500 лет московской недвижимости

500 лет московской недвижимости

{{age.name}} век
Века
{{activeAge.id}}
|
|
{{age.id}}
|
|
Века
{{feature.id}}
{{activeFeature.id}}
{{test.name}}
{{article.name}}
{{index + 1}}/{{activeTest.questions.length}}

Москва при первых Романовых

Как цари новой династии пытались сделать из средневекового города европейскую столицу

В XVII веке в Москве появились нарядные храмы русского узорочья, первый водопровод и каменный мост. А ещё XVII век стал бунташным столетием, когда мелкие и крупные восстания в городе сменялись разрушительными пожарами. Посмотрим, как выглядела Москва Романовых в это непростое для них время.
Одна из московских слобод на гравюре XVII века
Каменщики за работой.
Книжная миниатюра XVI века

Где Москва начиналась и заканчивалась

К тому времени, как начал царствовать Михаил Фёдорович Романов, Москва уже стала крупным мегаполисом. Путешественники сравнивают столицу с Парижем, Лондоном и Константинополем. Москва кажется им больше, чем она есть, из-за внушительных расстояний и хаотично построенных зданий. Единого плана застройки нет, и большую часть городского пространства занимают сады, огороды и пустыри. Москва внешне напоминает деревню.

«…при большинстве домов находятся обширные пустыри и дворы, к очень многим домам примыкают ещё и огороды, плодовитые сады, да, кроме того, разделяют их друг от друга довольно обширные луга, вперемежку с ними бесчисленные, можно сказать, церкви и часовни; следовательно, в ней нет такого множества народа, как полагали некоторые, обманувшись её обширностью с виду».
А. Мейерберг, австрийский посланник.
«Путешествие в Московию барона Августина Майерберга»

Население Москвы составлял в основном посадский люд — ремесленники и торговцы. Их дворы делили город на слободы, которых к XVII веку было около 140. У каждой слободы была своя специализация: в одной жили кузнецы, в другой — кожевенники, в третьей — гончары, в четвёртой — каменщики.

Как и другие средневековые города Европы того времени, Москва застраивалась по радиально-кольцевому принципу. В центре размещался Кремль — княжеский дворец с церквями, окружённый рвом и стеной. Торговые и ремесленные слободы теснились вокруг Кремля и связывались сеткой улиц. Улицы прерывали укрепления, которые окольцовывали город от центра к окраинам — чем дальше от Кремля, тем шире. Вдоль защитных стен устраивались круговые улочки.

Одна из московских слобод на гравюре XVII века
Каменщики за работой. Книжная миниатюра XVI века
«План Сигизмунда» — карта Москвы, составленная поляками в 1610 году
«План Сигизмунда» — карта Москвы, составленная поляками в 1610 году

Москва состояла из четырёх колец: Кремля, Китай-города, Белого и Земляного городов. У такой планировки в Средние века были свои преимущества: если неприятель возьмёт Земляной город или пожар уничтожит все деревянные дома, их остановит следующая линия каменных стен. Но чем дальше мы уходим от Средних веков, тем меньше смысла строить город кольцом. Крепостные стены теряют значение, а поддерживать их дорого.

В XVII веке Кремль утрачивает оборонительное значение и превращается в парадную царскую резиденцию.

Улицы Москвы XVII века на гравюре Адама Олеария

Как выглядела Москва: дома, палаты и церкви

Основа города в XVII веке — деревянная, и эта особенность сохранится за Москвой до XIX века. Но постепенно строится всё больше каменных церквей и палат. Они теснятся на территории Китай-города и Белого города — зажиточных торговых районов Москвы.

Типовой жилой дом в XVII веке — деревянный, с одним или двумя этажами. При строительстве домов в ремесленных слободах использовалась одинаковая технология. Плотники соединяли брёвна-венцы в сруб, перекрывали его крышей из тёса и прорубали небольшие световые оконца. Производство стекла в XVII веке ещё не наладили, поэтому оконные проёмы закрывали слюдой или промасленным холстом.

Готовый сруб с окнами и крышей назывался клетью. Клеть ставилась на землю или другой сруб — подклет. Подклет использовался для хранения продуктов и скарба. Жилое помещение — горница — располагалось наверху. Если дом становился тесен, к нему пристраивали новую клеть. По такому принципу строились не только жилые дома, но и деревянные княжеские дворцы.

Улицы Москвы XVII века на гравюре Адама Олеария
Из срубов-клетей состоял княжеский дворец в Коломенском — самое масштабное деревянное строение в Москве XVII века
Палаты бояр Романовых в Зарядье
Из срубов-клетей состоял княжеский дворец в Коломенском — самое масштабное деревянное строение в Москве XVII века
Палаты бояр Романовых в Зарядье

Каменные палаты бояр и купцов можно пересчитать по пальцам. Благодаря прочному материалу некоторые сохранились до наших дней: палаты бояр Романовых и старого английского двора в Зарядье, палаты Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной и Симеона Ушакова — в Ипатьевском переулке.

От домов ремесленников палаты купцов, бояр и князей отличал не только строительный материал, но и размеры и обстановка. Палаты строились в два или три этажа. Первый ярус, почти без окон, всё так же использовался под склад. На втором этаже устраивалась трапезная, библиотека и жилые помещения мужской половины дома. Третий этаж отводился женщинам. Там располагалась комната с большими окнами для занятий рукоделием — светлица — и, конечно, спальни.

Шествие на осляти. Гравюра из книги Адама Олеария
Церковь святой Троицы
в Никитниках — образцовый храм
в стиле узорочья

Церкви были первыми и самыми высокими каменными зданиями Москвы. Их количество поражало ещё при въезде в город. Блестевшие на солнце купола выстраивались вдоль линии горизонта и возвышались над остальными зданиями.

«В Кремле и в городе очень много церквей, часовен и монастырей; внутри и вне городских стен их насчитывается более 2 000, так как теперь каждый из вельмож, имеющий некоторое имущество, велит себе построить особую часовню; большинство из них из камня. Каменные церкви все внутри с круглыми сводами».
Адам Олеарий, немецкий путешественник.
«Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно»

В середине века вместо массивных храмов с толстыми стенами зодчие начинают строить нарядные церкви в стиле узорочья. Фасады украшают разноцветные изразцы, традиционные кокошники и пока непривычные элементы западноевропейской архитектуры, которые каменщики подглядели на гравюрах. Архитекторы меньше следуют строгим церковным канонам и больше экспериментируют.

