О генетике, датчанах и «ботах настроения»

С каждым днём появляется всё больше и больше гаджетов, но главным для нас по-прежнему остаётся одно — возможность живого общения.

В 2014 году исследователи Уорикского университета в Англии выступили с заявлением: им удалось найти тесную связь между генетикой и такими жизненными характеристиками, как счастье и благополучие. Учёные открыли 5-HTTLPR — ген серотонинового транспортёра, влияющий на процесс преобразования нейротрансмиттеров серотонина, гормона, отвечающего за наше настроение, сексуальное влечение и аппетит. Их дальнейшие научные изыскания поставили целью найти ответ на следующие вопросы:

  • почему в некоторых странах (особенно в Дании) наблюдается неуклонный рост так называемого индекса счастья;
  • связан ли этот показатель с конкретной нацией и её генетическим набором.

Авторы исследования учли все основные факторы, способные оказывать воздействие на общую удовлетворённость людей своей жизнью: профессию, религиозные убеждения, возраст, пол, размер дохода. В итоге учёные пришли к выводу, что ДНК датчан на генетическом уровне отличает предрасположенность к жизненному благополучию. Иными словами, чем больше в вас от датчанина, тем с большей вероятностью вы будете счастливы (Шекспир об этом, кажется, не знал).

Впрочем, обладатели датских кровей не единственный пример того, сколь сильными могут быть гены счастья. В одной из частей исследования приводятся данные, согласно которым каждый человек на Земле снабжён набором генетических параметров, включающих в себя и предустановленные значения для этого чувства. Если в определённый момент времени мы не испытываем радость очередной победы или же горечь разочарования, то в нужное моральное состояние организм «откатится» сам.

Частично эта «точка сборки» определяется при рождении человека на генетическом уровне, а что касается датчан, то им, судя по всему, повезло чуть больше остальных народов мира.

Учёные-нейробиологи также изучают и разновидность гена, присутствие которого приводит к повышенной выработке анандамида — эндогенного каннабиноидного нейротрансмиттера, отвечающего за чувство спокойствия. Люди с определёнными изменениями, в результате которых организм производит меньшее количество фермента, требующегося для выработки анандамида, менее способны противостоять жизненным невзгодам.

В 2015 году Ричард Фридман (Richard A. Friedman), профессор клинической психиатрии Медицинского колледжа Вайль-Корнелл, констатировал в одной из редакционных статей New York Times: «Все люди наделены рядом генетических установок, подобранных без участия какой-либо логики и социальной справедливости. Именно эти генетические правила и определяют нашу склонность к волнению, депрессии и даже употреблению наркотиков».

В чём мы, по мнению Фридмана, нуждаемся по-настоящему, так это в «наркотике», способном вызвать усиленную выработку анандамида. Особенно бы это пригодилось тем, кого природа мощными генами не снабдила. Общение с друзьями и близкими — вот что делает нас здоровыми и счастливыми. Людям это необходимо в принципе.

Что такое счастье
Olesya Kuznetsova/Shutterstock.com

Некоторые слуги науки уже устремили свой взор в будущее. Джеймс Хьюи (James J. Hughes), социолог, писатель и преподаватель Хартфордского колледжа св. Троицы, будучи приверженцем футуризма, уже сейчас считает, что не за горами тот день, когда человек сможет разгадать генетический код ключевых нейротрансмиттеров: серотонина, дофамина и окситоцина. Тогда управление «генами счастья» станет возможным (не 5-HTTLPR, так что-нибудь ещё подобное). Во многом ставка делается на развитие нано- и микротехнологий, за счёт которых удастся «поженить» робототехнику с фармакологией. А почему бы и нет?

Представьте себе: «боты настроения», введённые в организм, начинают свой путь прямиком к определённым областям мозга и настраивают нашу «точку сборки» таким образом, что все события, происходящие в жизни, получают должный эмоциональный отпечаток и, как следствие, приносят удовлетворение.

