Юлия Хилл

Психолог, член Профессиональной психотерапевтической лиги, блогер.

Какое оно, идеальное тело? По мне так здоровое. И неважно, сколько в нём килограммов, есть ли живот и целлюлит. Я от души радовалась, когда некоторые компании стали использовать в качестве моделей реальных мужчин и женщин. Радовалась и за моделей плюс‑сайз, и за обычных людей, которых наконец‑то освободили от навязанных жёстких стандартов.

Но иногда для здоровья надо и похудеть. Фитнес‑зал трижды в неделю, личный тренер, подсчёт калорий, экзотические диеты и… нулевой результат. Порой мы бессознательно наделяем свой лишний вес иными смыслами и значениями, чем просто килограммы, от которых надо избавиться. И в такой ситуации надо бежать не к тренеру, а к психологу — иначе похудеть не удастся никогда.

Вот пять примеров из жизни, которые объясняют, почему вы не теряете вес, несмотря на изнурительные тренировки и строгие диеты.

1. Запрет на сексуальность

Марине — 32. Все вокруг говорят, что пора замуж и детей, но Марине стыдно знакомиться. «Кто меня такую полюбит, — вздыхает девушка, усердно перебирая ногами по беговой дорожке на пути к образцовому телу. — Второй год занятий, а результата — ноль».

В детстве Марина была обычным худощавым ребёнком. Иногда она надевала мамины туфли, распускала волосы и красовалась перед зеркалом. Эти её проявления женской сексуальности родители не одобряли. Её не ругали, нет. Просто говорили: «Не будь дурочкой! Иди лучше почитай книгу». Секс‑символами в семье были Драйзер, Сименон и Хемингуэй. Привлекать внимание внешним видом считалось зазорным, почитались ум и образованность.

Когда Марина первый раз накрасилась в 16 лет, мама устроила скандал с криками «Бегом умываться! Того и гляди в подоле принесёшь». Так вера в то, что сексуальность — это самое низменное, что может происходить с женщиной, в Марине закрепилась на годы. Она была послушной дочерью и наивно полагала, что родители плохого не посоветуют.

Закончив институт, девушка переехала от родителей: если раньше Марину контролировала реальная мама, то теперь на её место пришла мама внутренняя, не менее строгая. Она регулировала сексуальность взрослой дочери из подсознания. И девушка начала полнеть, чтобы условно увеличить дистанцию между собой и партнёром, усложнив доступ к телу.

Что происходит

Марина подсознательно не хочет худеть, потому что боится быть привлекательной. С детства ей внушали, что внимание противоположного пола опасно. Повышенный интерес мужчин и секс (как естественное продолжение душевной близости) наделялись волшебной силой, которая могла в одночасье загубить жизнь дочери — разрушить карьеру, помешать самореализации, то есть «сделать дурочкой».

Учёба и усердный труд — вот что, по правилам этой семьи, превращает девочку в настоящую женщину.

Лишний вес Марины встал на страже интересов семьи. Он превратился в защиту от посягательств на тело девушки, от её нереализованных сексуальных фантазий и даже от рождения детей. Безусловно, здесь также присутствует отвержение своего тела как части себя — возможно, той части, которая втайне от родителей мечтает о запретном.

Кстати, часто следствием набора веса становятся не только родительские запреты на выражение сексуальности, но и пережитое в детстве сексуальное насилие.

Что делать

  1. Осознать, что есть запрет на выражение сексуальности. Осознание и обозначение проблемы — это всегда большой шаг на пути к внутренней свободе.
  2. Проанализировать историю запрета — откуда и когда он появился, в связи с какими обстоятельствами, какие эмоции вызывает его нарушение — страх, чувство вины и стыда и так далее.
  3. Сделать выбор: вы хотите жить дальше с этим убеждением, вам в нём комфортно, оно не противоречит вашим собственным желаниям? Или это убеждение мешает строить жизнь в соответствии с вашими замыслами?
  4. Переписать негативное убеждение на позитивное. Например, «приличные женщины не выставляют себя напоказ» на «женщине свойственно стремление нравиться и быть привлекательной» или «быть привлекательной не значит быть вульгарной».
  5. Научиться формировать новые привычки, подчёркивающие вашу мужскую или женскую привлекательность. В XXI веке увлечения редко имеют гендерную окраску, но если цель — примириться со своей сексуальностью, то традиционно женские или мужские занятия смогут в этом помочь. Например, для женщин — встречи с подругами, увлечение флористикой, вышивкой, походы в салоны красоты, использование макияжа и одежды, которые подчёркивают женственность. Для мужчин это могут быть тренировки на рост мышечной массы, рыбалка, охота, моделирование.