Узорочье стало первым шагом к обмирщению архитектуры. В 80-х годах XVII века облик церквей снова меняется, и на смену узорочью приходит новый стиль — нарышкинский. Его используют в строительстве при царском дворе и в домах близких к двору вельмож. Название стиля связано с тем, что заказчиками самых ярких его памятников были бояре Нарышкины.

Шествие на осляти. Гравюра из книги Адама Олеария
Церковь святой Троицы в Никитниках — образцовый храм в стиле узорочья
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Филях
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Филях

Композиция здания становится симметричной, все ярусы стремятся к центральной оси. Мастерство каменщиков растёт — теперь они думают не только об украшении, но и о целостном впечатлении от здания.

Столичные здания в нарышкинском стиле сменит петровское барокко, но это будет только в начале следующего века.

Как Москва жила: городские бедствия, быт и развлечения

XVII век — время восстаний, пожаров и эпидемий. Слободы горели не меньше 10 раз за столетие, постоянно случались заражения грязной водой из протоков Москвы-реки, а инфраструктура была развита недостаточно, чтобы предотвратить бедствия. Цари Михаил Фёдорович и Алексей Михайлович начинают обустраивать город по европейскому образцу.

Водопровод устроили в Водовзводной (Свибловой) башне, вода в которую поступала
из Москвы-реки
Инфраструктура

Первый водопровод в Кремле спроектировал англичанин Христофор Галовей в 1631–1633 годы. До этого момента Кремль снабжали водовозы и примитивный самотёчный водопровод. Теперь вода подаётся в нижний ярус Водовзводной башни самотёком, а водоподъёмная машина качает её в резервуар верхнего яруса башни. Оттуда вода поступает по трубам в сады и дворцы Кремля.

Водопровод устроили в Водовзводной (Свибловой) башне, вода в которую поступала из Москвы-реки
А. М. Васнецов. «Расцвет Кремля. Всехсвятский мост и Кремль в конце XVII века». В 1680 году кирпичные стены Кремля выкрасили известью в белый цвет
А. М. Васнецов. «Расцвет Кремля. Всехсвятский мост и Кремль в конце XVII века». В 1680 году кирпичные стены Кремля выкрасили известью в белый цвет

Первый каменный мост в Москве строили 40 лет и торжественно открыли в 1680-е годы. Его называли Всехсвятским, позже — Большим Каменным. Его деревянные предшественники были временными: их разбирали вместе с зимними заморозками и весенними паводками, а потом снова собирали. «Живые» мосты удивляли приезжих.

«Мост близ Кремля, насупротив ворот второй городской стены, возбуждает большое удивление, он ровный, сделан из больших деревянных брусьев, пригнанных один к другому и связанных толстыми верёвками из липовой коры, концы коих прикреплены к башням и к противоположному берегу реки. Когда вода прибывает, мост поднимается, потому что он держится не на столбах, а состоит из досок, лежащих на воде, а когда убывает, опускается и мост».
Павел Алеппский, архидиакон Антиохийской православной церкви.
«Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века»

Временные мосты легко собрать и разобрать при нападении неприятеля. Но необходимость защищать Кремль с воды постепенно сходит на нет. Зато царская резиденция украшается всё пышнее — как и нарядная Спасская башня с часами, каменный мост стал главной достопримечательностью города.

Московский печатный двор на Никольской улице
Образование и городские развлечения

Жизнь москвичей не ограничивалась тяжёлым трудом и спасением от пожаров. Бойкая книжная торговля, высшее образование и городские гуляния тоже новшества XVII века.

Московский печатный двор восстановили после разорения поляками в 1620 году. Если раньше он обслуживал только государев двор, то в XVII веке появляются частные торговцы книгами и книжный ряд. Чтение к концу столетия становится доступным развлечением. В продаже у книготорговцев можно найти книги по военному делу, буквари и сборники поэзии.

При Печатном дворе открывается библиотека, в 1687 году — первое высшее учебное заведение. Славяно-греко-латинскую академию основали братья Лихуды, греческие православные монахи. Здесь жителей разных сословий на протяжении 12 лет обучали греческому языку, риторике, логике и грамматике.

Московский печатный двор на Никольской улице
Городское гуляние. Гравюра из книги Адама Олеария
Городское гуляние. Гравюра из книги Адама Олеария

Во время престольных праздников и официальных зрелищ москвичи XVII века прогуливались по новому каменному мосту, смотрели выступления скоморошьего и кукольного театров, покупали сласти на ярмарках и с любопытством наблюдали торжественные въезды иноземных послов.

Комментарий эксперта ПИК

В XVII веке жители слобод страдали от пожаров из-за неудачной планировки улиц, материала домов и отсутствия инфраструктуры.

Чему нас научил этот век?

Современные дома уже не делают из дерева и не ставят так близко друг к другу, но риск возникновения пожара всё равно остаётся, хотя и не такой высокий, как в предыдущие века. Помимо использования современных негорючих материалов в строительстве, помогают также планировочные решения. Например, плотность застройки: дома выше, но размещаются дальше друг от друга, что мешает распространению огня в случае пожара.

Одна из важнейший частей работы — это создание проекта специальных технических условий. В нём указан расчёт рисков возгорания и все действия пожарных при возникновении чрезвычайной ситуации. Вокруг дома часто встречаются размеченные площадки для пожарной техники. Это места, где паркуется пожарная машина и спасатели снимают жителей с балконов.

Уже в следующем столетии Москву будет не узнать: на улицах появятся первые масляные фонари и городские усадьбы, а балы и салоны станут любимыми развлечениями горожан.

Дворяне, купцы и мещане

Вид Красной площади в 1783 году

как жили люди разных сословий в Москве XVIII века

Москва уже полвека как не столица. Обширные дворянские усадьбы соседствуют с лачугами и чёрными избами. С одной стороны — праздность и светские приемы, с другой — картофельная похлёбка и монотонный ежедневный труд.
Дворяне
Горожане высшего сословия. Могли нигде не работать, но редко пользовались этим. Мужчины служили в армии, государству или двору. В придворной жизни участвовали и женщины, но в Москве, в удалении от столицы, такой возможности у них не было.
Купцы
Уровень жизни городских торговцев был разным. 
В отличие от ремесленников, которые торговали только предметами своего производства, купцы пользовались преимуществом и могли продавать самые разные товары: от щепетильных (нижнее белье и парфюмерия) 
до колониальных (чай, кофе и специи).
Мещане
Новый тип городских обывателей. Бывшие жители ремесленных слобод постепенно становятся наёмными рабочими. Вместо занятия мелким производством они отправляются на мануфактуры или в дома знати 
за зарплату.
Неизвестный художник.
Вид Москвы в XVIII веке

Дома

Застройка Москвы шла неравномерно. Широкие, мощёные камнем улицы переходили в деревянные мостовые. Жалкие лачуги кучно стояли вокруг дворцов 
и домов знати. Некоторые районы напоминали пустыри, в других теснились бедные дома, третьи впечатляли столичным блеском.

