Полтора года назад я получил задание от редакции — изучить, действительно ли сидячий образ жизни так же опасен для человека, как курение. Я стал читать результаты исследований, интервью с врачами, углубился в науку.

Погрузившись в материалы об ожирении, малоподвижном образе жизни, раке и смерти, я поймал себя на мысли, что сам вешу 133 килограмма, а моя работа заключается в том, что я целый день сижу и печатаю. Осознание этого легло тяжёлым грузом на мои плечи. Я понял, что нужно что-то делать.

Первым шагом стало то, что я делал уже много раз, — я записался в тренажёрный зал. Но на этот раз выбрал занятия с индивидуальным тренером.

Когда Иззи Барт Фромм (Izzy Barth Fromm) впервые встретилась со мной, она спросила, какова моя цель. Я ответил что-то невнятное вроде «похудеть» и «чувствовать себя лучше». Она уточнила: «Что конкретно ты вкладываешь в понятие „чувствовать себя лучше“?» Я сказал: «Хочу помещаться в кресло самолёта». Я ненавидел места в самолётах. Ненавидел не помещаться в них. Ненавидел тереться локтями о соседей, пытаясь сжаться и стать маленьким. Она кивнула, и мы приступили к работе.

Сначала было трудно. Потом стало весело.

Впервые я почувствовал, что без труда умещаюсь в кресло самолёта, примерно через шесть месяцев после начала тренировок. Сейчас я сбросил 39 кг, потерял 38 см в объёме талии, 30 см — в обхвате груди и 28 см — в бёдрах. Сиденья в самолётах по-прежнему гадкие, но они больше не заставляют меня чувствовать себя ужасно. Это здорово.

Я решил написать о том, что понял за прошлый год. Надеюсь, мой опыт кому-нибудь пригодится.

Мне нужен был человек, которому я был бы подконтролен

Иззи — мой личный тренер. Она учит меня работать в тренажёрном зале, тому, что такое планка (серьёзно, год назад я не знал об этом), как поднимать тяжести, ничего себе не повредив. Также она даёт советы по правильному питанию. Но самая важная её роль в том, что она — мой голос совести.

Я чрезвычайно ориентирован на результат и трепетно отношусь к дедлайнам. Если мне ставят срок и ожидают, что я выполню задачу за это время, я приложу все усилия. Мне потребовалось несколько десятилетий, чтобы научиться применять этот подход не только в работе, но и по отношению к своему здоровью. Я должен был нанять кого-то, перед кем я буду чувствовать ответственность и кто будет подталкивать меня на пути к цели. До прошлого года я не понимал, что дедлайн в сфере здоровья так же важен, как и в работе. Рад, что наконец пришёл к этому.

Я молчал об этом полтора года

Я зарабатываю на жизнь тем, что пишу статьи в интернете и для журналов. Но в течение последних 18 месяцев, буквально до этой самой статьи, я ни словом не обмолвился с читателями о том, что происходит в моей жизни.

Всё это время я старался правильно питаться и отдавать приоритет здоровью, а не работе. Также старался не светиться на фотографиях, которые могли выложить в Сеть, и не обсуждал свои занятия в тренажёрке. Боялся сглазить. Решил, что подожду хотя бы год (потом прибавил ещё полгода), прежде чем стану публично это обсуждать. И вот я здесь.

Теряя килограммы, я почти не замечал внешних перемен

После потери первых 18 килограммов мне стала велика моя одежда. Она спадала с меня. В подвале у меня хранилась одежда на случай «а вдруг похудею»: вещи, которые я надеялся снова надеть в один прекрасный день. Я достал их, начал носить, и вскоре они тоже стали с меня спадать.

Но суровая правда в том, что, хотя умом я и понимал, что моё тело меняется, в зеркале долгое время не было ничего нового для меня. Лишь спустя 12 месяцев я увидел своё отражение и подумал: «Похоже, немного скинул?»