2. Вес как символ успеха

Насте — 37. Она работает управляющей в банке. В детстве за худобу её дразнили «глистой». А после рождения сына муж стал называть её «колобочком». Настя перепробовала кучу диет: от «радужной» до «воздушной». Это когда питаешься свежим воздухом. Буквально. Эффект был, но непрочный. Через пару недель в талии опять становится несвободно, а на душе — неспокойно. Настя записалась на лекцию к модному нутрициологу.

Нутрициолог долго рассказывала про пробиотики, клетчатку и глютен, про то, как чистить кишечник и делать дыхательную гимнастику. Настя вспомнила про воздушную диету и передёрнулась, тем более что откуда‑то потянуло ароматом яблочного пирога с корицей. Настя огляделась в поисках «нарушителя порядка» и невольно начала рассматривать сидящих вокруг, почему‑то преимущественно худеньких девушек, аккуратно записывающих в телефон каждое слово нутрициолога. Из‑за большого роста и маленького веса многие из них сутулились и ёрзали: сидеть на жёстком стуле при недостатке массы на тех местах, которые у человека традиционно считаются мягкими, было неудобно.

Настя вспомнила, как больно содрала коленку, когда упала, убегая от одноклассников, кричащих ей вслед: «Вылез глист из унитаза…». И тут неожиданно для себя поняла, что она не хочет худеть. И никогда на самом деле не хотела. Где‑то внутри неё жила огромная любовь к своему телу, пусть и не похожему на фактуру моделей Victoria’s Secret. Оно никогда не подводило её: она одерживала первенство на юношеских соревнованиях по акробатике, легко выносила и родила своего Даньку, сногсшибательно выглядела в платье с декольте, взлетала на шестой этаж, когда ломался лифт. И должность руководителя в банке ей предложили именно после декрета, когда благодаря весу она стала выглядеть как солидная женщина, а не девочка‑стажёр. Может, здесь и нет никакой связи, но ей нравилось думать, что она есть.

И вот это тело должно быть обесценено, разлюблено и унижено, превращено в механизм, функционирующий на правильном сочетании клетчатки и соевого молока? Настя встала и тихонько пошла к выходу. «Подождите, я сейчас буду рассказывать про интуитивное питание», — прокричала ей вслед нутрициолог. Но интуиция подсказывала Насте, что надо немедленно съесть яблочного пирога. С корицей.

Что происходит

Настя вроде бы хочет похудеть, но в глубине души ощущает себя комфортно в большем весе. Подсознательно она уверена, что полные люди выглядят солиднее, их больше уважают, слушают, считают сильными, добрыми. Настя полагает, что лишний вес придаёт ей весомость в обществе и сопоставляется с достатком. А необходимость ограничивать себя в еде воспринимается как занижение своего статуса. Худоба вызывает у неё травмирующие воспоминания или рождает неприятные ассоциации.

Такая причина также встречается в семьях, где в прошлых поколениях переживали войну и голод. Избыточный вес становится «стратегическим запасом», который позволит выжить в нелёгкие времена.