С развитием нано-технологий мы сможем осуществлять очень тонкую и точную настройку, фактически тюнинг нашего настроения.

Джеймс Хьюи

Кажется, футуристу мы уже почти готовы поверить, ведь, помимо писательской и преподавательской деятельности, он ещё и является исполнительным директором Института этики и развивающихся технологий, а значит, вопросы генетики рассматривает всесторонне.

Можно прийти к выводу, что генетически обновлённый человек будущего сможет управлять настроением буквально по щелчку пальцев и жить припеваючи. «Но не так быстро», — усмиряют наш пыл социологи и нейробиологи, изучающие феномен счастья.

Счастье в секундах — маленьких, острых

Факт того, что учёные смогли приблизиться к изучению некой новой биологической сущности человека и необходимости поиска особого препарата для управления ею, не может гарантировать нашим потомкам счастливую и полную удовольствия жизнь. «Человек — это не просто совершенная биомашина, все тайны которой пока ещё не разгаданы, — констатируют исследователи. — Годы упорной научной работы говорят о вполне конкретных действиях, необходимых для долгой и счастливой жизни».

Зыбкость термина «счастье» всегда доставляла немало проблем тем, кто решил заняться изучением этого эмоционального феномена вплотную. Поэтому многие исследователи едины во мнении: счастье — это состояние, которое можно охарактеризовать как «субъективное благополучие». В числе первых в 80-х это определение стал использовать Эд Динер (Ed Diener), сотрудник кафедры психологии Университета Вирджинии.

Однако в последние годы всё больше светлых умов начинают сомневаться в верности научного подхода, основанного на субъективных впечатлениях испытуемых. Ведь счастье можно ощущать по-разному. К примеру, если вы попросите описать это ощущение подростка, взрослого человека и ребёнка, то поймёте, что оно может зависеть от очень и очень разных аспектов жизни: повышения по службе, летних каникул или новогодней ёлки в детском саду.

Уже на протяжении десятилетия всё чаще появляется мысль о том, что счастье можно условно поделить на два типа: гедонистическое и эвдемонистическое (естественное стремление человека быть счастливым). О втором уже давным-давно высказывался Аристотель:

Счастье есть смысл и самая главная в конечном итоге цель жизни.

Это та форма счастья, при которой на жизнь вы смотрите с точки зрения удовольствия от самого процесса бытия: дни идут один за другим, и каждый из них уникален и по-своему хорош.

Да, очень может быть, что скоро передовые технологии в медицине позволят на короткое время полностью блокировать чувство страха, а также моментально воссоздавать ощущение счастья. Однако со счастьем технически дела обстоят сложнее.

Дэниел Гилберт (Daniel Gilbert), психолог из Гарварда и автор книги-бестселлера «Спотыкаясь о счастье», считает, что люди по умолчанию способны усилить чувство гедонистического счастья, и в этом они немало преуспели, даже не имея в арсенале «ботов настроения», о которых говорит Джеймс Хьюи из Хартфордского колледжа.

В 2004-м Гилберт наглядно продемонстрировал свою идею на конференции TED посредством двух расположенных рядом изображений. С того, что слева, на зрителя смотрел мужчина с лотерейным билетом в руках. Согласно задумке, он только что выиграл без малого 315 000 долларов. На второй иллюстрации тоже был изображён мужчина, но в инвалидной коляске.

Что такое счастье
Keystone-France / Getty (left) and Barcroft / Getty (right)

«Я призываю вас на минуту задуматься об обоих возможных в жизни исходах, — обращается к аудитории Дэниел, — представьте себя на месте каждого из мужчин на картинках и скажите, какую участь вы бы предпочли. На самом деле с точки зрения счастья обе ситуации равноценны: по прошествии года с того момента, как один мужчина оказался в инвалидном кресле, а другой выиграл в лотерею, уровень их довольства жизнью будет сравнительно одинаковым».