Неправильная», «необычайная», «контрастная» — так описывали Москву иностранцы, которым удалось побывать здесь во времена Елизаветы и Екатерины II.

«Я был удивлен странным видом Смоленска, но несравненно более меня поразила неизмеримость и разнообразие Москвы. Это нечто настолько неправильное, своеобразное, необычайное, здесь всё так полно контрастов, что мне никогда не случалось видеть ничего подобного».
Вильям Кокс, британский путешественник.
«Путешествия по Польше, России, Швейцарии и Дании»

Дворяне

Адольф Байо. Дом Пашкова на Ваганьковском холме
Адольф Байо. Дом Пашкова 

на Ваганьковском холме

В Москве селились дворяне средней руки, поэтому особняки чаще строились в дереве. Они страдали от пожаров и вновь выстраивались по «красной линии» — она обозначала границы строительства на каждой улице. Дома самых богатых фамилий строили из камня знаменитые архитекторы. До наших дней сохранились именно эти здания. Самый впечатляющий пример дворянского жилья XVIII века — дом Пашкова, который, как предполагают, был построен по проекту архитектора Василия Баженова.

Купцы

Неизвестный художник. Вид улицы Ильинке в Москве XVIII века

Неизвестный художник. Вид
улицы Ильинке в Москве XVIII века


Типичный купеческий дом был двухэтажным. Первый этаж мог быть каменным, второй — деревянным. Европейская практика, когда купцы селились над собственными лавками, еще не стала популярной, потому что торговые ряды выносились в отдельные районы города. Ближе к концу века, при Екатерине II, в Москве появляется новый тип жилья — доходные дома. На верхних этажах доходных домов находились жилые комнаты купцов и квартиры под аренду, внизу — лавки и магазины. Одним из первых доходных домов такого типа в Москве был дом Хрящева на Ильинке.

Мещане

Неизвестный художник. Вид улицы Ильинке в Москве XVIII века
Неизвестный художник. Вид улицы
Ильинке в Москве XVIII века

Как и жители ремесленных слобод в XVII веке, мещане селились в простых деревянных домах. Их быт менялся медленнее, чем у более богатых сословий. Дома дворян и купцов строились по последней моде, дома мещан — по привычке. Единственное изменение произошло во внутреннем устройстве дома: вместо общего для всей семьи помещения в домах теперь появляются отдельные комнаты.

Дворяне

Распорядок дня

Дворяне

П. Пикар. Московский Кремль в начале XVIII века
П. Пикар. Московский
Кремль в начале XVIII века

Офицеры приходили в казармы к 6, чиновники — к 7–8 утра. К полудню заканчивались смотры и парады, а присутствия прерывались на обед. Светский человек просыпался ближе к полудню. После завтрака следовала прогулка по парку или поездка в сопровождении скорохода — слуги, пешком сопровождавшего экипаж. Затем — обед, театр и бал, который продолжался до утра.

«Дворянин, который желает быть светским человеком, должен иметь датскую собаку, скорохода, много прислуги (дурно одетой) и француза‑учителя».
Тесби де Белькур, капитан французской службы.
«Записки француза о Москве, 1774 г»

Купцы

Б. Кустодиев. Гостиный двор
Б. Кустодиев. Гостиный двор

Торговля в Москве начиналась рано, поэтому уже к 6 утра купец открывал свою лавку в Гостином дворе или на первом этаже жилого дома. На месте он пил чай, обильно обедал, общался с торговцами по соседству. Вечером посещал трактир или ярмарку, а уже в девятом часу погружался в сон.

Мещане

Деталь фабричной марки Большой Ярославской мануфактуры. Середина XVIII века
Деталь фабричной марки Большой
Ярославской мануфактуры. Середина XVIII века

Ремесленники работали на дому, в жилых помещениях или внутреннем дворе. Участие в работе принимали все домашние, даже дети. Из-за появления мануфактур и организованного производства некоторым ремесленникам стало невыгодно работать на себя, и они становились наёмными рабочими: ткали, строили суда, ковали металлические изделия и заготавливали стекло. Крупнейшей мануфактурой Москвы был Суконный двор. Рабочий день там начинался в половине пятого утра, а продолжался 13,5 часов в весенние и летние месяцы и 11,5 часа в остальное время года.

Еда

Для дворян принятие пищи было искусством, для купцов — способом скоротать время, для мещан — вопросом выживания.

Дворяне

Неизвестный художник. Обед в дворянской семье
Неизвестный художник.
Обед в дворянской семье

В богатых домах предпочитали европейскую кухню. Чай и кофе в XVIII веке перестали быть экзотикой, но стоили дорого. С начала века пришла мода на иностранных поваров — французов, реже англичан. Некоторые продукты выписывались из Европы, над чем иронизировал Гоголь в «Ревизоре», где Хлестакову к столу «суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа».

Купцы

Б. Кустодиев. Купчиха, пьющая чай
Б. Кустодиев. Купчиха, пьющая чай

Купеческий стол был проще. Чай из самовара, который пили «до седьмого платка» (пока не прошибёт пот), каши пополам с салом, супы, пироги, редька и блюда из овощей — главное в питании не разнообразие, а обилие и сытность.

«Пузатые купцы, как и прежде, после чаепития упражнялись в своих торговых делах, в полдень ели редьку, хлебали деревянными или оловянными ложками щи, на которых плавало по вершку сала, и уписывали гречневую кашу пополам с маслом».
Иван Иванович Лажечников, писатель.
«Беленькие, чёрненькие и серенькие»

Мещане

Ф. Солнцев. Крестьянское семейство перед обедом. Мещане и крестьяне жили в похожих бытовых условиях. Главное, что их отличало — повседневные занятия и профессия
Ф. Солнцев. Крестьянское семейство перед
обедом. Мещане и крестьяне жили в похожих
бытовых условиях. Главное, что их отличало
— повседневные занятия и профессия

В повседневном меню были картофельная похлёбка, щи из серой капусты, ржаные пироги и пареная репа. Кроме того, мещане могли себе позволить блюда из гороха, овощей с огорода и круп. Квас заменял им чай и кофе.