Что делать

  1. Критикуя себя, мы как будто сообщаем, что мы не такие, как надо, то есть не соответствуем чьим‑то ожиданиям. Важно понять, чьи это ожидания, откуда они появились и почему вы должны им соответствовать. Зачастую уже на этом этапе становится понятно, что наши требования к себе — это не что иное, как общепринятые стандарты или мнение значимых для нас людей.
  2. Проанализировать, что даёт вам полнота. Прислушаться к своему телу. Вспомнить разные ощущения себя: когда вы были в меньшем весе или большем. Как вы себя чувствовали? Когда было хуже всего? Когда вы находились в максимальной гармонии с собой?
  3. Подумать, как в вашей семье относятся к полным людям и в целом к еде. Возможно, приходилось нередко слышать от мамы: «У нас в роду все женщины к 30 полнеют» или «Ешь больше, а говори меньше». Вполне вероятно, что вы продолжаете семейный сценарий, вместо того чтобы жить собственной жизнью.
  4. Задать себе вопрос: за что вас действительно ценят люди? Если вы считаете, что полнота подчёркивает ваш статус, вашу солидность, но при этом отчаянно хотите избавиться от лишних килограммов, найдите вдохновляющие примеры людей, которые стали лидерами, несмотря на худобу. Что ещё может стать для вас символом силы и солидности? Одежда, очки, причёска — что может прийти на смену лишнему весу из этих вещей?

3. Конфликт лояльностей

Никите — 25. И 125 кг на весах. Он занимается с тренером уже год, не ест жареное, солёное и сладкое, молочное и жирное, но вес сдвинулся лишь на 5 кг.

Никита всегда очень любил маму. И бабушку очень любил. Если его спрашивали: «Кого ты, Никитка, больше любишь?» — он убегал, потому что мама и бабушка постоянно ругались, и признаться в одинаковой любви к обеим означало обидеть каждую.

В детстве Никита тяжело заболел воспалением лёгких. Мама, вечно занятая на проектах, болезнь упустила. Никита попал на скорой в больницу и вышел оттуда, как говорила бабушка, «краше в гроб кладут». Именно тогда бабушка забрала его у мамы за город, на «свежий воздух и козье молоко». Бабушка ругала маму, что та ребёнка совсем забросила и за своей работой жизни не видит. А Никита по маме скучал.

Бабуля подавала на завтрак кашу на неснятом молоке, щедро намазывала ломоть хлеба сливочным маслом, варила куриный суп с золотистой плёночкой жира сверху и взбивала облака картофельного пюре. На полдник всегда был тягучий густой кисель. «Ешь всё, а то здоровье оставишь на тарелке», — ворчала бабушка. И внук слушался, потому что бабушку он любил. Когда мама в очередной приезд увидела Никиту в брюках, подвязанных на талии верёвочкой (молния уже не сходилась), то вскинула руки и всхлипнула: «Что ж ты так разъелся‑то? Мама, зачем ты его раскормила?!»

В августе Никита уехал от бабушки в Москву. Мама устраивала ему разгрузочные дни на кефире, и Никита, чтобы не огорчать её, покорно пил кефир. Никита вырос, но назвать себя подтянутым никак не мог. Такое впечатление, что бабушкины каши, кисели и супы остались с ним навсегда, как символ её заботы и любви.

Что происходит

Никита стал жертвой конфликта лояльностей. В ситуации, когда одинаково любимые мама и бабушка сражаются за титул «лучшего родителя», принять сторону одной из них означало предать. Если бы Никита продолжил есть, как хотелось бабушке, он бы подвёл маму. Если бы он стал терять вес на маминых кефирах, он бы признал, что бабушка проиграла.

Ловушка конфликта лояльностей в том, что он не осознаётся.

В человеке появляются как бы две части личности с разными моделями поведения. Их ещё называют «субличности». Одна следует правилу «Здоровый ребёнок должен быть упитанным». Вторая напоминает, что пора бы перестать переедать и заняться спортом. Каждая из этих частей личности время от времени берёт инициативу в свои руки, что приводит к неминуемому конфликту.

Что делать

Главная задача — вывести конфликт на уровень сознания. Когда мы что‑то осознаём, мы можем происходящее контролировать — сами или с помощью психолога. При конфликте лояльностей победа одной части не избавит от проблемы лишнего веса. Необходимо примирить между собой внутренние субличности, например с помощью упражнения психосинтеза.

Назовите ваши субличности, которые конфликтуют между собой: родители, мама, папа, бабушка, дедушка, брат или сестра. Ощутите себя в образе каждой, взгляните на ситуацию её глазами.

