Вопросами тайм-менеджмента задавался сам Сенека

Тайм-менеджмент обещает, что когда-нибудь мы наконец-то сможем контролировать свою жизнь. Однако чем эффективнее мы используем время, тем меньше у нас этого времени остаётся. Мы продолжаем катить в гору свой тяжёлый камень, как Сизиф, только теперь делаем это чуточку быстрее.

тайм-менеджмент: Сизиф

В ответ на всё возрастающие требования современной жизни мы пытаемся повысить свою эффективность. Учитывая, что продолжительность жизни составляет всего лишь примерно 4 000 недель, тревога из-за того, как мы используем это время, неизбежна.

Вопрос эффективного использования времени занимал ещё римских философов. Например, Сенека писал об этом в своём трактате «О скоротечности жизни».

Отве­дён­ное нам вре­мя про­ле­та­ет так ско­ро, что, за исклю­че­ни­ем раз­ве что немно­гих, мы ухо­дим из жиз­ни, ещё не успев к ней как сле­ду­ет под­го­то­вить­ся.

Сенека, римский философ-стоик

Сенека предлагал отказаться от погони за богатством и почётом и проводить дни в философских размышлениях.

Для современного же общества характерно ощущение, что мы обязаны стать как можно более продуктивными, даже если это не приносит нам обещанного избавления от стресса. Тайм-менеджмент обещает, что даже в условиях, когда больше всего ценится получение прибыли, всё-таки можно жить осмысленно и обрести душевный покой.

Быть постоянно высокоэффективным невозможно

Первым гуру тайм-менеджмента можно назвать американского инженера Фредерика Тейлора, которого в 1898 году наняла сталелитейная компания Bethlehem Steel для улучшения эффективности производства. Тейлор считается прародителем идеи о том, что личная продуктивность — решение проблемы дефицита времени.

Тейлор провёл эксперимент и предложил нескольким рабочим за дополнительную плату трудиться с максимальной скоростью. Их результаты оказались в четыре раза выше обычной нормы. Так Тейлор понял, что каждый рабочий в идеале должен переплавлять гораздо больше.

Но если раньше эффективность была в первую очередь способом убедить или заставить других людей выполнять большее количество работы за то же время, то сейчас мы сами навязываем себе такой образ жизни.

Эффективность обещает, что вы будете делать всё то же, что делаете сейчас, только лучше, дешевле и быстрее. Казалось бы, что может быть лучше? Только вот постоянно работать в таком режиме невозможно.

Почему тайм-менеджмент не работает

1. Мы больше устаём

Эксперимент Тейлора казался многообещающим, но на деле рабочие слишком уставали и через некоторое время совсем не могли справляться со своими обязанностями.

Практически все эксперты по тайм-менеджменту советуют вести подробные записи о том, как мы используем своё время, но это только усиливает ощущение, что время пролетает безвозвратно. А чем больше мы думаем о долгосрочных целях, тем больше каждый день расстраиваемся, что ещё их не достигли. Если всё-таки удаётся добиться одной цели, удовлетворение от этого проходит поразительно быстро, ведь сразу же пора ставить новую цель.

тайм-менеджмент: усталость

Нечто похожее произошло, когда широко распространились приборы, облегчающие жизнь домохозяек. Казалось бы, теперь, чтобы постирать, не нужно весь день сгибаться над стиральной доской, а с пылесосом можно очистить ковёр всего за несколько минут. Тем не менее у хозяек не появилось больше свободного времени. С повышением эффективности различных приборов повысились и принятые в обществе стандарты чистоты.

2. Мы не можем отдыхать

Нам начинает казаться, что и свободное время мы должны проводить продуктивно.

Мы путешествуем не из любви ко всему новому, а чтобы пополнить свою копилку впечатлений или снять фотографии для своего профиля в Instagram. Мы бегаем, чтобы улучшить здоровье, а не просто ради удовольствия от движения. Мы занимаемся с детьми, думая, каких успешных людей из них вырастим.

Мы все теперь читаем, чтобы получить от книги выгоду, ходим на конференции, чтобы заводить новые контакты и заключать сделки, а если и остаёмся в выходные дома, то только чтобы заняться ремонтом.

Уолтер Керр, театральный критик

Сам отдых в культуре, где все помешаны на продуктивности, расценивается как возможность восстановить силы, чтобы после этого больше работать.

Смиритесь с тем, что нельзя всё время быть продуктивным. Вы можете отказываться от возможностей, разочаровывать других и не заканчивать дела. Вы не обязаны зарабатывать всё больше и больше денег, достигать всё больших и больших целей и реализовывать свой потенциал во всех областях.

3. Мы не можем творить

Чрезмерная эффективность вредит бизнесу.

Известный американский консультант по программной инженерии Том Демарко ещё в 1980-х утверждал, что не стоит ограничивать сотрудников жёсткими временными рамками. По его мнению, нужно не зацикливаться на эффективном использовании времени, а, наоборот, давать больше послаблений.

Хорошие идеи не возникают, когда вы чувствуете себя под дулом пистолета. Сама мысль о том, что время ограничено, вызывает тревогу и отрицательно сказывается на результатах работы.

4. Мы не готовы к внезапностям

Демарко считает, что любое повышение продуктивности неизбежно требует уступок и компромиссов. Мы избавляемся от неиспользуемого времени, но вместе с этим и от его плюсов.

Хороший пример — визит к врачу. Чем эффективнее врач расходует своё время, тем плотнее будет его график. Скорее всего, вам придётся дольше сидеть в очереди, потому что приём предыдущего пациента затянется.

Похожая ситуация возникает, когда компании пытаются сократить расходы и максимально повысить эффективность своих сотрудников. Чем тщательнее будет распланировано их время, тем хуже они будут реагировать на внезапные задачи. Повысить скорость реагирования можно, просто включив свободное время в распорядок.

Чем ближе к тайм-менеджменту, тем дальше от себя

За нашим стремлением контролировать время скрывается извечный мотив — страх смерти. Неудивительно, что нас так притягивает проблема эффективного использования времени. Если бы мы её разрешили, нам удалось бы избежать чувства, что «мы уходим из жизни, ещё не успев к ней как следует подготовиться».

Однако современный энтузиазм по отношению к личной продуктивности зашёл значительно дальше. Нам кажется, если мы найдём подходящие методики и научимся контролировать себя, то сможем стать счастливыми.

Мы верим, что наша продуктивность зависит только от нас самих. Это очень удобный образ мышления с точки зрения тех, кто получает выгоду от того, что мы больше работаем и больше тратим.

Когда каждая минута распланирована, просто не остаётся времени задуматься, правильно ли мы живём.

Личная продуктивность представляется как лекарство от постоянной занятости, хотя на самом деле это, скорее, просто ещё одна форма занятости. Поэтому она выполняет ту же психологическую функцию, что и занятость: отвлекать нас, чтобы мы не задавались экзистенциальными вопросами.