Я до сих пор не уверен, что выгляжу лучше. Наверное, мозгу нужно время, чтобы привыкнуть к моему новому телу. Зовите это дисморфобией или как-то ещё, но мне правда трудно объективно оценивать свой внешний вид. Мне пришлось купить пять новых ремней в прошлом году (и дырокол, чтобы добавить отверстий на последнем из них).

Месяц за месяцем, даже год за годом, я не мог улавливать визуальные изменения своего тела. Поэтому я взвешиваюсь и снимаю мерки. Окружающим проще заметить перемены во мне, чем мне самому. Всё, что могу я, — это ставить цели в килограммах и сантиметрах и идти к ним.

Когда вы сильно худеете, люди начинают строить странные домыслы

Несколько месяцев назад ко мне в тренажёрном зале подошла женщина и спросила, как мне удалось так сильно похудеть. Мой ответ был банальным: «Диета и физические упражнения». Она сказала: «О! Жидкая диета?» Она поставила меня в тупик: «Нет, я просто ем более здоровую пищу. Салаты, а не полуфабрикаты».

Друг сказал мне на прошлой неделе: «Если бы я не знал, что ты ходишь в спортзал, я бы подумал, что ты чем-то болен». Звучит довольно мрачно, но на самом деле это комплимент, который произвёл на меня впечатление. Это значит, что перемены действительно заметны.

Нужно доверять чужому мнению: со стороны действительно виднее. Откровенно говоря, предыдущие попытки сбросить вес потерпели неудачу во многом из-за того, что тогда у меня не было жены, которая бы говорила, как у меня получается.

Отказываясь от вредной еды и излишней выпивки, вы начинаете испытывать трудности в общении

Оказывается, множество моих социальных активностей было сопряжено с едой и выпивкой. Мы живём в мире, где общение зачастую протекает за ужином и стаканчиком пива.

Поэтому грустная правда состоит в том, что многим худеющим проще отказаться от встреч, чем адаптироваться. Лучше остаться дома, чем пойти с другом в бар и подвергаться искушениям. Раньше я бы тоже скорее предпочёл вдоволь есть и пить, чем сидеть весь вечер с минералкой. Но, к счастью, я по большей части научился контролировать потребление еды и напитков без ущерба для социализации.

Я бы не справился без поддержки жены

Когда я пришёл в тренажёрный зал и нанял Иззи, моя жена Рошель была в командировке. По возвращении Ро приняла эти перемены невозмутимо.

Более того, она тоже записалась в тренажёрку и теперь даже опережает меня в сбросе веса и в достижении других фитнес-целей. Это не входило в мои планы, но это приятный сюрприз.

Не думаю, что я справился бы без её помощи. Наверное, я бы не похудел, если бы не был женат и оставался вечерами один на один с едой.

Я понятия не имею, как об этом говорить

Это трудно. Я не знаю, как рассказать друзьям, родственникам и даже посторонним свою «историю похудения» и не выглядеть при этом придурком. «Эй, посмотрите на меня, я сбросил уйму килограммов», — хвастовство, да и только.

До этой статьи я не упоминал в интернете о том, что худею. Вообще. Но теперь чувствую, что должен рассказать об этом. Я решил сбросить вес, поскольку всерьёз испугался смерти из-за ожирения. Сейчас это беспокоит меня гораздо меньше, так как у меня есть прогресс. И я искренне надеюсь, что, прочитав эту статью, такой же тридцатилетний парень, как я, среднего роста и весом больше центнера, поймёт, что может измениться и это принесёт ему пользу.

Волшебная формула похудения для меня оказалась предельно проста: рациональная диета и последовательная система тренировок. Да, я тоже смотрел реалити-шоу о фитнесе. Но ни одно из них не помогло мне похудеть. Мне помог личный тренер.

P. S. В этом посте нет фотографий «до» и «после», где я с широкой улыбкой на лице держу свои огромные штаны. Выложить такие фото в публичный доступ для меня всё равно что сняться в порно. Но теперь я действительно покупаю джинсы в обычном магазине, а не в отделах с большими размерами.