Спросите каждую субличность, что она думает о другой, позвольте ей высказаться критически. Выделив положительные и отрицательные стороны каждой части личности и оценив их влияние на свою жизнь, вы сможете объективнее посмотреть на ситуацию и уменьшить воздействие субличностей друг на друга и на вас. Результатом должно стать отделение вашего личного восприятия реальности от влияния субличностей, принятие их особенностей и примирение. Например, я понимаю, что в этой ситуации не я так считаю, это моя бабушка так считала. Я могу с ней согласиться, а могу и не соглашаться. И от этого я не предам её и не разрушусь сам.

4. Мазохизм в скрытой форме

Рите — 43. В юности она гордилась тем, что вовсю ела пирожные и жареную картошку и не поправлялась, тогда как подружки вечно сидели на диетах, боясь сгрызть лишний огурец. Вес Рита начала набирать после трагедии с мамой.

В тот день отец объявил, что уходит к другой. Вернулся с работы, собрал вещи, коротко объяснился и вышел. Мама рыдала, но Рита спешила в кино с подругой — билеты уже были куплены. А мама, оставшись одна, решила выйти в окно. Этаж был третий, расстаться со всеми и навсегда у мамы не вышло, а вот сломать позвоночник и остаться прикованной к постели получилось. Отец так и не вернулся, а дочь бросила институт и устроилась работать посменно, чтобы ухаживать за матерью.

С годами Рита перестала подавать «признаки жизни»: у неё больше не было своих желаний, чувств и мотивов. Несчастный случай с матерью всё вытравил. Оставил лишь огромное чувство вины и стыда за то, что в тот вечер она не осталась дома, не сидела рядом, не утешала. Если бы не её дурацкие прихоти, то всё было бы хорошо. Мать не раз обвиняла Риту в случившемся (как если бы та поставила её на подоконник и толкнула вниз). А дочь не спорила и старалась ещё больше времени проводить с мамой, чтобы завоевать материнские любовь и прощение. Подруги сочувствовали Рите, предлагали помощь, но она говорила: «Ничего, я потерплю. Мне не сложно». Ела мало, без аппетита, но при этом вес никуда не уходил.

Что происходит

Маргарита испытывает чувство вины за некий недостойный поступок и обрекает себя на бесконечное наказание. Идёт фиксация на ошибке, невозможность себя простить. Это скрытый мазохизм — не в узком смысле, означающий сексуальную перверсию, а в широком — готовность и согласие причинять себе страдания. Для мазохиста важно страдать «напоказ»: чем больше людей убеждаются в том, что он «наказывается», тем легче нести чувство вины: «Да, я плохой, но я расплачиваюсь за свои проступки». Человек перестаёт заботиться о своём здоровье и внешности и неосознанно стремится свои недостатки демонстрировать.

Чем больше недостатков, тем строже наказание и тем больше надежды на хеппи‑энд: что когда‑нибудь тебя простят и полюбят.

Скорее всего, желания и потребности такого человека ещё в детстве игнорировались родителями. Возможно, они были заняты выяснением своих отношений и делали всё, чтобы ребёнок стал максимально управляемым и нетребовательным. Не иметь своего мнения, молчать, не возражать — в такой семье это означало шанс на выживание. Типичные родительские замечания: «Быстро закрыл глаза и спи», «Что значит „тошнит“ — терпи!». В результате ребёнок приучается терпеть и отодвигать свои желания. На первом месте у него оказывается комфорт других людей. Только после того, как им станет хорошо (как ему кажется), он разрешит себе немного расслабиться и поспать — и то, чтобы просто не умереть от усталости.

Что делать

Порой без участия психолога человеку сложно обнаружить взаимосвязь между переживаниями и поведением. Для людей, склонных к самонаказанию, «служение другому» — это своего рода зона комфорта, и оно становится смыслом жизни. Это принцип созависимого поведения: один страдает, другой спасает, и они не могут друг без друга. Но если человек решит изменить свою жизнь и обратится за помощью, то психолог направит совместную работу на формирование навыков выражения негативных чувств, умения говорить «нет» и на то, что избавиться от желания нравиться всем. Целью психотерапии становится избавление от детского травматичного опыта и обретение уважения к себе, своим чувствам и желаниям.

