Dear Esther

Платформы: PlayStation 4, Xbox One, Windows, Linux, macOS.

С Dear Esther началась история жанра симулятора ходьбы. Творение The Chinese Room сложно оценить по традиционным критериям видеоигр. Более того, о нём вообще сложно сказать что-то конкретное. Вопросы здесь вызывает всё: начиная от личности главного героя (если он тут вообще есть) и заканчивая сущностью бесконечно красивого острова, на котором разворачивается действие. Да и разворачивается ли? Реально ли всё происходящее или перед нами гениальная многослойная иллюзия? Плод воображения, результат тактильно-зрительной синестезии, необъяснимый художественный вымысел?

Двухчасовой опыт блуждания в неизвестности под мелодичный аккомпанемент и мастерски озвученный художественный текст оставляет восторженные чувства и заканчивается сильнейшим катарсисом, который способно подарить лишь истинное искусство.

Amnesia: A Machine for Pigs

Платформы: PlayStation 4, Windows, Linux, macOS.

A Machine for Pigs — редкий пример победы творчества над коммерцией. Игровое сообщество, ожидавшее продолжения успешного хоррора Amnesia, получило невероятно сильное и глубокое литературное произведение, поданное в обёртке компьютерной графики.

Игрок здесь почти ничего не должен делать, интерактивность добавлена, скорее, для галочки. По существу же разработчики The Chinese Room сотворили очередную Dear Esther, только с более конкретным и содержательным нарративом.

Многоплановое повествование, тонкие метафоры и сложнейшая социально-философская проблематика делают A Machine for Pigs игрой не для всех. Зато утончённый литературный гурман найдёт чем насладиться: в наличии интереснейшие тексты, сильные образы персонажей, портрет эпохи и неповторимый авторский стиль.

Soma

Платформы: PlayStation 4, Windows, Linux, macOS.

Soma — научно-фантастическая философская драма. Айзек Азимов, Станислав Лем и десяток других фантастов в одном флаконе. Средоточие философских размышлений об искусственном и естественном интеллекте.

Что есть наше «я»? Каковы критерии реальности мира? Что будет после смерти? Все эти вопросы нельзя назвать оригинальными, однако встретить их в центре игрового сюжета удаётся не так часто. Обилие текстовых заметок, аудиозаписей, визуальных деталей обеспечивают игровому миру мощный художественный бэкграунд, благодаря чему философская проблематика задевает игрока совсем не на абстрактном уровне.

To the Moon

Платформы: Windows, Linux, macOS.

Все когда-нибудь умрут. Но, к сожалению, не всем выпадает шанс сделать это с чувством полного удовлетворения от прожитой жизни. Герои To the Moon занимаются необычным делом: переписывают память находящихся на смертном одре людей, чтобы те могли преставиться с душевным умиротворением.

Поучаствовать в одной рабочей операции предстоит игроку. Пробраться в память умирающего Джонни, изучить его биографию и выполнить последнее желание клиента — «отправить» его на Луну. Рассказана история настолько живо и трогательно, что сдержать слезу к финальным титрам удастся разве что вашей клавиатуре. To the Moon навсегда останется в вашей памяти как одно из самых ярких и добрых приключений.

The Stanley Parable

Платформы: Windows, Linux, macOS.

Если вы читаете роман и вдруг на середине обнаруживаете, что половина страниц книги вырвана, то наверняка расстроитесь, посчитав, что так и не узнали, чем закончилась история. Ваш проект чтения разрушен? Вам кажется, что книга не соответствует нормальному образцу, а вас постигла неудача? «Как бы не так», — говорит вам The Stanley Parable. Просто вы читаете другой роман и по-своему — роман, в котором половины страниц нет.

Отсутствующая информация — это такая же информация. Этот вариант не хуже и не лучше, чем так называемый полноценный. Никаких абсолютных критериев нет, произведение создаётся в момент вашего чтения.

The Stanley Parable — это постмодернистское рассуждение на тему отношений между рассказчиком, рассказом и слушателем. В эту игру можно играть как угодно: пытаясь следовать каноническому сюжету, борясь с ним, обходя его, ломая игру и выискивая программные ошибки. Все варианты просчитаны и равноценны — и этот факт расшатывает ум лучше любой современной философской книги.