилась к Литтлхейлу за помощью: ему предстояло посетить все места отдыха национальной сборной и проверить гостиничные номера игроков на соответствие требованиям качества сна. Это был первый известный истории случай, когда каждая комната была оборудована с учётом специфики личности постояльца.

Если подумать о том, сколько времени своей жизни атлеты проводят в самолётах, автобусах и гостиницах, невольно ловишь себя на мысли: специалист такого плана действительно нужен. Литтлхейлу всегда по-настоящему важно, чтобы комната каждого члена команды располагалась на нужном этаже в нужной части отеля, имела кондиционер, выдувающий струю воздуха необходимой температуры в требующемся направлении, и, конечно, была правильно освещена.

По мнению Ника, большинство фешенебельных отелей устроены так, чтобы вы думали только об отдыхе, а значит, среднестатистическая кровать в номере будет такого размера, что на ней спокойно уляжется человек любой комплекции. Само собой, такой вариант не подходит спортсмену-профессионалу.

Опыт Литтлхейла поистине впечатляет. Обладатель энциклопедических знаний об устройстве пятизвёздочных отелей, он до хрипоты готов спорить с управляющими о необходимости модернизации кроватей и замены матрасов, о том, что для хорошего сна следует наглухо задёрнуть шторы и установить температуру в 16–18 градусов на кондиционере. Но самое важное — это всё-таки кровать. В отдельных, сложных случаях Ник был готов притащить в номер свою собственную либо и вовсе отказаться от услуг той или иной гостиницы.

Для участия команды велогонщиков Team Sky в знаменитой гонке «Тур де Франс» Литтлхейл даже сконструировал специальное снаряжение для сна: каждый участник был снабжён индивидуальным набором предметов и рекомендациями, которым он должен был следовать неукоснительно. У гонщиков были специальные каркасы, которыми они пользовались для поддержания правильной позы во время сна на кроватях или прямо на полу своих номеров — всё зависело от физиологических особенностей отдельно взятого спортсмена. Каждый такой каркас мог выдержать нагрузку до 150 килограммов.

Столь изнурительные соревнования, как «Тур де Франс», выматывают спортсменов начисто, в том числе и морально. Вот почему Ник дал указание менеджерам команды снабдить каждого её члена семью (!) комплектами постельного белья с одной-единственной целью — обеспечить необходимый комфорт и спокойствие во время отдыха ночью. Но это ещё не всё: кондиционер в каждом номере оборудовали дополнительным гипоаллергенным фильтром, а все атлеты пользовались специальными назальными пластырями, обеспечивающими правильное дыхание во сне. Да, в большом спорте мелочей быть не может.

А что насчёт восьмичасовой нормы сна? «Чушь», — отвечает Ник Литтлхейл.

Никому ещё не удавалось придерживаться этой нормы в действительности. Каждому из нас необходимо разное количество времени, чтобы восстановиться как физически, так и морально. Но для атлета-профессионала оптимальным является сон, состоящий из пяти циклов продолжительностью по 90 минут каждый в течение всего дня, причём их строгая последовательность не имеет решающего значения.

Пожалуй, это действительно так, иначе чем ещё можно объяснить факт появления на тренировочных базах специальных комнат отдыха, оборудованных капсулами для восстановительного сна.

Длительные перелёты, бешеные графики и необходимость постоянно быть в центре внимания общественности — всё это приводит к стрессу, заставляя спортсменов прибегать к «помощи» всевозможных успокоительных средств и методик. «Атлеты напичканы стимуляторами под завязку. Порой они попросту не могут уснуть от одной лишь мысли о том, что принимали кофеин на тренировках в течение дня», — продолжает Ник.

Не менее важны и наши привычки. Каждый из нас «сова» или «жаворонок», спортсмены-профессионалы не исключение – эти параметры мы наследуем вместе с родительскими генами. Ник считает, что мы должны знать свой тип суточной активности — это поможет избежать рисков попадания в промежуточную группу.

Это особенно важно для топовых футболистов и теннисистов: чаще всего им приходится серьёзно выкладываться в тёмное время суток, когда проходят игры или соревнования. Кому-то повезло родиться совой — нет проблем, однако кому-то смена жизненного ритма даётся нелегко.

Ник Литтлхейл

Озабоченность спортивного сообщества проблемой сна возникла не случайно: появление и повсеместное распространение смартфонов и планшетов «подарило» звёздам спорта доселе недоступную возможность — искать в Сети материалы о себе и своих достижениях часами напролёт, вместо того чтобы набираться сил в постели. В эту «ловушку славы» попался, например, австралийский теннисист Ник Кирьос на одном из Уимблдонских турниров.

