Крис Бейти (Chris Baty)
Писатель, преподаватель писательского мастерства и создатель проекта National Novel Writing Month, в рамках которого сотни тысяч людей пишут рассказы с дедлайном в один месяц.

Приятные побочные эффекты планирования с ограничением времени

Я знаю, что месяц кажется очень коротким сроком для планирования целого романа, но поверьте мне: это именно то, что нужно. Тридцать плюс-минус несколько дней — это достаточно времени, чтобы зафиксировать на бумаге несколько отличных идей, но при этом вы не подвергаетесь риску чрезмерного планирования, которое опасно по трем причинам.

1. Если вы уделите планированию слишком много времени, то у вас может появиться блестящая идея для романа

Но это то, что вам нужно меньше всего. Каждый год во время национального месячника сочинения романов я получаю множество электронных писем, в которых авторы с ликованием сообщают: мы выходим из конкурса, потому что нашли такой замечательный сюжет, что намерены долго и тщательно работать над ним, чтобы получилось как можно лучше.

Когда через полгода я интересуюсь у этих людей, как идет работа, всегда оказывается, что они вообще прекратили писать роман. Почему? Потому что они испугались, что испортят свою книгу, работая над ней.

Первый черновик романа подобен тесту: чтобы оно поднялось, нужно его хорошенько поколотить. Когда вы натыкаетесь на фантастическую, единственную в своем роде идею для книги, вам трудно относиться к своему детищу с той долей пренебрежения, которая нужна, чтобы превратить волшебную мечту в обычный черновик. Ограничив время работы над идеей одним месяцем, вы не сможете слишком сильно за нее бороться. Таким образом, у вас будет гораздо больше шансов воплотить ее в жизнь.

2. В определенный момент планирование работы становится лишь поводом, чтобы ее отложить

Вы никогда не почувствуете себя достаточно готовым, чтобы перейти к написанию книги. Чем больше времени вы тратите на планирование, тем больше шансов, что вы не решитесь продолжить работу над шедевром, который способен оправдать столь длительную подготовку. Избавьтесь от давления и смело погружайтесь в роман.

3. Подготовка к сочинению романа, особенно если вы хорошо с ней справляетесь, лишает вас части удовольствия от самого процесса сочинительства

Очень скучно тридцать дней подряд переносить на бумагу то, что вы уже тщательно спланировали за несколько месяцев до этого. Если времени на планирование было мало, то у вас по-прежнему к началу работы останется множество нерешенных вопросов. И это прекрасно. Благодаря этому процесс писания становится временем сплошных открытий, и вы как автор сохраняете возможность удивляться и радоваться тому, что приходит в голову.

Поэтому, изучая списки вопросов о героях, сюжете, времени, месте действия и языке, которые приведены в этой главе, не забывайте, что это не документ, который нужно заполнить во что бы то ни стало. Это всего лишь ненавязчивый способ помочь вам понять, что вы любите в романах и что хотели бы привнести в свой.

Две Великие хартии вольностей

Начнем обсуждение вашей книги с небольшого задания. Возьмите блокнот и ручку своей мечты и ответьте на следующий вопрос: что такое для вас хороший роман?

Это невероятно обширная тема, но вы уж постарайтесь. Можно отвечать неопределенно, а можно очень подробно. В этот перечень характеристик допустимо включить все что угодно — сверхкороткие главы, сцены необузданного секса, массовые вторжения злых эльфов. Все, что приводит вашу литературную лодку в движение, должно в него войти.

В качестве примера приведу свой список:

  • повествование от первого лица;
  • странные персонажи;
  • истинная любовь;
  • найденные предметы;
  • разочарование;
  • музыка;
  • катарсис;
  • вздорные старики и старухи;
  • сильные, харизматичные главные герои;
  • невероятные любовные связи;
  • скромный, без претензий стиль;
  • сюжет разворачивается в городе;
  • открытые концовки глав;
  • герои в поворотные моменты жизни;
  • действие разворачивается на рабочем месте;
  • хеппи-энды.

Теперь составьте свой список. Не стесняйтесь: пусть он будет как можно длиннее. Закончив, поместите его в рамочку. Это будет ваша Великая хартия вольностей на следующий месяц. Она поможет вам направить свои великолепные писательские навыки во благо людям.

Чем так полезен этот список?

Дело в том, что если что-то входит в ваши читательские предпочтения, то вы, вероятно, сможете в этом преуспеть и как писатель. Эти языковые, цветовые и стилевые решения по некоторым причинам вызывают в вас наибольший отклик. Это вещи, которые вы понимаете. И когда вы на следующей неделе будете составлять краткий план своего романа, постарайтесь внедрить в него как можно больше элементов своей хартии. Если вам нравится, когда главы начинаются с эпиграфов, начните их собирать для своего романа. Испытываете ли вы удовольствие, читая истории о взрослении? Подумайте, не сделать ли местом действия романа летний лагерь. Есть вероятность, что если определенное настроение, мотив или построение сюжета привлекают вас как читателя, то вы справитесь с ними и как автор.

