Эрин Мари Солтман (Erin Marie Saltman)
Политолог, научный сотрудник независимого исследовательского центра «Институт стратегического диалога». Занимается политикой борьбы с терроризмом в Facebook.

Что привлекает молодёжь в экстремизме

Иногда легче думать, что террористы — это социопаты или жертвы тяжёлого детства. К сожалению, всё не так просто. Террористами становятся люди самого разного происхождения, пола, возраста, семейного положения. Попытаемся разобраться, что же так притягивает к радикальным движениям.

На процесс радикализации влияет множество факторов, но все их можно подразделить на два вида: движущие и притягивающие‘Till Martyrdom Do Us Part’ Gender and the ISIS Phenomenon. . Они примерно одинаковы для всех экстремистских движений.

Движущие факторы — это то, что делает людей уязвимыми перед радикализацией: чувство изоляции, отчуждённости, поиск собственной идентичности, ощущение, что своя группа под угрозой, а власти ничего не делают. Своя группа может быть основана по признаку национальности, расовой принадлежности, религии. Однако одни движущие факторы не превращают человека в экстремиста.

Есть ещё и притягивающие факторы. Что же такого привлекательного предлагают экстремистские группы? Обычно довольно позитивные вещи: братство, ощущение принадлежности к чему-то большему, духовную цель, возможность создать утопическое общество, чувство собственной силы. Они обещают, что человек станет героем.

Экстремистские группы изображают жизнь чёрно-белой, ареной борьбы добра и зла. Сами они в такой картине мира становятся добром, которое борется со злом.

Как остановить это с помощью личного общения и сотрудничества

Солтман ищет новые способы установить контакт с людьми в группе риска. Их обычно разделяют на три подгруппы. Первая — широкие слои молодёжи, которым нужно объяснить, что такое экстремизм и радикализация. Вторая — те, кто начал интересоваться некоторыми идеями радикальных движений. Третья — люди, которые уже принадлежат к экстремистам.

Для первой подгруппы в «Институте стратегического диалога» разработали образовательную программу Extreme Dialogue. В рамках неё бывшие экстремисты и жертвы экстремизма в видеороликах рассказывают свои истории и задают вопросы.

Для работы со второй подгруппой создают конкретизированный контент и распространяют его среди узкой аудитории. Для этого объединяют представителей разных сфер: технических специалистов, маркетологов, артистов. Например, снимают сатирическое видео, высмеивающее исламофобию, нацеленное на 15–20-летнюю молодёжь, живущую в Манчестере и заинтересованную в музыке, которая пропагандирует превосходство белых.

Для самой трудной подгруппы разработали программу One to One, в рамках которой бывшие экстремисты напрямую обращаются в социальных сетях к тем, кто интересуется радикальными движениями. Около 60% получивших такие сообщения отвечают, и не угрозами, как можно было бы предположить. Часть из них продолжает общение. Значит, ещё есть возможность повлиять на них, предложить им альтернативы экстремизму.