Джордж Хелд — вице-президент по развитию нового и цифрового бизнеса «ВымпелКом». Лайфхакер спросил, что скрывается за словами «цифровой бизнес», и узнал, как этот бизнес меняет мир.

«Big data — это золото будущего» — о том, что такое новый бизнес

Я отвечаю сразу за несколько направлений в новом бизнесе «Билайна». Это fintech — использование мобильных технологий в качестве платёжных инструментов. Медиа — это услуги, связанные с телевидением и телевещанием, управлением лицензиями и доступом пользователей к контенту. Партнёрские программы — то, что мы делаем в Veon, чтобы люди могли получать выгодные предложения от ведущих брендов.

Но лично для меня самое интересное направление — это big data. Анализируя доступные данные, мы уже сейчас определяем оптимальное местонахождение собственных офисов обслуживания, места размещения рекламы, разрабатываем тарифы и предложения для абонентов, рассматриваем поведенческие модели людей, чтобы менять бизнес в соответствии с ними.

Также мы изучаем пассажиропотоки и подсказываем градостроителям, как менять схемы дорожного движения и где лучше всего ставить переходы и мосты. Мы готовы к взаимодействию в различных направлениях и можем быть полезны организаторам спортивных соревнований и других больших мероприятий, в том числе и чемпионата мира по футболу 2018 года.

Сегодня информационный шум вокруг настолько силен, что найти нужную информацию не так уж просто — приходится переключаться между огромным количеством ресурсов. А с помощью big data мы можем предоставлять нужную информацию в нужное время, и это самое перспективное направление в телекоммуникациях. Я думаю, что в ближайшие 5–10 лет компании будут зарабатывать именно за счёт владения информацией и её предоставления. Есть даже такое выражение: big data — золото будущего.

«Ваши навыки должны быть полезны для других и для жизни» — о правильном образовании

Если бы мне сейчас было 23 года и я бы закончил университет, то всё, что связано с big data, было бы работой моей мечты, потому что работать с огромными объёмами информации на таком уровне — это круто.

В получении образования есть два важных направления. Первое даёт вам знание, навык, инструмент, которым вы будете пользоваться, чтобы создавать что-то новое. Это безумно важно, я не представляю в своей команде аналитиков, data scientists или специалистов по медиа, которые не получили бы высшее образование. Но важно, чтобы ваши навыки были полезны для других и для жизни.

Так исторически сложилось, что Россия — международный математический центр. Благодаря сильной математической школе, в компаниях с мировым именем над проектами big data трудятся очень много российских специалистов.

Обычно к нам в отдел приходят ребята, которые в университете занимались математикой и аналитикой, — и не только из Москвы и Питера. Много специалистов из Казани, Екатеринбурга, Новосибирска с его академическим городком. Мы очень часто берём в команду студентов последних курсов: например, если они себя очень хорошо показали на диджитонах.

Второе направление образования, например MBA (которое у меня тоже есть в дополнение к настоящему образованию), я не считаю необходимым. Оно на определённом уровне помогает расширить связи, познакомиться с интересными людьми, но, пока у вас нет реального навыка, оно бессмысленно — с точки зрения того, что вы можете дать обществу. С одним MBA в запасе вы сильно ограничены.

«Традиционные философские стандарты часто не применимы к современному миру» — о человечестве и новых технологиях

В ближайшие 2–3 года будет интересной и важной работа формирования этической и философской базы современных технологий. О ней мало думают, а на самом деле это один из сложнейших вопросов. Технологии идут впереди человечества. Люди пока не готовы окончательно принять их, поэтому некоторые разработки до сих пор не востребованы.

Например, Google Glass — гениальная вещь, которая не стала успешной, потому что мы к ней не готовы. Google Glass открывает доступ к информации в новом формате, поэтому возникает вопрос: можем ли мы её использовать?

У меня встроен в руку чип, где хранятся данные паспорта, медицинских документов, банковских карт, я могу расплатиться им по технологии Pay Pass в любом месте. В модном баре это привлечёт внимание и будет круто выглядеть, но месяц назад в метро мне пришлось объясняться с полицией, потому что кто-то решил, что я пытаюсь проехать зайцем, когда я расплатился этим же чипом.

Кроме того, всегда можно узнать, где я сейчас нахожусь. Моя дочь (ей сейчас 14) тоже хотела бы такой чип, но встаёт вопрос: могут ли родители всегда знать, где она находится, и проверять её передвижения? Кажется, что ответ очевидный — нет. Но что, если она, например, потеряется? Ответ на этот вопрос неоднозначен.

Мы до сих пор живём по библейским этическим стандартам, которые очень мудры, но были созданы две тысячи лет назад.

Другой пример: три закона робототехники, которые были созданы в 80-х, неприменимы к существующему миру.