Городские развлечения

То, как житель Москвы развлекался, в первую очередь говорило о его социальном статусе. Праздничная жизнь в городе была на любой вкус: от театров, балов и музыкальных салонов до уличных ярмарок и кулачных боёв.

Дворяне

С. Хлебовский. Ассамблея (бал) при Петре I
С. Хлебовский. Ассамблея (бал) при Петре I

Жизнь московской знати была настолько праздной и неторопливой, что вызывала раздражение у Екатерины II:

«Москва — столица безделья, и её чрезмерная величина всегда будет главной причиной этого. Я поставила себе за правило, когда бываю там, никогда ни за кем не посылать; для одного визита проводят в карете целый день, и вот, следовательно, день потерян».
Запись из дневника Екатерины II

Днём дворяне гуляли по паркам или улицам в щегольских нарядах. Затем путь лежал к родственникам на чай. Семейные посиделки были не столько развлечением, сколько необходимостью: поддерживать родственные связи полагалось по светскому этикету.

После обеда, чтения и смены платья дворянин отправлялся в театр. В 1757 году открылась опера Локателли, позже — Петровский театр, в котором играли вольные и крепостные актёры. Около 10 часов вечера начинались балы, где можно было не только потанцевать, но и сыграть в карты, шарады или буриме.

Купцы

В. Суриков. Большой маскарад в 1772 году на улицах Москвы с участием Петра I и князя И.Ф. Ромодановского
В. Суриков. Большой маскарад
в 1772 году на улицах Москвы с участием
Петра I и князя И.Ф. Ромодановского

Шумные уличные ярмарки, кукольный театр, комедии и выступления скоморохов 
— такими были главные купеческие развлечения.

«За комедией выступал обыкновенно доморощенный трубадур с бандурой, с песнями и пляской. Дивные штуки выделывал он ногами, да и каждая косточка в нём говорила. А как подскочит под самый нос пригожей купчихи, поведёт плечом и обдаст её, как кипятком, молодецким спросом: „Аль не любишь?“ — так восторгу не было конца».
Иван Иванович Лажечников, писатель.
«Беленькие, чёрненькие и серенькие»

Вечера купцы проводили в трактирах или дома, а на городские праздники выбирались смотреть фейерверки. Но это только в XVIII веке: со следующего столетия зажиточные купцы будут стремиться подражать дворянству во всём.

Мещане

Б. Кустодиев. Кулачный бой на Москве-реке
Б. Кустодиев.
Кулачный бой на Москве-реке

Походы по трактирам и ресторанам мещанам были не по карману, но в уличных гуляниях участвовали все. Из зимних развлечений любили кулачные бои, один на один или стенка на стенку. Команды расходились по берегам замёрзшей Москвы-реки и бились посередине. Главные бои проходили на праздники: Николу Зимнего, рождественские святки, Крещение и Масленицу.

Комментарий эксперта ПИК

В XVIII веке очень заметным было различие между домами знати и бедных горожан.

Чему нас научил этот век?

В XX веке жильё стало доступным (речь идёт, конечно, о панельных домах хрущёвской эпохи). Комфорт подразумевал отдельную квартиру со всеми удобствами, а об окружающей среде речи ещё не шло.

Массовая застройка городов продолжается и сегодня. Её принципы регламентируются городскими властями, но чётких правил пока не существует. В последние 10 лет наиболее популярна квартальная застройка. В отличие от точечного строительства, которое применялось 10–20 лет назад, она подразумевает чёткое деление пространств вокруг домов на общественные и приватные. Общественные пространства — это открытые для всех площади и улицы вокруг жилых домов, а приватные — дворы и скверы, доступ к которым ограничен или открыт только в дневное время.

Раньше приоритетом было максимальное обеспечение жителей местами для парковки. Современный рациональный подход предусматривает наличие дворового пространства с чётким барьером для автомобилей. Теперь при покупке квартиры человек оценивает не только стоимость и расположение будущего дома, но и качество благоустройства окружающей территории. Наличие хороших детских площадок и парков, близость школ и детских садов стали одними из решающих факторов выбора.

В XIX веке острее различия между городским и сельским населением, чем между мещанином и купцом. Купцы, мещане и ремесленники стали зваться «городскими обывателями». Но пропасть между повседневной жизнью дворянства и «среднего состояния людей» сохранялась 
и в следующем веке.

Дом и быт москвича в XIX веке

Ж. Делабарт. Красная площадь в конце XVIII — начале XIX века

По каким правилам жили, что ели и как разговаривали в богатых и бедных семьях

Москва в XIX веке — столица отставных и пожилых. Она была консервативнее Санкт-Петербурга, куда уезжали за карьерой и модой. В московских домах царили семейная иерархия, свойское родство и много других бытовых условностей.

Дворянский быт

Московские дворяне обмельчали после войны и пожара 1812 года. «Открытый стол» и хлебосольность прошлого века поддерживать могли немногие. Повально обнищавшие дворянские фамилии вели кочевой образ жизни и питались при богатых домах. Стало больше чиновников. Они причислялись к дворянскому сословию, но не имели большого состояния.

Где селились

Настоящие дворяне строили дома и городские усадьбы на Маросейке, Покровке и территории между Остоженкой и Арбатом. Чиновники селились поближе к купцам: в Замоскворечье, на Таганке, Сретенке и Девичьем поле. За Садовым кольцом строили дачи и загородные усадьбы с садом или парком.

Дом и обстановка

В. Поленов. Бабушкин сад. Типичный деревянный московский особняк
В. Поленов. Бабушкин сад.
Типичный деревянный московский особняк

Дворянство среднего достатка строило дома из дерева. Зато большие, в 7–9 окон, с мезонинами и колоннами. Парк или сад с липовой аллеей, бузиной и сиренью был обязательным атрибутом барской жизни. Чем дальше от центра, тем обширнее был сад.

Во внутреннем убранстве дома погоня за модой сменилась постоянством. Купленная в начале века мебель в стиле ампир стояла в парадной части дома вместе с фарфоровыми безделушками и кабинетной бронзовой скульптурой. Тесные жилые помещения в антресолях и с обратной стороны дома обставляли абы как.

