Так в чём же дело? Ведь дети впитывают информацию как губка, формируя 700 нейронных связей в секунду и обучаясь языку с такой скоростью, которой позавидовал бы любой полиглот.

Многие считают, что ответ кроется в работах Германа Эббингауза (Hermann Ebbinghaus), немецкого психолога, жившего в XIX веке. Он впервые провёл на себе ряд экспериментов, позволяющих узнать пределы человеческой памяти.

Для этого он составлял ряды бессмысленных слогов («бов», «гис», «лоч» и тому подобных) и заучивал их, а затем проверял, какой объём информации сохраняется в памяти. Как подтверждает кривая забывания, также разработанная Эббингаузом, мы крайне быстро забываем заученное. Без повторения наш мозг уже в течение первого часа забывает половину новой информации. К 30-му дню сохраняется всего 2–3% полученных данных.

Исследуя кривые забывания в 1980-х годах, учёные обнаружили   David C. Rubin. Autobiographical Memory. , что у нас гораздо меньше воспоминаний за период от рождения до 6–7 лет, чем можно было бы предположить. При этом некоторые помнят отдельные события, произошедшие, когда им было всего 2 года, а у других совсем нет воспоминаний о событиях до 7–8 лет. В среднем же обрывочные воспоминания появляются только после трёх с половиной лет.

Особенно интересно, что в разных странах наблюдаются расхождения в том, как откладываются воспоминания.

Роль культуры

Психолог Ки Ван (Qi Wang) из Корнелльского университета провела исследование   Qi Wang. Culture effects on adults’ earliest childhood recollection and self-description. , в рамках которого записывала детские воспоминания китайских и американских студентов. Как можно было предположить исходя из национальных стереотипов, истории американцев оказались более длинными и детальными, а также значительно более эгоцентричными. Истории китайских студентов, наоборот, были краткими и воспроизводили факты. Кроме того, их воспоминания в среднем начинались на шесть месяцев позже.

Разницу в формировании воспоминаний подтверждают и другие исследования   Qi Wang. The Emergence of Cultural Self-Constructs. . Людям, у которых воспоминания больше сосредоточены на собственной личности, вспоминать легче.

«Между такими воспоминаниями „В зоопарке были тигры“ и „Я видел в зоопарке тигров, они были страшные, но всё равно было очень интересно“ большая разница», — говорят психологи. Появление у ребёнка интереса к самому себе, возникновение собственной точки зрения помогает лучше запоминать происходящее, ведь именно это во многом влияет на восприятие различных событий.

Затем Ки Ванг провела ещё один эксперимент, на этот раз опрашивая американских и китайских матерей   Qi Wang, Stacey N. Doan, Qingfang Song. Talking about Internal States in Mother-Child Reminiscing Influences Children’s Self-Representations: A Cross-Cultural Study. . Результаты остались теми же.

«В восточной культуре детским воспоминаниям не придают такого значения, — говорит Ванг. — Когда я жила в Китае, никто даже не спрашивал меня об этом. Если же общество внушает, что эти воспоминания важны, они больше откладываются в памяти».

Интересно, что самые ранние воспоминания зафиксированы у коренного населения Новой Зеландии — маори   S. MacDonald, K. Uesiliana, H. Hayne. Cross-cultural and gender differences in childhood amnesia.
. Их культура очень большое внимание уделяет детским воспоминаниям, и многие маори помнят события, происходившие, когда им было всего два с половиной года.

Роль гиппокампа

Некоторые психологи считают, что способность запоминать приходит к нам только после того, как мы овладеем языком. Однако было доказано, что у глухих с рождения детей первые воспоминания относятся к тому же периоду, что и у остальных.

Это привело к возникновению теории, согласно которой мы не помним первые годы жизни просто потому, что в это время у нашего мозга ещё нет необходимого «оборудования». Как известно, за нашу способность запоминать отвечает гиппокамп. В очень раннем возрасте он ещё недостаточно развит. Это было замечено не только среди людей, но также среди крыс и обезьян   Sheena A. Josselyn, Paul W. Frankland. Infantile amnesia: A neurogenic hypothesis. .

Однако некоторые события из детства оказывают на нас влияние даже тогда, когда мы о них не помним   Stella Li, Bridget L. Callaghan, Rick Richardson. Infantile amnesia: forgotten but not gone. , поэтому некоторые психологи считают, что память об этих событиях всё-таки хранится, но нам она недоступна. Пока учёным ещё не удалось доказать это опытным путём.

Воображаемые события

Многие наши воспоминания о детстве часто оказываются ненастоящими. Мы слышим от родственников о какой-то ситуации, домысливаем подробности, и со временем это начинает казаться нам собственным воспоминанием.

И даже если мы действительно помним о том или ином событии, это воспоминание может меняться под воздействием рассказов окружающих.

Так что, возможно, главный вопрос не в том, почему мы не помним своё раннее детство, а в том, можем ли мы вообще верить хоть одному воспоминанию.