Они появились, когда роботы были теорией, а теперь у нас есть роботы-пылесосы и даже роботы, которые используются в военных целях.

Так что самые яркие и умные люди в ближайшие годы будут создавать этическую и философскую базу использования технологий. Это высший пилотаж, и этим будут заниматься специалисты, которые не просто пишут алгоритмы и обслуживают их, а могут думать об их применении и о границах дозволенного. Это современная философия, которая должна быть построена на навыках и настоящих умениях.

Сегодня ведутся разработки таких вещей, как управление предметами с помощью мозговых импульсов. Это, например, помогает людям с ограниченными возможностями движения эти самые возможности расширить. Начальные разработки есть, и это тоже повлияет на будущее. Это важнее, чем автомобили-беспилотники, потому что многие технологические новинки создаются только потому, что они классные и впечатляющие. Но есть и такие вещи, которые на самом деле необходимы обществу и позволят изменить его к лучшему.

«Мой MacBook, смартфон и наушники — это мой офис» — о рабочем месте и цифровом детоксе

В «Билайне» всё построено по принципу be free — мы можем работать с любого места и в любое время. Это даёт свободу людям в цифровом мире. Понятно, что наша работа отличается от работы человека на заводе с восьми до пяти. Нам всё равно, сколько времени человек провёл на рабочем месте.

В современной команде работать без этого невозможно, потому что у наших отделений разные временные зоны, территории и задачи. Нужна свобода принятия решений и создания продукта.

Рабочих мест нет, скорее есть макросы: в офисе может стоять пара кроссовок и висеть плакат с любимой группой в том месте, где человеку приятнее всего находиться. В остальном наш офис — свободное пространство. Нам пришлось создать множество специальных инструментов, чтобы соединить наши масштабы и такой принцип: каналы доступа к конфиденциальным данным, платформам с большими объёмами информации. Кроме того, в работе мы используем принципы Agile и Scrum. А в целом сотрудники используют технику, которая им удобна. Я такой же член команды.

Мой MacBook, смартфон и наушники — это мой офис. Больше ничего и не нужно.

Полностью отключиться от технологий почти невозможно, особенно в digital, где даже сон — это иногда большая роскошь. Но так или иначе нужно переключаться, и для этого у меня есть два занятия, к которым я отношусь почти религиозно.

Первое — спорт. Я занимаюсь яхтенным спортом, выход в море отключает меня от цифрового пространства. С одной стороны, современные гоночные лодки технологически очень продвинуты: приборы определяют скорость и силу ветра, течения, помогают с навигацией. Но сама жизнь на лодке — это ты, парус и вода, ветер в лицо. Риск и опасность есть всегда, хочешь или не хочешь, надо выбрасывать из головы лишнее.

Второе — музыка. Я профессионально играю на кларнете. Несколько часов с кларнетом полностью отключают меня от технологий. Здесь царят традиции и история.

Для того чтобы управлять задачами, у меня есть олдскульный бумажный листок. Для планирования существует множество технологических решений, я прошёл через большинство из них, но каждое утро начинается с чистого листа, на котором я записываю задачи на день. В течение дня легко потерять фокус, но я возвращаюсь к этому листу и делаю то, что на нём написано, — помогает сконцентрироваться.

«Рекомендую не тратить жизнь на то, что неинтересно» — лайфхакерство от Джорджа Хелда

Я считаю своим идеологом Стива Джобса. То, что он делал даже 10 лет назад, определяет движение индустрии. Поэтому я рекомендую всем пересмотреть его выступление при выпуске iPhone и другие презентации. Ещё рекомендую интереснейшие подкасты Илона Маска, в которых рассказывается о том, что происходит с технологиями уже в этом веке.

Мне повезло. В работе я всегда мог экспериментировать и делать почти всё, что хочу. Звучит по-детски, но свобода и творческий подход для меня очень важны. В одной компании, где я работал, мне не позволяли реализовывать творческие вещи и ставили какие-то жёсткие рамки. Я быстро ушёл оттуда.

Ничего страшного нет в том, что некоторые эксперименты не всегда работают. Многие вещи, которые мы делаем в «Билайне», мы закрываем: работает принцип fast in — fast out, потому что навык, полученный от ошибок, иногда бывает полезнее, чем навык, полученный от успешной реализации проекта. Получилось — очень хорошо, не получилось — ничего страшного. Главное — проанализировать ошибки и понять, что пошло не так, как хотелось.

Очень рекомендую не тратить жизнь на то, что неинтересно или неважно.

Я называю это mirror test: посмотреть в зеркало и вспомнить, что вы сделали сегодня. Если был серый день и вспомнить нечего, меняйте что-то, потому что иначе вы пропускаете жизнь, а это тот ресурс, который невозможно восстановить.