Константин Бочарский
Журналист, основатель и руководитель Pressfeed.ru. Начинал карьеру в творческом отделе рекламного агентства. Работал редактором в различных изданиях, в том числе в журнале «Секрет фирмы» ИД «Коммерсантъ». Окончил Балтийский государственный технический университет.

Чем вы занимаетесь в своей работе?

Я руковожу журналистским сервисом Pressfeed.ru. Там журналисты публикуют медиазапросы на комментарии и фактуру к заметкам, а эксперты, спикеры и пиарщики следят за этим потоком запросов и откликаются на те, где им есть что сказать.

Я создал Pressfeed, когда ещё работал в ИД «Коммерсантъ» — редактором в журнале «Секрет фирмы». Мне было интересно думать о моей профессии категориями алгоритмов и придумывать, как можно оптимизировать те или иные этапы рабочего процесса.

Тогда моё рабочее место часто выглядело вот так:

Константин Бочарский, Pressfeed.ru
Инновационное изобретение — мобильное спальное место из двух разъезжающихся офисных стульев на колёсиках

Жизнь в режиме подвига бодрит.

Но в начале 2015 года Pressfeed стремительно рос. Я ушёл из «Секрета фирмы», собрал команду, привлёк инвестиции для монетизации сервиса. Сейчас проектом занимается команда из десяти человек: разработчики, маркетологи, специалисты по продажам и PR. Осенью 2016 года мы въехали в собственный офис. Теперь рассказ о рабочем месте обрёл достаточно фактуры. :)

Что такое современная журналистика?

В работе журналиста и редактора довольно много рутины — повторяющихся и не особо интересных действий. Рутинные операции считаются неустранимыми. Даже начальство нехотя соглашается с тем, что писать заметки — долго и трудно.

Недаром в разговорах о журналистике популярно слово «ремесло». Обычно его используют, чтобы подчеркнуть, что в этой профессии не столько магии, сколько правил, и требуется не столько талант, сколько навык.

Но мне всегда интересно было думать об этом слове, вспоминая средневековых ремесленников, у которых каждая единица продукции делалась вручную и «заново».

На смену ремесленникам пришли мануфактуры и конвейер Генри Форда. Но автоматизация прошлась по синим воротничкам, практически не затронув белые.

Мне же интересно было понять, как можно автоматизировать и оптимизировать творческую профессию. Как убрать рутину, чтобы сохранить больше времени для того, что действительно интересно, требует творчества и работы мозга.

Константин Бочарский, Pressfeed.ru
Знаменитая дверная ручка в виде руки, предлагающей рукопожатие каждому входящему в ИД «Коммерсантъ»

Возможно, это не очевидно тем, кто не работал в СМИ, но в выражении «написать статью» есть лукавство. Человек, не имеющий отношения к медиа, увидит в этой фразе глагол «написать» — набирать буквы на клавиатуре компьютера. Но собственно написание текста занимает, как правило, лишь 20–30% времени. 70% — сбор фактуры.

Представим крупное ежедневное издание, где автор должен сдавать одну заметку в день. Чтобы отдать текст редактору, скажем, в 18:00, автор начнёт набор текста где-то в 16:30. А с 10 утра до половины пятого вечера он будет собирать фактуру: рассылать имейлы с запросами, звонить, копаться в интернете. Возможно, посетит пресс-конференцию. В общем, будет много разговаривать и писать.

Задачу сбора фактуры призван оптимизировать Pressfeed. Автору достаточно пары минут, чтобы написать свой вопрос и получить толковые отклики. Для пиарщиков сервис стал откровением, потому что решил для них критичную проблему: узнать, над чем работают редакции.

Как выглядит ваше рабочее место?

Это мой рабочий стол. Вряд ли он удивит чем-то особенным. У меня нет навороченных гаджетов и экзотических аксессуаров. Ещё со времен работы в редакции привык обходиться техникой без претензий, а записи делать преимущественно от руки в блокнот.

Классно, когда в рабочей зоне нет ничего лишнего. Люблю работать именно за рабочим столом (не в кафе, самолёте или на диване), для меня это наиболее продуктивно. Часто моё рабочее место выглядит так:

Рабочие места: Константин Бочарский, основатель и руководитель Pressfeed.ru

В год я провожу несколько десятков выступлений, порой до полусотни. Конференции, тренинги, вебинары. В этом случае моё рабочее место выглядит так:

Рабочие места: Константин Бочарский, основатель и руководитель Pressfeed.ru

Или вот так:

Рабочие места: Константин Бочарский, основатель и руководитель Pressfeed.ru

Это мы в офисе снимаем обучающее видео.

Рабочие места: Константин Бочарский, основатель и руководитель Pressfeed.ru

А когда работаю дома, то моё рабочее место может выглядеть так:

Рабочие места: Константин Бочарский, основатель и руководитель Pressfeed.ru

Дома у нас живут крысы Маруся и Матильда, а также кошка Люся. На фото Матильда. Она очень любит технику и порой, бегая по клавиатуре, набирает тексты, в которых можно увидеть какой-то смысл.

Раньше я мечтал о собственном домашнем кабинете. Пересмотрев отношение к вещам и информации, я с удивлением обнаружил, что безболезненно могу избавиться практически от всего, что раньше считал важным и хотел хранить. По сути, важно лишь то, что в голове («находится в работе») и уже воплощено. Всего остального не существует.

Каким ПО вы пользуетесь?

Уже давно обнаружил, что мои архивы устаревают практически каждые полгода. Они могут иметь ностальгическую ценность, но прикладную ценность утрачивают быстрее, чем удваивается частота процессоров новых ПК. Причём со временем этот срок только сокращается.