Итак, это был первый список. А теперь мы переходим ко второму, не менее важному… В него впишите все, что при прочтении наводит на вас скуку. Здесь тоже можно излагать мысли как конкретно, так и описательно. Но главное быть честным. Если вам не нравятся книги, где соотношение слов и картинок чересчур склоняется в сторону текста, запишите это. Мы тут не для того, чтобы осуждать, а просто чтобы лучше вас понять.

В моем списке вы найдете следующее:

  • неисправимые главные герои;
  • действие книги происходит на ферме;
  • главные герои с психическими отклонениями;
  • пища или ее поедание — основная тема;
  • призраки;
  • драмы, основанные на проблемах братьев и сестер;
  • книги, состоящие в основном из мыслей персонажей;
  • излишнее морализаторство;
  • книги, действие которых происходит в XIX веке;
  • несчастливый конец.

Теперь ваш черед. Запишите абсолютно все, что вас утомляет и разочаровывает в книгах. За дело!

Закончив, поместите в рамку и этот список. Назовем его Великой хартией вольностей — 2, которая является антиподом Великой хартии вольностей — 1.

На следующей неделе, которую вы проведете в размышлениях о будущем романе, держите второй список под рукой, чтобы его пункты случайно не перекочевали в вашу книгу. Понимаю, что это может показаться глупым (зачем напоминать себе о том, чего вы не любите, если вы и так этого не любите?), но будьте бдительны: пункты второго списка — это хитрые существа, которые готовы при первой же возможности проскользнуть в ваш роман.

То, почему они это делают, связано с тем же принципом самосовершенствования, который вынуждает нас приносить из книжного магазина заумные тома. И мы прекрасно понимаем: эти книги проследуют прямиком на книжную полку, с которой никто их больше не снимет. Разве что вместе со всеми пожитками дети отправят их с нами в дом престарелых.

Мы покупаем эти трудные для восприятия книги, потому что считаем: они каким-то образом принесут нам пользу. Перед нами литературный вариант отрубей: все неприятное на вкус должно быть полезным. Такой образ мышления переносится и на творчество. Если нас беспокоит несерьезность рассказа, то первым делом большинство обращается к писательским отрубям из Хартии-2.

Я вас не убедил? Тогда приведу конкретный пример. Когда я обдумывал свой второй месячный роман, я решил, что моя предыдущая книга (история об американском фанате музыки, который был тайно влюблен в собственную жену-шотландку, приехавшую в США по виду на жительство) слишком легкомысленная, ей недостает серьезности.

Я был прав. Поэтому второй раз посвятил себя созданию серьезной книги. Поскольку соответствующих идей у меня не было, я приписал главной героине (которой в противном случае все бы восхищались) кучу психологических проблем, создал ей склонных к самоубийству родственников, выдумал каких-то призраков, при этом ловко подавляя дух персонажа тяжелыми угрызениями совести и нравственными вопросами.

Пытаясь написать то, что должно было остаться в веках, я ухитрился сочинить роман, который не протянул и трех дней.

Пропустив в черновик едва ли не все элементы Хартии-2, я после 5 000 слов абсолютно потерял интерес к своей героине и ее тяжелой жизни. Только упрямство, сила воли и отсутствие иных идей для романа помогли мне дописать книгу до логического (печального) конца.

Мораль сей басни такова: если вам что-то не нравится в книгах, которые вы читаете, то вы не получите удовольствия, описывая нечто подобное в своем романе. Раз вы действительно интересуетесь положением душевнобольных в стране, процессом политизации религиозных сект Саудовской Аравии или считаете, что проекты строительства в центре города — это подходящая метафора расовой дискриминации и ошибок модернизации, вы имеете полное право посвятить этому свою книгу. Но если в глубине души вы хотите написать о супергероях-коалах, демонстрирующих чудеса кун-фу и носящихся по городу в розовых плащах и на миниатюрных картах, то знайте: это тоже достойная тема для романа.

Планируя работу, помните: ваш роман — это не часть кампании по самосовершенствованию. Роман — это ликующая вечеринка, где играют вашу любимую музыку, тридцатидневный поход в кондитерский магазин, где все бесплатно и ни от чего не толстеешь. Обдумывая, что бы еще включить в книгу, отдавайте предпочтение запретным удовольствиям, а не скучным отрубям. Пишите для радости — и вас услышат.

«Литературный марафон. Как написать книгу за 30 дней», Крис Бейти

Купить на Litres.ru Купить на Amazon.com