Ситуация в нише персонализированной медицины напоминает середину 90-х годов прошлого века — огромное пустое поле времен начала Рунета. Тот, кто придет сегодня на этот рынок (включая телемедицину), завтра заработает миллиарды долларов. «МакРадар» решил узнать, как обстоят дела у одного из первопроходцев ниши персонализированной медицины — компании OnDoc, и поговорил с основателем компании — Александром Константиновым.

Я посмотрел ваш бэкграунд. Насколько я понял, вы никогда не имели отношения к медицине. Как пришла идея создать OnDoc?

Все было достаточно неожиданно. Я никогда раньше не думал, что буду заниматься своим проектом. Но стали возникать разные ситуации, в том числе и в медицине. Я терял справки, которые мне давали врачи, знакомая девушка попала в непростую ситуацию. Ей сделали операцию на глазах, на следующую ночь возникли осложнения и потребовалась срочная повторная операция. Но мы не знали, какую ей делали анестезию при первой операции, так как никаких выписок на руках не было. А без этого нельзя было делать повторную операцию. Вот из-за таких вещей я и стал делать OnDoc. И еще один важный момент. Нас не учат в школе, как заботиться о своем здоровье. Я считаю это неправильным.

Персональная медицина — это когда данные хранят не в бумажной карте, а в MacBook или iPhone. Так это выглядит со стороны. А что на самом деле?

Я думаю, что это понятие несколько шире, потому что мы не только храним данные, но и автоматически их анализируем. Система дает рекомендации, что же мне надо сделать, чтобы оставаться здоровым. Я думаю, к этому можно добавить индивидуальную работу с врачом в течение долгого времени или даже всей жизни. И еще OnDoc собирает информацию из различных приложений, например, Cardio или Heart Rate, и использует ее во время визита к врачу. В будущем мы планируем сделать функцию просмотра личных данных пациента из кабинета врача. Когда все это совмещено в одном сервисе — это и есть персональная медицина.

Какое место в системе персональной медицины занимает iPhone/iPad?

Это является важной частью сервиса, потому что около 80% наших клиентов используют сервис с помощью мобильных устройств. Во-первых, медицинские данные иногда нужны в самых неожиданных местах, а со смартфоном они всегда под рукой. Во-вторых, данные измерений, например, пульса гораздо проще внести в телефон, чем куда-либо. Также большое число клиентов получает от сервиса уведомления о приеме лекарств.

У Ondoc, пожалуй, самый оригинальный офис среди IT-компаний. Раньше здесь был бар.
У OnDoc, пожалуй, самый оригинальный офис среди IT-компаний. Раньше здесь был бар.

Расскажите про типичного клиента OnDoc. Кто это: мужчина или женщина, сколько ему или ей лет, какое образование и так далее…

У нас в разные периоды развития сервиса группы пользователей менялись. Мы проводили разные эксперименты, искали свою ЦА. Наш сервис новый для российского рынка, и мы до сих пор находимся в процессе изучения, кто же наша целевая группа. Одно время у нас было 60–70% мужчин, которые активно используют iPhone, iPad и другие мобильные устройства. Потом пошел уклон в сторону женщин, и сейчас показатели стабилизировались. Около 55% пользователей — мужская аудитория, 45% — женская аудитория. Для Рунета это классическое распределение. Что касается возрастных групп, то основная аудитория в возрасте от 25 до 40 лет. Еще около 10% пользователей в возрасте 50–60 лет. И это для нас удивительно. Кто-то хранит данные мониторинга давления, кто-то следит за уровнем холестерина и так далее. И иногда эти люди оказываются активнее, чем более молодые пользователи.

А сколько всего пользователей OnDoc?

У нас около 60 000 пользователей, и это только у мобильного приложения. Сейчас мы растем на 10 000 пользователей в месяц. Количество пользователей сайта примерно соответствует количеству пользователей мобильного приложения. Эти аудитории трудно разделять, поскольку они пересекаются.

А за счет чего зарабатываете?

OnDoc бесплатен для пользователей. Для клиник есть небольшая абонентская плата, и мы не берем плату за приведенного клиента или количество просмотров, звонков в клинику. А стоимость для клиник действительно очень доступная — от 2 500 рублей в месяц.

Фактически вы даете им лидов?

Я бы так не сказал. Мы не продаем заявки наших клиентов, специфическую рекламу или иную информацию. И этим мы отличаемся от других похожих сервисов. Мы помогаем клиникам создать качественный медицинский сервис, конкурентное преимущество для себя.

С какими сложностями вы сталкивались при создании OnDoc?

Самая большая сложность — мои личные компетенции. До OnDoc я не занимался ни медицинскими сервисами, ни в целом IT-проектами. То количество грабель, на которые я наступил при создании компании, трудно посчитать. Все другие проблемы были частного характера, обычные в бизнес-практике.

Macbook - основное средство производства...
MacBook — основное средство производства.

Что вы думаете о телемедицине?

Может быть, когда-нибудь задумаемся о том, чтобы поставлять такие услуги, но пока считаем, что это не слишком интересно нашей аудитории. К тому же телемедицина пока не регулируется государством, и посещение врача является обязательным, прежде чем он вас проконсультирует. В OnDoc мы не ставим диагнозы, мы не выписываем лекарства.

Какие еще есть свободные ниши в области digital health, помимо телемедицины?

Я вижу, что совсем не занята ниша дистанционной диагностики.

В 2012 году в США начался бум медицинских стартапов. К 2015 году эта волна докатилась и до нас. Что можно подглядеть у Америки в области digital health?

Здесь надо учитывать, что у них совсем по-другому построена система здравоохранения и существуют другие требования к информационным системам. Поэтому мы при разработке OnDoc никуда не смотрели, а учитывали потребности российских клиентов. Но, конечно, я слежу за трендами. В США сейчас быстро развивается телемедицина. Уже есть с десяток сервисов, которые позволяют общаться с врачом вживую. Также сейчас вижу тренд создания сервисов по постановке диагнозов. Их суть в том, что человек приходит на сайт и отвечает на очень большое количество вопросов, которые задает ему виртуальный помощник. Я не могу сказать, насколько диагноз верный, но, по крайней мере, он облегчает клиентам понимание того, какие врачи ему понадобятся, что с ним происходит.

В июле стало известно об инвестициях в медицинские стартапы, которые сделали Юрий Мильнер и Роман Абрамович. Для меня это индикатор того, что через 3–5 лет каждый вложенный доллар в digital healthcare принесет как минимум 10 долларов прибыли. На что вы рассчитываете с OnDoc?

Я думаю, что сейчас действительно идет оживление рынка мобильного здравоохранения в России и через 3–5 лет все частные клиники перейдут на работу с электронными медицинскими картами и будут поддерживать различные медицинские сервисы. Безусловно, это будет приносить прибыль, а в конечном итоге повысит качество здравоохранения в России. Для нас наиболее важным критерием является не то, сколько мы заработаем, а как мы можем повлиять на качество здравоохранения.

Спасибо, и удачи вам в развитии OnDoc.