Николь Морозова

Журналист, автор проекта «Сексуальный антрополог» — медиа о сексе и современной культуре.

«Борись с новым наркотиком» — так называется некоммерческая организация с центральным офисом в Солт-Лейк-Сити, столице американского штата Юта. Лозунг компании — «Порно убивает любовь», с ним выпускают футболки, кепки, брошюры, заставки для айфонов и стикеры. Миссия проекта, как указано на сайте, — «повышать бдительность относительно вреда от порнографии через креативные медиа».

Члены организации убеждены в том, что пользователи порно попадают в зависимость и неизбежно становятся одинокими, а просмотр таких видео разрушает их сексуальную жизнь и рождает тягу к насилию. С организацией связана компания Fortify, готовая оказать помощь тем, кто зависимость от просмотра порно ощущает и хочет преодолеть. В её онлайн-тренингах бесплатно могут участвовать только подростки от 13 до 17 лет. Ежемесячная подписка будет стоить около 15 долларов в месяц, пожизненная — 200.

Спор о том, существует ли вообще зависимость от секса или мастурбации, идёт не первый год.

Однако исследованияSex Addiction May Not Be Real After All такие предположения не доказывают, а научное сообщество отказывается причислять зависимость от секса к психическим заболеваниям. В международную классификацию входят нимфомания, высокое половое влечение у женщин, и сатириаз, повышенное половое влечение у мужчин, указывает психиатр Павел Бесчастнов в интервью «Газете.Ru». «Сам же термин „сексуальная зависимость“ медицинского смысла не имеет, это просто эффектное словосочетание для массовой аудитории», — добавляет психиатр.

Любопытно, что есть исследованиеBrain activity in sex addiction mirrors that of drug addiction , доказавшее сходство реакции центров удовольствия мозга тех, кто считает себя порнозависимыми, с реакцией людей, страдающих алкоголизмом или наркоманией, на предметы их аддикции. Однако саму зависимость от мастурбации или порно это не доказывает. На это обращают внимание авторы работы, она вышла в Кембриджском университете в 2014 году.

Тем не менее и в России, и за рубежом можно найти центры, предлагающие лечение от сексуальной зависимости. Самые дорогие и популярные, голливудские, регулярно попадают в поле внимания, когда газеты уличают кого-то из знаменитостей в домогательствах или изменах. Однако и в этих случаях, скорее всего, проблемой становится не аддикция, а именно повышенное влечение, то есть нимфомания или сатириаз, как отмечает Павел Бесчастнов.

Идею о том, что порно — угроза здоровью населения, в США поддержали и на государственном уровне, однако сделали это только в одном из 50 штатов, на родине проекта «Борись с новым наркотиком», в штате Юта. Согласно опросам, 63% его населения составляют мормоны — религиозное сообщество, в традициях которого многожёнство соседствует с табуированностью темы секса. Законопроект приняли в апреле 2016 года. Просмотр порно он не запрещает, но закрепляет статус порнографии как вредоносной: «отравляющей сексуальные отношения» и «гиперсексуализирующей подростков и детей». Какого-либо плана действий документ не предлагает.

Противники порнографии в России — это также религиозные консерваторы, которые, как правило, выступают против введения сексуального просвещения.

Громче остальных звучит голос депутата Государственной думы Виталия Милонова. В январе 2015 года, будучи ещё депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга, политик выступил с комментарием о том, что порно развращает людей, «сводит к нулю» ценность отношений, вредит психике молодёжи, а пользователей обозначил «вонючими онанистами, которые не являются ценностью для нашего общества».

Меняет ли современный порнорынок в действительности наши идеи о сексе, пока сказать сложно. Однако уже имеющиеся научные исследования не доказывают тезисов консерваторов. За несколько последних десятилетий, действительно, значительно снизился средний возраст первого просмотра порно, однако каждое последующее поколение, начиная с 50-х, согласно австралийским опросам, относится к женщинам лучше. А ответы людей, осуждённых за сексуальные преступления, не показали, что те начинали смотреть порно раньше или смотрят его чаще остальных.

Что действительно может быть серьёзным вопросом относительно порнорынка, это проблемы самих актёров. Исследований, направленных на их изучение, мало. В первую очередь потому, что многие не хотят участвовать, боясь, что результаты будут использованы консервативными активистами. Одно из первых научных исследований, изучающих актёров жанра, было опубликованоThe Porn Myth: Uncovering the Truth about Sex Stars в 2013 году. Тогда было опрошено 177 женщин. 176 из них пришли в порноиндустрию самостоятельно, одна — по принуждению. 69% актрис оценили своё удовольствие от секса на 10 из 10, такую оценку сексу даёт чуть более 30% населения.

Порноактрисы также чаще имели высокую самооценку, чем остальные женщины. Однако исследование, даже с точки зрения его авторов, вызывает вопросы к выборке, которая может быть не репрезентативной для всего порнорынка. Кроме того, в тени остаётся значительная часть подпольной индустрии, особенно в странах с нелегальным статусом порно, в том числе в России. В этом сегменте для актёров безусловно велик риск насилия, психологических травм и заражения половыми инфекциями.