5. Страх болезни

Денису — 47. Состоявшийся, обеспеченный мужчина стесняется своего тела, как подросток. Он не просто большой, он огромный. Денис был единственным ребёнком в семье. Его отец умер в возрасте 42 лет от рака поджелудочной. Мать много работала и до конца отрицала серьёзность болезни мужа. Семья оказалась не готова к утрате. Если бы сын сразу понял, что отец так быстро уйдёт, он бы больше общался с ним, делился историями, вместе гулял. Но, глядя на реакцию матери, он не придавал недугу отца большого значения.

Денис начал заметно полнеть лет с 37, когда женился и у него родился собственный сын. Был короткий период, когда он сбросил 10 кг. Началось всё с сильных болей в животе и спине, и первое, о чём подумал Денис, — рак. Врачи назначили обследование, но пока Денис дожидался результатов и назначений, от беспокойства он перестал есть и нормально спать. В итоге ему поставили диагноз, который есть у миллионов активных людей, не успевающих правильно и вовремя питаться, — гастрит. После этого случая вес Дениса колебался от 160 до 180 кг даже при регулярных занятиях в зале и щадящих диетах.

Что происходит

Потеря веса подсознательно напоминает Денису о том, в течение нескольких месяцев его отец из пышущего здоровьем мужчины превратился в живые кости. Хотя Денис и соглашался, что его тревога в целом беспочвенна, но именно после смерти отца он начал верить, что худоба сделает его более уязвимым перед раком. Он часто вспоминал поговорку «Пока толстый сохнет, худой сдохнет». Сильные предубеждения у Дениса были и по поводу облысения. Он не на шутку испугался, когда во время строгой диеты у него начали выпадать волосы — его отец тоже лишился шевелюры после нескольких сеансов химиотерапии.

Набирая лишний вес, Денис бессознательно пытается замедлить движение к смерти. Как правило, такие люди начинают полнеть после какой‑то роковой даты — смерти или болезни значимого человека. Денис неосознанно отождествляет себя с отцом и пытается избежать его участи, превращая килограммы в подушку безопасности.

Что делать

Когда мы оказываемся в состоянии стресса, мозг автоматически анализирует предыдущий опыт и строит причинно‑следственные связи, формируя ассоциации, которые в будущем помогут нам уберечься от реальной опасности. Но иногда этот механизм даёт сбой, и появляются вымышленные угрозы, которые не имеют никакого отношения к тому, от чего мы действительно можем пострадать.

Страх болезни — это замаскированный страх смерти. Страшно потерять контроль над ситуацией, умереть в муках, оставить своих близких. Жизнь всегда заканчивается смертью, это неизбежно. Но вместе с тем, даже когда человек болен, всегда остаётся шанс на жизнь. Как только мы примем цикличность существования всего в этом мире, страх перестанет властвовать над нами.

В случаях, похожих на то, что произошло с героем истории, лучше обратиться к психологу. Самопомощь тут вряд ли будет эффективной.


Нам часто кажется, что стоит изменить себя, как мы станем лучше, удачливее, любимее.

Вот выучу китайский, сяду на шпагат, влезу в размер S — и сразу докажу, что достоин любви. Но эта готовность отвергнуть самого себя, бесконечно оценивая и сравнивая, на самом деле ни на шаг не приближает к любви. Жизнь превращается в генеральную репетицию, на которой теряется ценность момента «здесь и сейчас». Надо усердно поработать, и вот тогда заживу! А пока: «Тяни носок! Лучше тяни!»

К принятию себя можно прийти по‑разному. Кому‑то требуются годы мучительного самосовершенствования: пока не обретёшь счастье в бицепсах, а потом поймёшь, что счастье и не в них вовсе. Кто‑то, оказавшись на больничной койке, просит вернуть всё как было и раскаивается, что не ценил. Кому‑то удаётся встретить людей, которые смотрят не оценивающе, а с любовью и заботой. Не пытаясь ничего менять, а, наоборот, восхищаясь тем, что сам человек всегда считал изъянами.

Все эти пути сходятся в одной точке. И когда оказываешься в ней, выдыхаешь свободно от того, что теперь не надо бежать изо всех сил до финиша. Чтобы быть счастливым, необязательно вообще до него добегать, качая на ходу мышцы, сбрасывая килограммы и изучая китайский. Достаточно просто быть.