Фёдор Скуратов

CEO Combot — платформы для аналитики и маркетинга в мессенджерах: Viber, Telegram и других. Руководитель Ассоциации комьюнити-менеджмента.

Какова вероятность запрета доступа к Telegram в России?

Пятьдесят на пятьдесят: либо заблокируют, либо нет. Стоит отметить, что подобные прецеденты уже случались. Так, в России блокировали доступ к рации Zello в связи с протестами дальнобойщиков или, например, к LinkedIn.

Как может быть реализован этот запрет?

Запрет может быть осуществлён по-разному. Во-первых, мессенджер может подвергнуться блокировке по IP-адресам, но у Telegram в этом плане довольно удобная структура: он может перенаправлять запросы. Также, скорее всего, соответствующие приложения будут удалены из App Store и Google Play. Вообще, технических мер по ограничению доступа очень много и не факт, что все они будут предприняты. Но, судя по масштабам информационной атаки на Telegram, блокировка будет по всем фронтам.

Кому нужна блокировка Telegram?

Стоит понимать, что в надзорных и силовых ведомствах существуют десятки лагерей, у которых есть свои мнения по поводу целесообразности запрета доступа к мессенджерам. Есть люди в администрации президента, выступающие против блокировки, есть силовые ведомства, которые действительно раздражены техническими проблемами, связанными с доступом к перепискам в Telegram. Нельзя списывать со счетов и мобильных операторов, которые теряют драгоценный трафик и доходы в связи с распространением услуг, оказываемых мессенджерами, в частности Telegram.

Почему вопрос блокировки Telegram в России встал остро именно сейчас?

Так сложилось, что интересы описанных выше лагерей сошлись, и различные ведомства начали консолидированным заказом «мочить» мессенджер. Павел Дуров, если мне не изменяет память, ещё в 2015 году сказал, что чем быстрее Telegram обретёт популярность в России, тем быстрее его заблокируют. Очевидно, критическая масса пользователей уже набралась, также критической отметки достиг градус недовольства надзорных ведомств.

Мы всеми силами старались предотвратить подобное развитие событий (Фёдор ратовал за подписание петиции, обращённой к Павлу Дурову, ещё месяц назад. — Прим. ред.). Я надеялся, что это если не спасёт ситуацию, то, по крайней мере, отсрочит блокировку хотя бы до конца года. Но, как говорится, не фартануло. Хотя стопроцентной уверенности в осуществлении запрета ещё нет.

Как блокировка Telegram скажется на численности аудитории каналов?

Примерно 30% аудитории Telegram продолжат использовать сервис с помощью различных обходов блокировки. Примерно такие же прогнозы и для каналов. Случится это не сразу: сокращение численности пользователей до отметки в 30% произойдёт в течение пары месяцев. Подобное случилось с RuTracker, правда, там аудитория просела примерно через год.

Многие каналы переформатируются под иностранную аудиторию. Мы в чатах с администраторами Telegram-сообществ обсуждаем перспективы работы с Ираном (Telegram — одно из главных популярных медиа в Иране, им пользуются около 40 миллионов человек. — Прим. ред.). Всё, что нужно для подобной переориентации, — хорошие переводчики, которых довольно много. Многие каналы публикуют универсальный контент, который актуален во многих странах помимо России.

Telegram в первую очередь покинут те, кто недавно к нему пришёл. Заметно сократится аудитория развлекательных медиа и каналов сообществ «ВКонтакте», дублирующих публикации из социальной сети в Telegram. Распространители профессионального контента пострадают меньше: блокировка вернёт их к состоянию полугодичной давности, но не утопит. Также никуда не денется недавно возникшая в Telegram экосистема политических медиа: они вещают на продвинутую часть аудитории, знакомую с методами обхода блокировок.

Способна ли блокировка Telegram нанести вред бизнесу в России?

Вред блокировки мессенджера для бизнеса минимален. Компании, которые ведут рабочие коммуникации в Telegram, без особых потерь мигрируют в тот же Slack или WhatsApp. Блокировка может подорвать работу разве что мелких бизнесов, которые сделали на Telegram основную ставку.

Куда денется аудитория Telegram?

Как я уже говорил, после блокировки в Telegram останется 30% от нынешней аудитории. Эти 30% распределятся неравномерно: те, кто пользуется мессенджером всерьёз, сохранят большую часть контактов, в отличие от менее продвинутых пользователей, чьё окружение вряд ли станет заморачиваться с путями обхода блокировки.

Аудитория перекочует в другие мессенджеры: Viber, WhatsApp, Facebook Messenger. Но я бы ставил на WhatsApp. Не думаю, что популярностью будут пользоваться сервисы, предоставляющие такие же услуги, как Telegram, например TamTam, представивший свою систему каналов.

Компании, использующие Telegram в рабочих коммуникациях, массово мигрируют в другие мессенджеры: это проще, чем объяснять каждому сотруднику, как настраивать VPN и скачивать отсутствующие в российских магазинах приложения.

Какие мессенджеры следующими попадут под прицел Роскомнадзора?

Ответ на этот вопрос во многом совпадает с предыдущим. WhatsApp и Viber давно находятся под прицелом Роскомнадзора, они также не зарегистрированы в реестре организаторов распространения информации. Силовые ведомства сосредоточат внимание на мессенджерах, которыми потенциально могут пользоваться террористы.

А какими мессенджерами пользуются террористы?

Террористы пользуются тем же, что и все остальные. Конспирация происходит, скорее, на уровне языка, а не на уровне используемых технических средств. Но есть, например, Signal или Threema, которые считаются более защищёнными, чем тот же Telegram.

Что делать, если Telegram заблокируют по всем фронтам?

Если приложение удалят из магазинов, то придётся использовать аккаунт, привязанный к другому региону. Насколько я помню, подобная инструкция была и на Лайфхакере (инструкции для App Store и Google Play. — Прим. ред.). При блокировке IP-адресов придётся использовать способы обхода с помощью VPN и прокси-серверов. Что делать, если законопроект о запрете обхода блокировок будет расширен? Выходить на улицу, наверное.

Редакция может не разделять точку зрения автора.