Карьера Ильи Красильщика сложилась довольно интересно. В 21 год он стал главным редактором журнала «Афиша», затем перебрался в Ригу, где издаёт интернет-СМИ «Медуза». Мы встретились с Ильёй в Харькове, в креативном пространстве Spalah, которое он посетил с презентацией о том, как создавалась «Медуза».

— Чем занимается издатель в интернет-СМИ?

— Издатель в интернет-СМИ занимается всем, кроме редакции. Редакция занимается контентом, а издатель — каналами, по которым этот контент доходит до читателя. Сюда входит маркетинг, разработка платформы, дизайн. Плюс всё это должно зарабатывать деньги.

 — То есть ты совмещаешь обязанности технического директора, директора по маркетингу и прочих?

— Нет. У нас есть технический директор, арт-директор, коммерческий директор. Тем не менее есть продукт, который из всего этого собирается.

— У меня есть очень волнующий вопрос. Как тебе удалось в 22 года стать главным редактором «Афиши»?

— В 21. Как удалось — вопрос не ко мне, а к Илье Ценциперу (основатель журнала «Афиша». — Прим. ред.), который меня главным редактором назначил и, кажется, пришёл в ужас от того, что он сделал. Он собирался меня уволить, да я и сам собирался уйти, но не успел, потому что уволили Ценципера. Я потом ещё несколько раз пытался слинять, но без толку. Я просто совершенно не понимал, что это за работа и как её делать. Первые два года были мучительными. Ты пока не почувствуешь то, что ты делаешь, не нащупаешь первый успех, не начнёшь понимать людей, с которыми это делаешь, будешь болтаться как говно в проруби.

— Ты пришёл туда редактором?

— Я пришёл редактором на зарплату в 10 000 рублей запускать новый сайт «Афиши», это должно было произойти через две недели, а произошло через девять месяцев. За это время я несколько раз — опять же — хотел уволиться, потому что ничего не происходило. Но потом познакомился с Ценципером — и началось безумие.

Я то ли три, то ли четыре должности в «Афише» сменил меньше чем за год. И всё это было очень весело (по крайней мере, мне), пока я, собственно, не стал главным редактором журнала. Потому что ты-то думаешь, что ты страшно крутой, что в 21 год оказался главным редактором. Но все вокруг считают ровно наоборот: «Что это за говно в 21 год назначили главредом?» Ну и доказать всем, что ты не говно, когда ты понятия не имеешь, как это сделать, — довольно затруднительная операция.

— Получается первые два года ты был говном?

— Полным. (Смеётся.)

— Можешь рассказать об устройствах, которые используешь в работе?

— Я использую только MacBook и iPhone.

— А что касается приложений и сервисов?

IMG_6767

Slack, Trello, Dropbox, Telegram, Meduza, Skype, который я ненавижу, Facebook и, разумеется, Gmail. Это основное, всё остальное второстепенное.

Telegram
Price: Free

— Ты работаешь только в офисе?

— Я работаю только в офисе, ну и плюс дома, в туалете, в кровати. Короче, вы поняли. Но не реже раза в месяц езжу в Москву — там коммерческий отдел, там дизайнеры, там куча дел. Плюс всё время мотаюсь куда-то. Всегда мечтал много путешествовать, но никак не могу представить, что буду всё время путешествовать в Москву. Как только начинаю работать не из офиса, становлюсь ужасно нервным. Звенит куча мессенджеров, приходят сообщения в Facebook, Slack и на почту — всё это происходит одновременно и невероятно раздражает.

— А чем занимаешься в дорогах, перелётах, пробках?

— К сожалению, сижу в Facebook, Slack и Telegram, в почте. Стоит признать, в основном в Facebook.

— Кстати, о почте. Когда я искал способы с тобой связаться, так и не смог найти почту. Ты используешь её только для корпоративных вопросов?

— Нет, вообще не скрываю почту, её можно найти в интернете.

— Мне не удалось и пришлось писать в «Другое» в Facebook и ждать ответа. Думал, вообще не дождусь: всё-таки 200 тысяч подписчиков.

— К этой цифре не стоит относиться серьёзно. Большая часть из них — это арабские боты, набежавшие непонятно откуда после митингов на Болотной. И так практически у всех (или у всех) российских пользователей Facebook, у которых больше ста тысяч подписчиков.

— Вот это инсайд! Расскажи, как проходит твой день.

— Просыпаюсь утром и собираю детей в детский сад, если этого не делает жена.

— А утром — это во сколько?

— Если нужно вести детей, просыпаюсь в 7:40. Отвожу детей в сад, покупаю сэндвич с кофе и иду на работу. Потом работаю до вечера. Слушайте, ну это нудный рассказ. Тем более что я теперь в Риге живу, и там не то чтобы много способов отвлечься от работы.

— Можешь рассказать об образовании? Тебе оно как-то пригодилось?

