Наверное, многие слышали о том, что для достижения мастерства в каком-то деле нужно посвятить ему 10 000 часов. Правило 10 000 часов было описано в книге известного автора Малкольма Гладуэлла (Malcolm Gladwell). Он создал его на основании исследования психолога Андерса Эриксона (Anders Ericsson), в котором участвовали студенты музыкальной академии в Берлине. В процессе исследования выяснили, что самые многообещающие и талантливые ребята к 20 годам имели за плечами около 10 000 часов игры на скрипке.

В книге Peak: Secrets from the New Science of Expertise психолог Андерс Эриксон и журналист Роберт Пул (Robert Pool) предложили концепцию освоения практически любого навыка с помощью намеренной практики. Намеренная практика, описанная в их книге, состоит из целого набора техник: целеполагания, разбивки сложных задач на части, разработки сложных сценариев возможного развития событий, выхода из зоны комфорта и получения постоянной обратной связи.

Но, как отмечают авторы, все эти техники применимы к таким областям, в которых правила установлены давным давно и передаются из поколения в поколение. Например, к шахматам, спорту и музыке.

Принципы намеренной практики не будут столь эффективны для занятий, в которых мало или вообще нет конкуренции, таких как садоводство или другие хобби, а также в творческих и многих других современных профессиях: бизнес-менеджер, учитель, электрик, инженер, консультант.

Когда повторение не приводит к успеху

Правило 10000 часов: когда повторение не приводит к успеху
Jamie Chalmers/Flickr.com

Намеренная практика действительно важна, к примеру, в шахматах и симфонической музыке, потому что они основаны на последовательно воспроизводимых действиях, повторяемых снова и снова. Однако для большинства творческих областей деятельности цели и способы достижения успеха постоянно меняются, а однообразное поведение лишь вредит.

Писатели не могут выпускать один и тот же роман или рассказы с однообразными сюжетами и ожидать, что публика снова будет в восторге.

Художники находятся под постоянным давлением, чтобы не повторить то, что они или кто-то другой сделали раньше. И именно это давление заставляет их идти вперёд и создавать что-то оригинальное.

Произведение искусства может быстро потерять свою способность удивлять. Сколько раз Леди Гага надела своё мясное платье, прежде чем людям это надоело? Если бы мы, пользуясь техникой намеренной практики, создавали мясную одежду и надевали её на каждый Хеллоуин, кто оценил бы её индивидуальность?

Творчество — больше, чем экспертное мнение

Хотя творчество часто основано на глубоких знаниях, произведения искусства — это нечто большее, чем результат работы экспертов. Потому что творчество должно быть оригинальным, значимым и удивляющим.

Оригинальным в том смысле, что творец вознаграждается за отказ от общепринятого мнения и выход за рамки стандартов.

Значимым в том смысле, что создатель должен удовлетворять некоторые практические функции или представить новую интерпретацию. Это постоянно поднимает планку того, что считается полезным.

И наконец, результат творчества должен быть неожиданным и удивляющим, причём не только для самого творца, но и для всех остальных.

За последние 50 лет было проведено множество систематических исследований, в которых изучался карьерный путь творческих людей, черты их характера и жизненный опыт. Полученные данные противоречат тому, что преднамеренная практика является главной или наиболее значимой частью творчества. Вот 12 факторов, которые только подтверждают это.

1. Творчество часто бывает слепо

Если бы творчество было основано только на преднамеренной практике, мы могли бы просто тренироваться для получения признания. Но на самом деле это невозможно: создатель не может знать наверняка, выйдет ли хорошим его творение. А иногда общество ещё не готово к такой идее — творческий продукт должен соответствовать духу времени. С опытом к творческим людям приходит интуитивное понимание того, что нравится обществу в данный момент, но всё же в творчестве всегда будет некоторая доля неопределённости.

Только кто-то обладающий бесконечной мудростью может определить, что сейчас самое подходящее время для эксперимента, а не для теории, для написания стихотворения, а не пьесы, для написания портрета, а не пейзажа или для сочинения композиции вместо оперы.