Результаты исследований свидетельствуют, что виртуальное общение может способствовать борьбе с депрессией, одиночеством и усилить положительный эффект от получаемой социальной поддержки.

Так почему же нам кажется, что люди на картинках неодинаково счастливы? Причиной тому, по мнению Гилберта, является феномен, который он назвал ошибочным воздействием. Иными словами, склонность людей переоценивать положительные свойства ещё не состоявшихся событий. Исследователь отмечает, что это становится тенденцией, хотя многие явления в жизни по своей сути временны и не могут оказывать влияния на её качество в целом. Посудите сами: что плохого в глобальном плане может случиться, если вы не сдадите экзамен с первого раза или расстанетесь с очередной пассией? Правильно, ничего критичного: солнце всё ещё светит, девушки всё так же красивы весной, а впереди ещё целая жизнь.

Тем не менее что-то должно и способно влиять на ощущение счастья? Отвечая на этот вопрос, Гилберт не колеблется: «Зачастую состояние счастья у нас вызывают ценности, проверенные временем. Готов биться об заклад, что и в 2045 году люди будут всё так же счастливы, если их дети смогут достичь успеха и наполнить свою жизнь любовью и заботой о близких».

«Это основы, на которых зиждется состояние счастья, — продолжает свою мысль исследователь. — Они формировались тысячелетиями, но и по сей день не теряют своей актуальности. Человек по-прежнему является самым социальным животным на Земле, вот почему нам следует прилагать все возможные усилия, чтобы сделать отношения с родными и близкими крепче. Секрет счастья столь прост и очевиден, однако многие попросту отказываются его понять.

Почему так происходит? Ответ звучит просто: люди ищут загадку там, где её нет. Им кажется, что они уже где-то слышали все эти советы, может быть, от бабушки или психотерапевта, теперь им хотелось бы услышать тайну счастливого бытия и от деятелей науки. Но никакой тайны не существует».

Исследование длинною в жизнь, «список победителя» и секрет счастья

Возможно, самым явным подтверждением идеи о пользе человеческих отношений являются как раз-таки наши с вами родители, которые не сегодня-завтра из папы и мамы превратятся в дедушку и бабушку. Этой мыслью задалась и группа учёных из Бостона, участники которой решили проверить ряд закономерностей на себе, начав одно из самых длительных исследований, когда-либо известных миру. Изначально проект получил название «Главное исследование по социальной адаптации», а затем был переименован в «Гарвардское исследование развития взрослых людей».

Работа началась с ряда научных экспериментов и серии интервью с группой выпускников колледжа 1939–1941 годов. Каждый выпускник отбирался для участия в исследовании самым тщательным образом. Кстати, в их числе были Джон Кеннеди (John F. Kennedy) и Бен Брэдли (Ben Bradlee), выпускающий редактор Washington Post с 1972 по 1974 год.

Первоочередной целью эксперимента было наблюдение за группой потенциально успешных мужчин на протяжении одного-двух десятилетий. На сегодняшний момент от начала исследования прошло уже более 75 лет, при этом 30 из 268 причастных к нему человек живы до сих пор.

В 1967 году результаты исследования были объединены с плодами другой научной работы на схожую тематику: Шелдон Глюк (Sheldon Glueck), профессор по праву и криминологии Гарвардского университета, наблюдал за 456 детьми из малообеспеченных, но благополучных семей, проживавших в центральной части Бостона в начале 40-х. Восемьдесят человек из числа группы испытуемых находятся в добром здравии и по сей день. Те же, кто до наших дней не дотянул, прожили в среднем на девять лет меньше, чем участники бостонского эксперимента 1938 года.

В 2009 году писатель Джошуа Вульф Шенк (Joshua Wolf Shenk) задал вопрос Джорджу Вейленту (George Vaillant), бывшему руководителю бостонского исследования, какое, по его мнению, сделанное в работе открытие он считает самым важным. «Единственное, что на самом деле имеет значение в жизни, — отношения с другими людьми», — ответил Джордж.