Мне кажется, отличной опцией Evernote стало бы автоматическое удаление всего, что хранится дольше X месяцев. Себе бы я установил этот порог на уровне трёх месяцев.

Нет смысла хранить — надо воплощать.

Информация должна сохраняться, воплощаясь в проектах. Ты либо что-то сделал с её помощью, и тогда хранить архивы нет смысла, либо не сделал, а тогда и подавно.

Всё это касается переписки, «ценных» ссылок, записей в блокноте, вещей, книг (когда вы перечитывали книги, стоящие на полке?).

Ещё школьником я прочитал определение идеальной машины. Идеальная машина — та, которая не существует, но при этом задачи, для решения которых она создана, выполняются.

Мне очень нравится это определение. Отголоски этой идеи можно встретить в самых разных сферах. Это и одинаковые пиджаки Обамы вкупе с одинаковыми серыми футболками и джинсами Цукерберга. Это и принцип «чтобы купить одну новую вещь, надо выкинуть две старые».

Что касается меня, одной из моих самых любимых практик стала Inbox Zero, когда папка «Входящие» в почтовом ящике используется как менеджер задач и письмо архивируется, когда задача выполнена.

Я поклонник «асинхронной коммуникации». Она предполагает отвечать на сообщения (а в широком смысле — делать какие-то дела), когда это удобно тебе, а не кому-то другому. Почта и СМС — асинхронная коммуникация. Телефонные звонки и мессенджеры — нет. Они требуют мгновенного ответа, часто — когда тебе это неудобно. Поэтому я не пользуюсь мессенджерами и устанавливаю их на мобильный телефон скорее для изучения.

Нетрудно догадаться, что у меня немного приложений в телефоне. Годы работы в журналистике буквально на физиологическом уровне привили мне восприятие вещей и событий через вопрос «почему» и его собрата «зачем». Не обнаружив чего-то значимого в вещи или идее, мне сложно её принять, приобрести или начать ею пользоваться.

Новым идеям сложно занять место в моей голове, приложениям — в моём телефоне, а вещам — на моей полке. Например, идея бесплатного открытого ПО (браузеры, Open Office) мне нравится не потому, что за него не надо платить, а потому, что доступ к таким продуктам на один шаг короче (без процедуры оплаты). В то же время мне нравится платить за контент, будь то фильм или игра в Steam, если это экономит время, а интерфейс логичен и комфортен (в идеале — незаметен).

Самые рабочие приложения у меня — Gmail, Evernote и Pocket.

Константин Бочарский, Pressfeed.ru

Я активно использую общественный транспорт и как-то посчитал, что если проводишь за чтением в дороге два часа в день, то в месяц получаешь почти пять полноценных рабочих дней чтения.

Буквально из ниоткуда у вас берётся целая библиотечная неделя.

Собственно, именно здесь я активно использую Pocket: закидываю в него всё, что стоит почитать «потом, когда будет время».

Какое место в вашей жизни занимает спорт?

Я люблю бег. В свой последний период увлечения им с удовольствием бегал под Zombies, Run. Это мобильный фитнес-триллер: бежишь под целый радиоспектакль. В его основе — постапокалиптическая история, написанная британской писательницей Наоми Алдерман. В игре 160 миссий, звуковые эффекты, которые порой заставляют подпрыгивать на месте, а от звуков приближающихся зомби хочется припустить ещё сильнее. Я даже взял интервью у основателя компании-разработчика Six to Start Адриана Хона.

Неловко признаваться, но в последнее время я забросил спорт. Испытываю большое чувство вины на этот счёт. Спорт для меня — потрясающий сжигатель стресса, антидепрессант и энергетик. Действует так же, как алкоголь, но этот вариант гораздо более здоровый, пусть и более трудоёмкий.

Константин Бочарский, Pressfeed.ru
Константин Бочарский: «Спорт — потрясающий сжигатель стресса»

Офис Pressfeed располагается относительно недалеко от моего дома. Жду, когда растает снег, чтобы начать ездить на работу на велосипеде.

Лайфхакерство от Константина Бочарского

Я люблю книги и воспринимаю их как разговор с великими. Когда я читаю, то буквально слышу автора, его голос, интонации.

В мою бытность журналистом книги были для меня ценнейшим источником прикладного, учебного материала. Особенно интересно в этом смысле читать те, где герой — журналист или писатель. Авторы любят такой приём, потому что писать про собственный опыт легче всего.

Вот три книги, которые оказали на меня заметное влияние.

  • «Корабельные новости» Энни Прул (есть отличный фильм с Кевином Спейси). Здесь я почерпнул приём «Дай заголовок». Отлично тренирует навык придумывания новостей и историй, а также собственно заголовков.
  • «Как писать книги» Стивена Кинга. Это бесценный кладезь советов.
  • «Элементы стиля» Уильяма Стрэнка — стилистическая библия ХХ века. «Ненужные слова — удалять» и «Точка — лучший знак препинания» — это оттуда. Я для себя перефразировал эти принципы в «Правило пальца»: закройте пальцем слово в предложении и, если без этого слова предложение не теряет смысл, вычёркивайте. Закройте пальцем предложение в абзаце и, если без этого предложения абзац не теряет смысл, вычёркивайте. Закройте абзац… И так далее.

И тут мы снова возвращаемся к моему любимому принципу: идеальная машина — та, которая не существует, а работа, для которой она предназначена, выполняется.

Вот только создавать такие продукты, процессы, идеи невероятно трудно. Я получаю огромное удовольствие, когда мне удаётся немного продвинуться вперёд на этом пути либо когда встречаю «идеальные машины», созданные другими.

Успехов в стремлении кнемногоидеалу!