Стол

А. Волосков. За чайным столом
А. Волосков. За чайным столом

В отличие от утончённых обедов Петербурга, московские были сытными и обильными. В утренний чай добавляли сливки и запивали калачи с маслом. Второй завтрак готовили плотный, с яичницей, сырниками или биточками. Около трёх часов семья и частые гости собирались на обед из нескольких блюд на французский или русский манер. На полдник подкреплялись чаем с пирогами, а вечером доедали остатки обеда или готовили ещё несколько смен блюд, в зависимости от богатства дома.

Семейный уклад

В дворянском доме было много обитателей. Кроме близких родственников здесь находилось место для тёток, двоюродных, троюродных братьев, сестёр и племянников, а также малоимущих и гувернанток.

Дом, как и прежде, делился на мужскую и женскую половины. Кабинет, библиотека и курительная были мужскими комнатами, а будуар, диванная и девичья — женскими. Домашние и прислуга свободно перемещались между половинами, но принимали личных гостей строго на своей территории.

Детским комнатам отводилось место подальше от спален взрослых. Малыши жили в общих комнатах по несколько человек, подростковые детские делились на мужскую и женскую половины. Домашние уроки проводились в классной комнате, куда приходил приглашённый учитель. Он давал уроки светского этикета, музыки и иностранного языка.

Словарь дворянина
Jolle journee — «безумный день», дневной бал, который начинался в два часа дня и длился до ночи.
Журфиксы — дни недели в знатном доме, которые выделялись для регулярного приёма гостей.
Воксал — увеселительный сад, где ставили спектакли, устраивали балы и фейерверки.

Купеческий быт

Купечество в Москве XIX века процветает. Появляются новые фамилии, которые по богатству не уступают дворянским. Морозовы, Рябушинские, Прохоровы возглавляют список богатейших предпринимателей Российской империи. Амбициозные купцы стремятся дотянуться до дворян по уровню жизни и образования и вкладывают свои капиталы в развитие искусства и наук. Другая часть тщательно оберегает свои обычаи и сторонится всего непривычного.

Где селились

Купеческими районами были Таганка, Пресня, Лефортово и Замоскворечье. Последний — из-за близости к китайгородскому торгу. Купцы-фабриканты предпочитали строить дома ближе к производству, поэтому выбирали окраины города.

Дом и обстановка

В. Перов. Приезд гувернантки в купеческий дом
В. Перов.
Приезд гувернантки в купеческий дом

Пока дворяне беднели, купцы наживали состояния. Они строили простые, но добротные каменные дома или выкупали бывшие дворянские усадьбы и обставляли их на свой вкус. Дома обычно выходили в сад с огородом. Во внутреннем дворе хранились товары, которые купец поставлял в лавки.

Купеческий дом отличался от дворянского количеством икон и разношёрстным убранством: малиновые стены в гостиных, обилие картинок и безделушек вперемешку с дорогими предметами мебели. Единство стиля в обстановке дома соблюдали редкие, самые образованные семьи.

Стол

Н. Богданов-Бельский. Чаепитие
Н. Богданов-Бельский. Чаепитие

Припасы в купеческом доме заготавливали сами — погреба были заставлены соленьями до потолка. Накрывали стол не менее богато, чем дворяне, но блюда были русскими: пироги, каши. На купеческом столе не приживались сервизы, вся посуда была разномастная.

Купец не всегда возвращался домой к обеду, поэтому вся семья собиралась за столом вечером, около восьми часов. После плотного ужина с жирными блюдами все домашние долго пили чай вприкуску с сахаром или вареньем.

Семейный уклад

В. Пукирев. Приём приданого в купеческой семье по росписи
В. Пукирев.
Приём приданого в купеческой семье по росписи

Семейная жизнь купцов в XIX веке начиналась с участия свахи. Приданое невесты тщательно пересчитывали. Брак заключали после смотрин: жених присматривался к купеческой дочке в публичном месте, а потом приходил с личным визитом и просил её руки. Купеческие жёны жили праздно и почти не занимались хозяйством — только принимали гостей или устраивали выезды. Детей отдавали на воспитание нянькам, а в образовании полагались на церковь. Даже в конце века только немногие купеческие дети обучались в гимназиях и университетах.

Словарь купца
Ферязь — традиционная купеческая верхняя одежда.
Безбородый — купец, который следует западной моде. Носит вместо кафтана современную одежду, чисто бреется, образован и знает языки.
Сорокавёдерная бочка — мера не только объёма, но и красоты. Дородные, размером с сорокавёдерную бочку женщины — купеческий идеал в XIX веке.

Мещанский быт

В XIX веке мещане составляли основное население Москвы. Особенно много их стало после реформы 1861 года, когда крестьяне стали перебираться в города в поисках работы. К мещанскому сословию относились и учителя, и подёнщики, и все остальные наёмные работники.

Где селились

Фабричные рабочие и мастеровые селились за Садовым кольцом в съёмных квартирах и небольших домиках. Хамовники, Лефортово и Грузины закрепились за ними ещё в XVII веке. В московском «гетто» — Зарядье и тёмных закоулках Китай-города — селились сапожники, портные и другие мелкие ремесленники.

Дом и обстановка

В. Поленов. Московский дворик
В. Поленов. Московский дворик

Мещанское жильё было скромным: квартиры и деревянные дома в две-три комнаты. Стены украшали дешёвыми репродукциями, которые вырезали из газет и журналов. Самовар и настенные часы считались роскошью. Сад и огород держали по возможности, если хватало места. Мещанские районы на окраинах напоминали деревню, там не было фонарей и мощёных дорог.

Стол

Литография. Извозчичья биржа и уличный разносчик
Литография.
Извозчичья биржа и уличный разносчик

Когда мещане не постились, они ели солонину и щи, обязательно с ржаным хлебом для сытости. Белый ситный хлеб и калачи считались за десерт. Мясные блюда готовили из субпродуктов, которые покупали в многочисленных лавках Зарядья. Пироги, ветчина, студень и блины были праздничными блюдами. Работники ели дома только завтрак и ужин, а обедали уличной едой, которой торговали лоточники.

Семейный уклад

В. Максимов. Семейный раздел
В. Максимов. Семейный раздел

Ранний подъём, ранний обед и ужин — мещанская жизнь определялась тяжёлым трудом. Глава семьи в шесть утра уходил на фабрику или службу, женщины работали на дому. Летние вечера проводили во дворах, на свежем воздухе — здесь собиралась не только семья, но и соседи.