После выхода статьи Шенка на Вейлента, казалось, обрушились скептики всего мира. Ответной реакцией исследователя на шквал критики стал «список победителя» — документ, включавший в себя 10 свершений в жизни мужчины (в возрасте от 60 до 80 лет), выполнение которых может быть расценено окружающими как явный успех. Данный «хит-парад» включал в себя:

  • достижение участником определённого уровня дохода к моменту его вступления в финальную часть исследования;
  • присутствие в американском биографическом справочнике Marquis Who’s Who;
  • успешную карьеру и счастье в браке;
  • умственное и физическое здоровье;
  • достаточную социальную активность (помимо общения с членами семьи).

Кажется, составляющие каждой из приведённых выше категорий в списке Вейлента связаны друг с другом. На самом деле лишь четыре пункта, как считает сам писатель, имеют тесную взаимосвязь с успехом в жизни и лежат в области человеческих отношений.

По сути, Вейлент лишний раз подтвердил: именно возможность иметь близкие отношения с другими людьми предопределяет успех в большинстве аспектов нашей жизни.

Однако самому писателю, опубликовавшему свои исследования в книге под названием «Триумф опыта» в 2012 году, термин «счастье» столь удачным не кажется. «Было бы неплохо и вовсе исключить его из словарного запаса, — объясняет свою мысль Вейлент. — По большому счёту, счастье — это лишь проявление гедонизма, стремления человека прожить жизнь в своё удовольствие. Например, мне будет хорошо, если я съем здоровенный бургер, запив его пивом. При этом мы не можем соотнести это действие с жизненным благополучием. Секрет счастья заключается в положительных эмоциях, которые мы получаем. Источник же самых полезных для человека эмоций — любовь».

Вейлент признаётся: «Услышав подобное в 60–70-х годах, я бы рассмеялся, не больше. Но постепенно моя работа позволила найти всё больше подтверждений тому, что тёплые отношения с другими людьми — основа для счастья».

О здоровье, влиянии технологий и одиночестве в Сети

Роберт Уолдингер (Robert Waldinger), психотерапевт из Медицинской школы Гарварда, который в настоящее время руководит исследованием, начатым сотрудниками университета в 1938-м, отмечает, что решающую роль в полноценных отношениях играет не только материальное благосостояние или ощущение счастья самого по себе. Без крепкого физического здоровья, увы, никак не обойтись.

«Из всего этого вытекает один главный вывод: качество отношений является куда более важным для здоровья фактором, чем мы могли полагать. Причём речь идёт не только об умственном, но и о физическом состоянии людей. Быть счастливым в браке в возрасте 50 лет с точки зрения долголетия куда важнее, нежели следить за уровнем холестерина в крови. В конечном итоге тем, кто сосредоточен лишь на достижении успеха в жизни, не хватает тёплых чувств и эмоций, получаемых от общения с родными и близкими. Людям это необходимо в принципе».

Однако развитие личных отношений способно оказывать влияние не только на здоровье человека, но и на структуру его головного мозга.

Социально изолированные люди чаще болеют и более склонны страдать от расстройств памяти и мышления, их мозг менее продуктивен, о чём свидетельствуют результаты нашего исследования.

Роберт Уолдингер

Согласно Уолдингеру, увлечённые чем-либо люди счастливее остальных. Они могут воспитывать детей, ухаживать за садом или стоять во главе семейного бизнеса — в принципе, они могут находить время для всего этого. Ведь если вы всерьёз увлечены делом, а рядом с вами верные единомышленники, то недостижимых целей для вас попросту не существует.

Николас Кристакис (Nicholas Christakis), учёный-социолог из Йельского университета и соавтор фундаментальной работы по личностной психологии на примере изучения близнецов, считает: вероятность того, что жизнь человека удалась благодаря «гену счастья», составляет всего 33%. При этом Кристакис убеждён: основным компонентом благополучия является социальность, а не технологические преимущества современного мира.