— У меня его как такового нет. Первый курс я учился в Институте лингвистики РГГУ на отделении искусственного интеллекта. Там было много программирования. Понял, что не хочу быть ни программистом, ни математиком, хотя программирование нравилось, и единственное, что меня интересует, — это история. Перевёлся после первого курса с академической разницей в виде всех предметов, кроме физкультуры, проучился год, а потом пошёл работать в «Афишу».

Дальше всё было довольно странно и «урывисто». В результате меня отчислили с пятого курса. Пригодилось ли что-то из этого? Наверное, да. Это важный социальный момент в жизни, и были какие-то предметы, которые учили структурированию мыслей. Но моё образование было крайне фрагментарным. И, в общем, моим реальным образованием была «Афиша». А теперь «Медуза». Так что я не могу сказать, что моё образование закончилось. Вообще, нет.

— А почему ты был отчислен с пятого курса?

— Я просто не пришёл сдавать сессию.

— С точки зрения знаний университет ничего не дал? 

— С точки зрения знаний — я учился на историка со специализацией на русской истории и собирался писать диплом по немцам в России. Ничего из этого я не сделал, поэтому говорить о знаниях довольно сложно. А все знания, которые связаны с моей профессией, я получил на практике. Не уверен, что их можно получить другим способом.

— Раз мы говорим об образовании, расскажи, какие книги читаешь. 

— Знаете, я когда ломаю Kindle, совершенно перестаю читать — и сейчас я как раз в этой ситуации. Через неделю приедет из Америки новый, будет что рассказать.

— Чаще читаешь на русском или английском?

— На русском. На английском только статьи.

— А что по поводу любимых сайтов, изданий, журналов?

— Я почти всё читаю через ленту Facebook, плюс в «Медузе» есть много каналов в Slack и люди, которые за ними следят. Они мониторят источники, и вся профессиональная информация появляется там. Но прежде всего — это лента Facebook.

Журналы я перестал читать совершенно. Разве что в самолёте. Для меня этот жанр умер.

— То есть любимых изданий нет?

— Конечно, есть. На данный момент это «Арзамас» и «Панцерзин». «Арзамас» сделан моими друзьями, но люблю я его не только за это. Мне правда кажется, что это круто. Не сказать, что я там всё смотрю, но туда я могу зайти специально, чтобы отдохнуть душой. А «Панцерзин» — это просто космос. Рома Волобуев рассказывает истории про нацистов. Что может быть лучше? Что касается других изданий, то меня больше интересует, как они сделаны продуктово, и они мне могут нравиться, но это не значит, что я их ежедневно читаю.

— Тогда, наверное, Esquire?

— Ну, лучше с американских начать. Нравятся Quartz, Vox и BuzzFeed. Нравятся потому, что круто сделаны. С российским сложнее.

— Вернёмся к работе. Ты говоришь, что на многое не хватает времени. Используешь тайм-менеджмент?

Рабочее место Ильи
Рабочее место Ильи

— Нет. Стараюсь держать всё в голове. Всё забываю, но по-другому не умею.

— Хватает времени на спорт?

— Тут вопрос не времени, а силы воли, которая напрочь отсутствует.

— Спорту «нет»?

— Я честно пытался, но не получилось.

— А хобби? 

— Покер. Кстати, можно спортом назвать.

— Кстати, да. А есть достижения?

— Ну, я однажды выиграл турнир главных редакторов, совершенно не умея, правда, играть — мне там раза три два туза пришли. Выиграл и поехал в Монако играть. Без каких-либо дальнейших успехов, разумеется. Но зато после этого мы стали играть регулярно небольшой компанией — и пять лет уже играем. Хотя я, повторюсь, теперь в Риге живу, поэтому часто играть не выходит. Зато в Риге есть прекрасное казино, куда можно сходить и поиграть в покер. В общем, покер, сериалы и немножко футбола на Xbox.

— А какие сериалы любимые?

— Из тех, что идут: «Игра престолов», «Правильная жена», «Настоящий детектив». Остальное всё забросил.

— «Карточный домик»?

— Забросил на этом сезоне, там так чудовищно пошла русская линия, что я в бешенстве вырубил серию и больше не включал.

— У меня осталось несколько коротких вопросов. Можешь назвать три любимые книги?

— Ненавижу такие вопросы. «Поправки» Джонатана Франзена, «Какое надувательство» Джонатана Коу, «Шпион, пришедший с холода» Джона Ле Карре. Но вообще, это вопрос, на который невозможно нормально ответить.

— А любимые исполнители?

— Моррисси (Стивен Моррисси, основатель The Smiths. — Прим. ред.), группа Yeah Yeah Yeahs и группа Belle and Sebastian. Или Sparks, не знаю. Чего-то я в последнее время перешёл на плей-листы Spotify.

— И пара занятий, которые помогают расслабиться и отвлечься.

— Сходить в Сандуновские бани, выпить, а ещё лучше — сесть в машину и уехать куда-нибудь за 2 000 километров.

За помощь в проведении интервью выражаем благодарность креативному пространству Spalah.