Семейная иерархия соблюдалась строго, детей воспитывали тычками и подзатыльниками. Уже к 12 годам мальчики поступали в ученичество к мастеровым, а девочки — к швейкам, в ателье или шляпные мастерские.

Словарь мещанина
Гольё — субпродукты и мясные остатки, которыми торговали в оптовых лавках Зарядья и на улицах. Рабочие и мастеровые покупали их с лотка на обед.
Чуйка — верхняя одежда рабочих и мастеровых, лёгкое пальто длиной ниже колена.
Халатник — прозвище мальчиков, которые поступали на обучение к мастеровым. Они приезжали в город из деревни ещё подростками и носили суконные или стёганые халаты.
С XVII по XIX век Москва изменилась меньше, чем за первые десятилетия следующей — советской — эпохи. Совсем скоро деревянные дома заменят бараки, позже — хрущёвки. В доходных домах устроят коммунальные квартиры, а ради футуристических проектов авангардистов снесут половину исторических зданий.

Разная Москва XX века: гид по архитектурным течениям

Вид на МГУ.
Фото: wastesoul

Разная Москва XX века: гид по архитектурным течениям

ХХ век — это смелые проекты авангардистов, сталинский ампир и эксперименты с дешёвым социальным жильём. Рассказываем, какие здания Москвы можно считать приметами того времени.

Рационализм

1920–1930-е

Архитектор как режиссёр

Студенты выполняют задание по дисциплине «Пространство». Рационализм в архитектуре. Фото: Wikimedia Commons
Студенты выполняют задание по дисциплине
«Пространство». Рационализм в архитектуре.
Фото: Wikimedia Commons
«Пространство, а не камень — материал архитектуры».
Н. А. Ладовский

Первые авангардистские архитектурные эксперименты начали рационалисты и конструктивисты. Архитекторы этих направлений работали одновременно и постоянно друг с другом спорили.

Рационализм появился на год или два раньше конструктивизма. В основе проектов рационалистов лежала идея о том, что архитектор может режиссировать эмоции человека через обыгрывание эффектов пространства. По мнению главного архитектора рационалистов Н. А. Ладовского, человек получает максимальное эстетическое удовольствие от простых форм: сферы, куба, цилиндра.

Архитекторы-рационалисты больше преподавали, чем строили. Многие их проекты сохранились только на бумаге.

Рационализм в Москве

Здания

Хавско-Шаболовский жилмассив, наземная часть южного вестибюля метро «Красные ворота».

Хавско-Шаболовский жилмассив. Архитекторы: В. И. Бибиков, К. Носков, Х. Шепер. Фото: Wikimedia Commons
Хавско-Шаболовский жилмассив.
Архитекторы: В. И. Бибиков, К. Носков, Х. Шепер.
Фото: Wikimedia Commons
Южный вестибюль метро «Красные ворота». Архитектор: Н. А. Ладовский. Фото: Wikimedia Commons
Южный вестибюль метро «Красные ворота».
Архитектор: Н. А. Ладовский.
Фото: Wikimedia Commons
Архитекторы и объединения

Н. А. Ладовский, АСНОВА (Ассоциация новых архитекторов).

Как отличить
Н. Ладовский. Дворец Советов в Москве. Конкурсный проект (первый тур). 1931 г. Макет. Из книги Селима Хан-Магомедова «Архитектура советского авангарда», часть 1
Н. Ладовский. Дворец Советов в Москве.
Конкурсный проект (первый тур). 1931 г.
Макет. Из книги Селима Хан-Магомедова
«Архитектура советского авангарда»,
часть 1

Используют простые формы (куб, сфера, конус)

Г. Крутиков. Городок высшей художественной школы. ВХУТЕМАС (мастерская Н. Ладовского). 1927 г. Из книги Селима Хан-Магомедова «Архитектура советского авангарда», часть 1
Г. Крутиков. Городок высшей
художественной школы. ВХУТЕМАС
(мастерская Н. Ладовского). 1927 г.
Из книги Селима Хан-Магомедова
«Архитектура советского авангарда»,
часть 1

Здания состоят из повторяющихся геометрических форм

В домах Хавско-Шаболовского жилмассива светлой краской подчёркиваются все горизонтальные элементы здания. Фото: Wikimedia Commons
В домах Хавско-Шаболовского
жилмассива светлой краской
подчёркиваются все горизонтальные
элементы здания. Фото: Wikimedia
Commons

Нет украшений, только контрастная покраска фасадов

Конструктивизм

1920–1930-е

Архитектор как инженер

Дом-коммуна студентов московского текстильного института. Фото: @rosswolfe1/Flickr
Дом-коммуна студентов московского
текстильного института.
Фото: @rosswolfe1/Flickr

В отличие от рационалистов, которые в первую очередь думали об эстетике и природе восприятия, архитекторы-конструктивисты считали, что определять внешний вид здания должна функция. Честная, обнажённая конструкция, которая не скрывается за украшательством, — новый идеал красоты.

Конструктивизм был первым международным течением. В этом стиле строили похожие здания по всему миру, но проекты советских зодчих признавали самыми романтическими и передовыми. Ле Корбюзье, легендарный французский архитектор, писал в одном из писем С. Горному: «...Ваша молодёжь полна таланта, но поверьте, что она в десять раз более романтична, чем я».

Конструктивисты искали новые типы зданий, которые отвечают социальному заказу рабочего класса: дома-коммуны, фабрики-кухни, клубы, универмаги и заводы. Каждое здание проектировалось с учётом возможностей стандартизации и быстрого строительства.

Дом-коммуна представлял собой здание, построенное по принципу «машины для жилья». Архитекторы пробовали избавить жильцов от тягот быта — общие столовые, библиотеки, банно-прачечные комплексы почти не оставляли пространства для частной и семейной жизни. Зато в домах-коммунах предполагалось полное бытовое обслуживание, как в гостинице. Идеальный дом-коммуна не был предназначен для семей: здесь должны были формироваться новые коллективистские отношения. Из домов-коммун выросли совсем не такие удобные советские коммуналки, а об окончательном провале идей коллективного проживания заявил Хрущёв.