Дин Кит Саймонтон (Dean Keith Simonton), американский исследователь психологии творчества

2. Творческие люди часто работают в хаосе

Творческие люди часто работают в хаосе
Hugo Werner/Flickr.com

В то время как практика отличается последовательностью и стабильностью, для творчества характерно множество проб и ошибок. Есть масса примеров, когда гении создавали шедевры, а после них — совсем непопулярные вещи.

Например, свои самые известные пьесы Шекспир написал в возрасте 38 лет. Примерно в это время он создал «Гамлета» — настоящее сокровище мировой литературы. А вскоре после «Гамлета» он написал пьесу «Троил и Крессида», которая гораздо менее популярна.

Если бы творчество было просто делом практики, то с опытом мы создавали бы более совершенные творения. Но если вы посмотрите на карьеру многих творческих людей, то увидите совсем другую картину: множество проб и ошибок, пики известности в середине карьеры, а не в конце, когда у них больше всего опыта.

3. Творческие люди редко получают полезные отзывы от публики

Когда творец представляет миру новый роман, реакция, как правило, одна из двух: принятие или отказ. И никакого полезного отклика.

Преднамеренная практика подходит для хорошо структурированных задач. А в творчестве (в большинстве случаев) вы долго работаете в одиночестве, например, сочиняя роман или выводя математическую формулу, и никакой обратной связи у вас нет.

Что ещё хуже, критики часто не имеют единого мнения и спорят друг с другом, так что создателю произведения сложно понять, чей отзыв действительно полезно принять во внимание, а чей продиктован тупостью или завистью.

Кроме того, стандарты для художественных и научных продуктов постоянно меняются. То, что в один момент времени признаётся прорывом, может показаться полной чушью следующему поколению. Это может усложнить вашу преднамеренную практику на пути к революционному открытию.

4. Правило десяти лет на самом деле никакое не правило

Правило 10 лет не работает

Идея о том, что для профессионализма в любом деле нужно 10 лет практики, — это не правило. Дин Кит Саймонтон провёл анализ жизни и творчества 120 классических композиторов и выяснил любопытную вещь. Несмотря на то, что композитору требуется около 10 лет практики, прежде чем он сможет написать первую крупную работу, отклонения в этом сроке очень велики — около трёх десятилетий. Кому-то требуется больше времени, кому-то меньше. У творчества нет точного срока. Оно случается тогда, когда готово случиться.

5. Талант тоже важен для творческих достижений

Если определить талант как скорость, с которой человек приобретает опыт, то он, несомненно, важен для творчества.

Саймонтон в ходе своей работы обнаружил, что самые популярные композиторы — те, кто меньше времени потратил на получение необходимых знаний в своей области. Другими словами, наиболее талантливые.

6. Индивидуальность имеет значение

Важна не только скорость получения глубоких знаний, но и целый ряд других признаков. Люди отличаются друг от друга по множеству разных факторов, включая общие и специальные когнитивные способности (IQ, пространственное мышление, словесное рассуждение), индивидуальные черты, интересы и ценности.

Одно из исследований показало, что творческие люди имеют большую склонность к нонконформизму, нетрадиционности, независимости, открыты для экспериментов, с сильным эго, склонностью к риску и даже мягким формам психопатии.

Это нельзя объяснить преднамеренной практикой. Конечно, каждая творческая деятельность требует определённого набора способностей и качеств. Например, для успеха в физике нужен более высокий IQ, чем для занятий изобразительным искусством. Тем не менее есть общие черты для творчества в любой области.

7. Влияние генов

Влияние генов

Современная поведенческая генетика обнаружила, что каждый отдельный психологический признак, включая склонность и готовность к практике, зависит от генетических предпосылок. Это не значит, что гены целиком определяют наше поведение, но, безусловно, влияют на него.

Саймонтон предполагал, что где-то около четверти или трети всех различий в поведении может быть обусловлено генетическими факторами. Насколько тогда сильны внешние факторы?

8. Окружающая среда тоже много значит

Двоюродный брат Дарвина сэр Фрэнсис Гальтон (Francis Galton), известный благодаря работе о наследственной природе гениальности, также показал, что самые выдающиеся учёные, как правило, бывают в семье первенцами.

Позже было установлено, что на творчество влияет и другой опыт, полученный от окружающей среды, включая социокультурные, политические и экономические условия, в которых рос ребёнок. Это, скорее всего, имеет даже большее влияние, чем наследственность.