Кристакис изучает феномен социальных сетей и утверждает, что гены типа 5-HTTLPR оказывают меньше влияния на чувство счастья, чем субъективные ощущения человека. Последние же, напротив, преобразуют функции нервной системы, меняя наше поведение и заставляя нас общаться и находить разных по характеру друзей — весёлых, спокойных, грустных.

Люди науки посвятили десятилетия исследованиям феномена счастья и важности человеческих отношений и пришли к очень актуальному вопросу. Мы с вами живём в эпоху расцвета сетевых технологий. Присутствие людей в социальных сетях и время, которое они в совокупности проводят в интернете, с каждым годом неуклонно растут. Джордж Вейлент однозначен в своих суждениях на этот счёт: «Технологии делают наше мышление поверхностным, чуждым голосу сердца. Дело даже не в том, что это бесконечная погоня за новым iPhone, который всякий раз устаревает, и вам приходится покупать себе другой, новее и мощнее, — в глобальном смысле это не имеет значения. Современные гаджеты будто бы не выпускают тебя за пределы собственной головы, как бы странно это ни звучало: моя дочь на полном серьёзе считает, что писать друзьям сообщения куда удобнее, чем позвонить, не говоря уже о живом общении. Вряд ли эта привычка окупится людям сторицей в 2050-м».

Что такое счастье
Pressmaster/Shutterstock.com

Безысходностью нового мира, в котором, садясь за один стол, люди не отрывают глаз от мобильных, веет от слов Шерри Теркл (Sherry Turkle), профессора социологии Массачусетского технологического института: «Отношения между людьми сложны и носят спонтанный характер, забирая немалое количество душевных сил. Казалось бы, технологии призваны сделать процесс общения удобнее и быстрее, однако выходит так, что при этом мы всё меньше разговариваем. А потом постепенно привыкаем к этому. И уже через короткое время это и вовсе перестаёт нас тревожить».

Да, с одной стороны, технологии делают нас ближе. Но в то же время мы становимся всё более одинокими в этом мире.

В некоторых ранних исследованиях на тему пользования интернетом уже высказывалась мысль о том, что эпоха сетевых технологий неумолимо тянет нас в печальное, полное одиночества будущее. В 1998 году Роберт Краут (Robert E. Kraut), исследователь из Университета Карнеги — Меллон в Пенсильвании, провёл эксперимент, результаты которого, увы, не порадовали. В исследовании принимали участие семьи с детьми старшего школьного возраста, и все испытуемые имели возможность неограниченно пользоваться компьютером с выходом в Сеть. Наблюдения за экспериментальной группой выявили закономерность: чем больше времени её участники проводили в виртуальном пространстве, тем меньше они общались вживую и тем хуже делалось их настроение.

Проблема пагубного влияния современных технологий на жизнь человека по-прежнему остаётся актуальной. Широкую известность получило исследование группы сотрудников Университета Юта Вэлли: 425 выпускников, принимавших участие в работе, отмечали у себя спад настроения и растущую неудовлетворённость собственной жизнью на фоне активного использования Facebook.

Впрочем, проблема влияния виртуального пространства на нашу жизнь волнует не только людей науки. В 2011 году Папа Римский Бенедикт XVI в одном из своих обращений предупреждал мир: «Виртуальное пространство не может и не должно заменять людям настоящее человеческое общение». Стоит задуматься, как вы считаете?

Тем не менее в последние годы всё чаще слышно мнение о том, что технологии, возможно, не так уж губительны для человеческих взаимоотношений. Вспомним исследование Краута, какие выводы мы можем сделать из него сегодня? Если в 1998-м людям в ходе эксперимента приходилось (это была именно необходимость) общаться с малознакомыми им людьми в Сети, то сегодня почти все люди присутствуют в социальных сетях, виртуальном пространстве, другом мире, если хотите.