Литтлхейл считает, что наше представление об искусственном освещении бьёт все мыслимые рекорды глупости. Например, свечение, исходящее от экранов мобильных устройств, ничуть не полезнее включённого «для фона» телевизора в вашей спальне: мелькающие яркие образы, сопровождающиеся резкими звуками и внезапными вспышками, уж точно не подействуют успокаивающе.

Кроме того, перед Литтлхейлом возникла и другая серьёзная проблема: современные звёзды спорта часами гуглят свои имена и до бесконечности прокручивают ленты соцсетей в стремлении потешить самолюбие. Лет 20 назад тренеры и руководство клубов могли хоть как-то оградить своих игроков от лишних контактов с представителями СМИ и просмотра теленовостей. Сегодня же, имея под рукой мобильный телефон или планшет, нужно обладать действительно сильной волей, чтобы не выйти в интернет в любой удобный (или не очень) момент.

Соблазн узнать, что о тебе пишут и говорят, очень велик. Тем более что атлеты — такие же люди, которым нравится писать посты и выкладывать фотографии.

Ник Литтлхейл

Литтлхейл упоминает и о другом минусе известности: даже в самом укромном месте спортсмены подвержены повышенному вниманию. Их всегда кто-нибудь замечает, затем подходит, чтобы сфотографироваться или пообщаться, куда бы они ни шли и чем бы заняты ни были.

Правда, кое-какой гаджет Ник всё же одобряет и даже рекомендует. Это световой будильник или, как их ещё называют, «искусственный рассвет» — прибор, который позволяет создать в помещении освещение, близкое к естественному. 

В идеале такой «ночник» нужно использовать в сочетании с наглухо задёрнутыми шторами и свежим воздухом надлежащей температуры.

Однако любовь Литтлхейла распространяется далеко не на все современные устройства. Например, игровым консолям Ник готов объявить войну. Большинство молодых спортсменов выросли бок о бок с компьютерами и постоянно держали джойстики в руках, поэтому провести полночи или даже ночь за игрой в Сети — почти норма для каждого. Но мы-то знаем: ночью нужно спать.

В сочетании все эти факторы действуют расслабляюще, помогая снять напряжение, которого не избежать в профессиональном спорте. Вот почему атлеты садятся за компьютерные игры, когда не могут уснуть из-за возбуждённого сознания.

Вот почему тренер сна не станет прикреплять к вам датчики и пульсометры, не попросит лечь строго по сигналу будильника, нет. Он окинет комнату взглядом и устранит из вашего окружения все возможные помехи для нормального, здорового сна.

Литтлхейл считает, что не стоит запрещать спортсменам заниматься сексом накануне важных и решающих игр. При этом ложиться спать он рекомендует отдельно от своих партнёров.

Многие элитные клубы согласны с этим мнением. На тренировочной базе мадридского «Реала» доступ к своей «капсуле сна» каждый игрок получает отдельно. Таким образом, Криштиану Роналду всегда спит в одиночестве.

Литтлхейл уверен, что, случайно оказавшись на тренировочной базе «Манчестера», люди поразятся спартанской обстановке комнат отдыха футболистов. Скромные интерьеры созданы лишь по одной простой причине: в них отдыхают, а не хорошо проводят время.

Для игроков, спящих вместе со своими партнёрами, учитывается множество дополнительных факторов: начиная от размера кровати, манеры сна партнёра (спокойно или беспокойно) и заканчивая положением головы спящего относительно стены и окна. При этом Литтлхейл убеждён: между привычками партнёров спать на левом или, наоборот, правом боку и качеством сна существует некая взаимосвязь. Бывают и действительно сложные ситуации: однажды Нику пришлось поразмыслить над размещением членов семьи и команды Роджера Федерера в двух отдельно стоящих домах, что помогло теннисисту подготовиться к выступлению на Уимблдоне должным образом.

Удивительно, но, со слов Ника, многим известным личностям из мира большого спорта и в голову не приходит всерьёз задуматься об обстановке, в которой им приходится набираться сил для новых побед. Иногда это может привести к хроническим болям и появлению симптомов других, более серьёзных заболеваний. 

Вы не поверите, но мало у кого в спальне можно найти по-настоящему правильную кровать.

Ник Литтлхейл

Те же, кто всегда мечтал приоткрыть завесу тайны над личной жизнью любимого спортсмена, рискуют разочароваться, лишь переступив порог гостиничного номера суперзвезды. Там точно такой же телевизор, такое же окно и вид из него, такой же будильник и, возможно, такой же, как и у вас самих, мобильный телефон.