Фабрики-кухни были похожи на заводы по производству дешёвого питания. Здесь совмещался комбинат, где в промышленном масштабе готовили еду сотни сотрудников, и общественная столовая. Фабрика-кухня должна была изменить общественные отношения. Вместо «мещанских» обедов, когда за одним столом собиралась вся семья, фабрика-кухня предлагала совместное принятие пищи сотнями людей и освобождала женщин от бытовых хлопот. Постепенно стало понятно, что бесплатное питание в таких масштабах — слишком накладно, и фабрики-кухни остались только при промышленных предприятиях.

Дома-коммуны и фабрики-кухни почти не строились после 1930-х годов и стали символом утопических проектов раннего коммунизма.

Конструктивизм в Москве

Здания

Культурный центр ЗИЛ, дом Наркомфина, клуб «Пролетарий» завода «Компрессор».

Архитекторы и объединения

Братья Веснины, ОСА (Объединение современных архитекторов).

Как отличить
Культурный центр ЗИЛ. Архитекторы: братья Веснины. Фото: Wikimedia Commons
Культурный центр ЗИЛ.
Архитекторы: братья Веснины.
Фото: Wikimedia Commons

Стены зданий — лаконичная оштукатуренная поверхность без украшений

Мосторг. Архитекторы: братья Веснины. Фото: Wikimedia Commons
Мосторг.
Архитекторы: братья Веснины.
Фото: Wikimedia Commons

Плоская крыша, металлоконструкции и остекление

Фабрика-кухня МОСПО № 1. Фото: Wikimedia commons
Фабрика-кухня МОСПО № 1.
Фото: Wikimedia commons

Новые с точки зрения функции здания с узнаваемыми названиями: дом-коммуна, универмаг, фабрика-кухня

Культурный центр ЗИЛ. Архитекторы: братья Веснины. Фото: Wikimedia Commons
Культурный центр ЗИЛ.
Архитекторы: братья Веснины.
Фото: Wikimedia Commons

В композиции используются простые геометрические формы, которые свободно сочетаются между собой

Постконструктивизм, или ар-деко

1932–1936

Архитектор между старым и новым

Д. Ф. Фридман, И. И. Ловейко. Проект станции метро «Площадь Дзержинского»(ныне «Лубянка»).1934 г. Источник: музей архитектуры им. Щусева
Д. Ф. Фридман, И. И. Ловейко. Проект станции
метро «Площадь Дзержинского»(ныне «Лубянка»).
1934 г. Источник: музей архитектуры им. Щусева

Идеалистические проекты конструктивистов и рационалистов встречают непонимание у Сталина. Художники и архитекторы, которые работали в 1920-е годы, лишаются возможности воплощать крупные проекты. Начинается поиск архитектуры, которая сможет отразить имперские притязания Советского Союза.

Короткий переходный период длится четыре года — до расцвета сталинского ампира. Строятся школы, жилые дома и общественные здания, напоминающие украшенный конструктивизм или минималистичный вариант европейского стиля ар-деко.

Постконструктивизм в Москве

Здания

Электроподстанция Московского метрополитена, дом Наркомтяжпрома, наземный вестибюль станции метро «Динамо», военная академия им. Фрунзе.

Архитекторы и объединения

Л. В. Руднев, Д. Ф. Фридман, И. И. Фомин.

Как отличить
Военная академия им. Фрунзе. Фото: РИА Новости
Военная академия им. Фрунзе.
Фото: РИА Новости

Основная форма здания — куб

Электроподстанция Московского метрополитена. Фрагмент фасада. Фото:
Электроподстанция Московского
метрополитена. Фрагмент фасада.
Фото:

Вместо плоских и простых фасадов конструктивизма — колонны и украшения (ниши, барельефы и скульптуры)

Д. Н. Чечулин. Проект станции метро «Динамо»,1937 г. Наземный павильон. Источник: музей архитектуры им. Щусева
Д. Н. Чечулин. Проект станции
метро «Динамо»,1937 г. Наземный
павильон. Источник: музей
архитектуры им. Щусева

Обращение к древнеегипетской и античной архитектуре, восточным мотивам

Сталинская архитектура

1930–1950-е

Архитектор на службе у империи

Проект «Дворца советов». Архитекторы: Б. М. Иофан, В. Г. Гельфрейх, В. А. Щуко. Из альбома «Высотные здания в Москве». Wikimedia Commons
Проект «Дворца советов». Архитекторы:
Б. М. Иофан, В. Г. Гельфрейх, В. А. Щуко.
Из альбома «Высотные здания в Москве».
Wikimedia Commons

Сталинская эпоха — время, когда создаётся и воплощается новый генплан Москвы. Проспекты расширяются, старые строения сносятся, а на их месте появляются хоть и однотипные, но помпезные жилые и общественные здания.

Сталинский ампир и неоклассицизм обращались к античности. Это проявилось в использовании колонн, арок и скульптурных украшений. В сталинской эклектике восточные мотивы смешивались с «большими стилями» прошлых столетий: готикой, Ренессансом и барокко.

Главный мотив архитектурных экспериментов 1930–1950-х годов с наследием прошлого — желание примкнуть к великим империям (Риму, Египту, Месопотамии), выразить в архитектуре величие и масштабность строительства.

Сталинская архитектура в Москве

Здания

Семь сталинских высоток, главный павильон ВДНХ, историческая застройка Кутузовского и других проспектов, здание Московского ипподрома.

Архитекторы и объединения

И. В. Жолтовский, Л. В. Руднев, А. Г. Мордвинов.

Как отличить
Жилой дом на Котельнической набережной. Фото: Wikimedia Commons
Жилой дом на Котельнической набережной.
Фото: Wikimedia Commons

Комплексы зданий (ВДНХ) и очень масштабные архитектурные проекты

Колоннада главного павильона ВДНХ. Фото: Wikimedia Commons
Колоннада главного павильона ВДНХ.
Фото: Wikimedia Commons

Используются элементы классической архитектуры

Арка главного входа в парк Горького
Арка главного входа в парк Горького

За основу здания часто берутся триумфальные арки, отсылки к древнегреческим и римским храмам

Скульптура «Рабочий и Колхозница» у северного входа ВДНХ. Фото: Wikimedia Commons
Скульптура «Рабочий и Колхозница» у северного
входа ВДНХ. Фото: Wikimedia Commons

В скульптуре и декоре прослеживается героическая тема

Модернизм

1955–1985

Эпоха спальных районов

9-й квартал Новых Черёмушек. Фото: oldmos.ru
9-й квартал Новых Черёмушек. Фото: oldmos.ru

4 ноября 1955 года вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». После этого в архитектуре Советского Союза закрепился модернизм. Масштабных проектов, таких как сталинские высотки, уже не встретишь: на смену постройкам, которые утверждали власть и величие, пришли здания эпохи индустриального домостроения.