Другой фактор окружающей среды, имеющий огромное значение для творчества, — доступность образцов для подражания в детстве и юности.

9. У творческих людей широкий круг интересов

В то время как преднамеренная практика предполагает концентрацию на одной узкоспециализированной задаче, а техники достижения цели разработаны для улучшений в конкретной области, творческие личности имеют широкий круг интересов и разносторонне развиты в отличие от своих менее творческих коллег.

Если креативность зависит только от намеренной практики, для оперного композитора лучше всего выбрать одну разновидность оперы и совершенствоваться в ней. Однако Дин Кит Саймонтон исследовал 911 опер, написанных 59 композиторами, и обнаружил прямо противоположное. Самые известные оперные композиции, как правило, относятся к синтетическому жанру.

Важность подобного смешения для творчества также была подтверждена наукой. По сути, у творческих учёных есть много художественных хобби и интересов. Например, анализ жизни Галилея выявил, что он увлекался искусством, литературой и музыкой. Как показал психолог Говард Грубер (Howard Gruber), вместо упорного исследования одного вопроса большинство творческих учёных на всём протяжении истории работали над множеством слабо связанных друг с другом проектов.

10. Очень глубокие знания могут плохо сказаться на творчестве

Подход преднамеренной практики предполагает, что производительность напрямую зависит от практики. И хотя это может быть истиной для большинства чётко регламентированных областей деятельности человека, это не подходит для творчества.

Отношения между знаниями и творчеством лучше всего характеризует перевёрнутая U-образная кривая. Некоторые знания хороши, но слишком много знаний убивают гибкость. По сути, в некоторых областях деятельности, таких как писательство, есть оптимальное количество формальных знаний, после чего дальнейшее образование только снижает возможность создания чего-то необычного.

11. У аутсайдеров часто есть творческое преимущество

Если бы суть творчества заключалась в практике, аутсайдеры со своим недостатком знаний и опыта не смогли бы создавать что-то творческое. Но многие инноваторы были отстающими в своей области.

Как отмечает профессор Дэвид Генри Фельдман (David Henry Feldman), эксперт по детскому развитию из Университета Тафтса, расхождение таких людей с их окружением заставляет их критически взглянуть на то, что предлагает это окружение.

Многие маргинализированные люди на протяжении истории, включая иммигрантов, выдвигали очень творческие идеи, причём не вопреки своему опыту аутсайдеров, а благодаря ему.

Примером этого стал композитор Ирвинг Берлин (Irving Berlin), режиссёр Энг Ли (Ang Lee) и первая госсекретарь США Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright). Эти люди не практиковались, следуя по известному пути, они создали свой. И это ведёт нас к последнему ключевому моменту.

12. Иногда творец должен создать новый путь, чтобы остальные могли пойти по нему

Подход практики предлагает концентрироваться на решении задач, чтобы изучить существующие правила в пределах конкретной области.

Однако творческие люди хороши не только в решении проблем, но и в их поиске. Отличный пример — исследования Галилея.

Творчество и практика
Lara Eakins/Flickr.com

После многих проб и ошибок в попытке создать новый инструмент для изучения ночного неба Галилей совершил революцию в астрономии. Он не просто практиковался, чтобы сделать свои открытия. По сути, у его исследований не было основы ни в одной существующей на тот момент науке. Практически всё, что он наблюдал, не соответствовало птолемеевой астрономии или аристотелевской космологии.

Большинство экспертов того времени не приняли идей Галилея. Самым полезным опытом для него были упражнения в изобразительном искусстве. Светотень на его рисунках помогла ему правильно интерпретировать то, что упустили другие.

Никто в его времени не мог предположить, что художественный опыт Галилея может повлиять на одно из самых важных открытий человечества. И конечно, если бы он просто практиковался в существующих науках о космосе, он никогда бы не совершил своих открытий.

Итак, создатели — это не просто эксперты. Творчество основано на глубоких знаниях, и намеренная практика тоже имеет большое значение, но при этом творчество — гораздо больше, чем просто практика.

Творческие люди необязательно самые продуктивные, но их беспорядочные умы и работа в полном хаосе часто позволяют видеть вещи, которые никто до них не замечал. И создавать новый путь, по которому пойдёт новое поколение.