Реальность такова, что большинство людей сегодня привыкли общаться в Сети даже с теми, с кем знакомы не первый год и живут на одной улице. А значит, дело в самом процессе общения, а не в его форме. Какая, в конце концов, разница, если человек чувствует себя уже не так одиноко?

Да, виртуальные отношения тоже развиваются. Любая форма общения приносит нам больше радости и тепла, если мы общаемся со своими. Это вопрос доверия.

Чаще всего мы пользуемся технологиями, чтобы общаться с хорошо знакомыми нам людьми. Отношения от этого становятся лишь прочнее.

Роберт Краут

Слова Краута охотно подтверждает Кит Хамптон (Keith Hampton), профессор Ратгерского университета. Исследуя проблему влияния интернета на взаимоотношения, он убедился: социальные сети и виртуальное пространство объединяют людей. «Не думаю, что люди отказываются от общения в пользу онлайн-взаимодействия. Это всего лишь новая форма контакта, дополняющая те, к которыми они давно привыкли», — делится соображениями Хамптон.

Фактически исследование Хамптона говорит о следующем: чем больше разных средств коммуникации мы используем для общения, тем прочнее взаимоотношения становятся. Люди, которые не ограничивают себя лишь беседами по телефону, а регулярно видятся, пишут email и общаются в социальных сетях, невольно укрепляют связь между собой.

«В этом случае, — продолжает Кит, — Facebook выступает совсем в другой роли. Если всего несколько десятилетий тому назад люди в поиске новых возможностей уезжали из провинции в крупные города, нередко теряя связь с друзьями и близкими, то сегодня мы не слышали о подобных проблемах. Благодаря социальным сетям отношения живут и развиваются, становясь долгосрочными».

Конечно, социальных сетей будет явно недостаточно для того, чтобы сдержать натиск грозящего людям одиночества. Однако вкупе с другими формами общения виртуальные средства коммуникации способны поддерживать и вносить разнообразие в отношения людей. Время и расстояние теперь уже не так критичны.

Разумеется, Хамптон знаком с мнениями профессора Теркл и остальных своих коллег насчёт того, что технологии буквально убивают привычные нам формы взаимодействия. Профессор вместе с другими исследователями изучили четыре видеоплёнки, которые были сняты в течение последних 30 лет в общественных местах. Проанализировав поведенческие характеристики 143 593 человек, учёные пришли к выводу: находясь среди толпы, мы всегда чувствуем себя обособленно. В общественных местах наблюдается в основном групповое общение, несмотря на широкую распространённость мобильных устройств. А в местах, где человек вынужден находиться в относительном одиночестве, напротив, мобильный телефон в руке не редкость.

Так или иначе, технологичные средства коммуникации навряд ли когда-нибудь смогут изменить человеческую натуру. Эми Залмен (Amy Zalman), директор научно-образовательной организации World Future Society, считает, что отношения между людьми всегда оставались сложным и постоянно меняющимся процессом. Даже язык, на котором мы общаемся между собой, является одним из инструментов коммуникации, наряду с другими средствами: социальными сетями, мобильными телефонами и прочим. Технологии всё глубже и глубже проникают в нашу жизнь, и срабатывает другая особенность человеческого характера: мы неизбежно привыкаем к их постоянному присутствию.

Учёные-футуристы верят: вскоре мы сможем общаться посредством коллективного разума. А может быть, взаимодействовать друг с другом посредством неких виртуальных сущностей-аватаров в отдельно созданном идеальном мире. Или однажды кому-нибудь всё же удастся поселить человеческий разум в искусственном теле.

Так или иначе, истина остаётся истиной ещё со времён Аристотеля: никогда не поздно выйти на улицу, заговорить с человеком и завести себе новых друзей. Ведь счастье, как известно, не купишь.