Коммуналку, которая раньше считалась идеалом советского общежития, назвали крайней мерой экономии, а проживание нескольких семей в одной квартире — не нормой, а социальной проблемой. Эксперименты с дешёвым социальным жильём на железобетонном каркасе начались ещё в 1920–1930-х годах, но в полной мере были воплощены при Хрущёве. Однотипные панельные дома стали революцией в мире архитектуры: дешёвые и простые в строительстве жилые комплексы не возводились за пределами СССР в таких масштабах. Пяти- и шестиэтажные дома с малогабаритными квартирами возводились в рекордные сроки — до 60 дней. Первым опытно-показательным районом нового типа стал 9-й микрорайон Новых Черёмушек, построенный в 1956–1959 годах.

В общественных зданиях архитекторы продолжали обыгрывать открытия первого тридцатилетия XX века с декоративными находками сталинской эпохи. Мозаики, фрески, разнообразные облицовочные материалы смягчают лаконичные и даже резкие формы. Но в брутализме — ответвлении архитектуры модернизма 1970–1980-х годов — суровость и резкость максимально подчёркиваются.

Модернизм в Москве

Здания

Бассейн «Чайка», Останкинская башня, Президиум Академии наук, здание ТАСС, дворец пионеров, культурный центр «Москвич», здание палеонтологического музея на «Тёплом Стане», «Дом-сороконожка» на Беговой.

Архитекторы и объединения

Ю. П. Платонов, А. В. Власов, Г. Павлов, Н. Остерман, И. Покровский.

Как отличить
3-й микрорайон, Зеленоград. Фото: Wikimedia Commons
3-й микрорайон, Зеленоград.
Фото: Wikimedia Commons

Застройка целых микрорайонов типовыми зданиями

Здание Президиума РАН.
Фото: Wikimedia Commons
Здание Президиума РАН. Фото: Wikimedia Commons

Похож на конструктивизм, но часто наряднее: облицовка, металл и мозаики используются прямо на фасадах

ЗЗдание палеонтологического музея. Фото: Wikimedia Commons
Здание палеонтологического музея.
Фото: Wikimedia Commons

Или, наоборот, ещё суровее: с глухими стенами и маленькими окнами

Над застройкой советской Москвы работали смелые архитекторы с передовыми идеями. Они изменили город и перекинули мост к Москве XXI века — с городами-спутниками, новыми транспортными узлами и комфортным жильём экономкласса
;(function($, window, document, undefined) { "use strict"; var defaults = { elements: [], minHeight: 0, percentage: true, testing: false }, $window = $(window), cache = []; /* * Plugin */ $.scrollDepth = function(options) { var startTime = +new Date; options = $.extend({}, defaults, options); // Return early if document height is too small if ($(document).height() < options.minHeight) { return; } // Establish baseline (0% scroll) /* * Functions */ function sendEvent(action, label, timing) { if (!options.testing) { if (typeof(dataLayer) !== "undefined") { dataLayer.push({ 'event': 'ScrollDistance', 'eventCategory': 'Прокрутка страницы', 'eventAction': action, 'eventLabel': label, 'eventValue': 1, 'eventNonInteraction': true }); if (arguments.length > 2) { dataLayer.push({ 'event': 'ScrollTiming', 'eventCategory': 'Прокрутка страницы', 'eventAction': action, 'eventLabel': label, 'eventTiming': timing }); } } else { if (typeof(ga) !== "undefined") { ga('send', 'event', 'Прокрутка страницы', action, label, 1, { 'nonInteraction': 1 }); if (arguments.length > 2) { ga('send', 'timing', 'Прокрутка страницы', action, timing, label); } } if (typeof(_gaq) !== "undefined") { _gaq.push(['_trackEvent', 'Прокрутка страницы', action, label, 1, true]); if (arguments.length > 2) { _gaq.push(['_trackTiming', 'Прокрутка страницы', action, timing, label, 100]); } } } } else { $('#console').html(action + ': ' + label); } } function calculateMarks(docHeight) { return { '25%': parseInt(docHeight * 0.25, 10), '50%': parseInt(docHeight * 0.50, 10), '75%': parseInt(docHeight * 0.75, 10), // 1px cushion to trigger 100% event in iOS '100%': docHeight - 1 }; } function checkMarks(marks, scrollDistance, timing) { // Check each active mark $.each(marks, function(key, val) { if ($.inArray(key, cache) === -1 && scrollDistance >= val) { sendEvent('Процент прокрутки', key, timing); cache.push(key); } }); } function checkElements(elements, scrollDistance, timing) { $.each(elements, function(index, elem) { if ($.inArray(elem, cache) === -1 && $(elem).length) { if (scrollDistance >= $(elem).offset().top) { sendEvent('Elements', elem, timing); cache.push(elem); } } }); } /* * Throttle function borrowed from: * Underscore.js 1.5.2 * http://underscorejs.org * (c) 2009-2013 Jeremy Ashkenas, DocumentCloud and Investigative Reporters & Editors * Underscore may be freely distributed under the MIT license. */ function throttle(func, wait) { var context, args, result; var timeout = null; var previous = 0; var later = function() { previous = new Date; timeout = null; result = func.apply(context, args); }; return function() { var now = new Date; if (!previous) previous = now; var remaining = wait - (now - previous); context = this; args = arguments; if (remaining <= 0) { clearTimeout(timeout); timeout = null; previous = now; result = func.apply(context, args); } else if (!timeout) { timeout = setTimeout(later, remaining); } return result; }; } /* * Scroll Event */ $window.on('scroll.scrollDepth', throttle(function() { var docHeight = $(document).height(), winHeight = window.innerHeight ? window.innerHeight : $window.height(), scrollDistance = $window.scrollTop() + winHeight, // Recalculate percentage marks marks = calculateMarks(docHeight), // Timing timing = +new Date - startTime; // If all marks already hit, unbind scroll event if (cache.length >= 4 + options.elements.length) { $window.off('scroll.scrollDepth'); return; } // Check specified DOM elements if (options.elements) { checkElements(options.elements, scrollDistance, timing); } // Check standard marks if (options.percentage) { checkMarks(marks, scrollDistance, timing); } }, 500)); }; })(jQuery, window, document); jQuery.scrollDepth();