Где они?

Этот столь краткий вопрос задал физик Энрико Ферми в начале 1950‑х гг., на обеде с несколькими учёными. Они обсуждали недавний всплеск числа случаев наблюдения летающих тарелок и возможность межзвёздных путешествий человечества или других существ. Когда разговор перешёл на пришельцев, Ферми спросил: «Где они?» Точные слова затеряны в веках; возможно, он спросил: «Где все?», что столь же кратко.

Несмотря на простоту, у этого вопроса богатая предыстория.

Основная идея заключается в том, что к настоящему времени либо мы должны уже были обнаружить разумную жизнь в Галактике, либо она должна была навестить нас.

Так как не произошло ни того, ни другого Я не принимаю в расчёт случаи наблюдения НЛО. Несмотря на огромное количество размытых фотографий, очевидных подделок и трясущихся видео, не было представлено ни единого однозначного доказательства того, что нас посещали пришельцы, никогда. Смиритесь с этим. , спрашивать о том, где же инопланетяне, — разумно.

Предположим что для того, чтобы пришельцы постучались в нашу дверь, их обстоятельства должны быть похожими на наши: звезда, подобная Солнцу, планета, подобная Земле, миллиарды лет развития и эволюции жизни, прогресс технологий, затем способность путешествовать от звезды до звезды. Насколько все это вероятно?

Для этого мы можем обратиться к уравнению Дрейка, названному по имени астронома Фрэнка Дрейка. В него включены все необходимые условия развитой жизни и назначена степень их вероятности. Если правильно ввести все условия, результатом будет число развитых цивилизаций в Галактике (где «развитая» означает «способная отправлять сигналы в космос» именно так мы бы узнали об их существовании).

Например, в Млечном Пути примерно 200 млрд звёзд. Примерно 10% из них подобны Солнцу: похожая масса, размер и так далее. Это даёт нам 20 млрд звёзд для расчета. Мы только сейчас узнаём, как образуются планеты вокруг других звёзд, — первая планета, обращающаяся вокруг звезды, похожей на Солнце, была обнаружена в 1995 г., — но мы считаем очень вероятным, что звёзды, подобные Солнцу, имеют планеты.

Даже если мы примем безумно низкую вероятность того, что вокруг других звёзд есть планеты (скажем, 1%), все равно это будут сотни миллионов звёзд с планетами.

Если мы примем безумно низкую вероятность того, что эти планеты будут похожи на Землю (снова, скажем, 1%), все равно это будут миллионы планет, подобных Земле. Вы можете продолжать эту игру, оценивая, сколько планет могут иметь условия для жизни, на скольких существует жизнь, на скольких имеются живые существа, способные развивать технологии…

Каждый следующий шаг в этой цепочке чуть менее вероятен, чем предыдущий, но даже самое пессимистическое представление этой серии свидетельствует о том, что мы не должны быть одиноки в Галактике. Оценки количества инопланетных цивилизаций очень сильно разнятся, буквально от нуля до миллионов.

Мы одни?

Разумеется, это не очень‑то радует. Нижняя оценка отрезвляет. Может быть, только может быть, мы на самом деле одни. Во всей Галактике, во всех обширных триллионах кубических световых лет пустоты, наша планета самая первая стала гаванью для созданий, способных задумываться над собственным существованием Можно быть одинокими и по‑другому, и через минутку мы в этом убедимся. . Это ставящая нас на место и определенным образом пугающая возможность. И вероятно, это правда.

Другая возможность заключается в том, что жизнь, может быть, и не уникальна, но «развитые» формы жизни редки.

На эту тему было написано немало книг, и это интересная тема для дискуссии. Вероятно, на определённом этапе жизнь становится склонной к самосозерцанию и совсем не разрабатывает технологии или даже не заботится о них (в психологию инопланетных существ очень сложно проникнуть). И я надеюсь, что к тому времени, как вы добрались до этого места в книге, я уже чётко объяснил, что события, уничтожающие цивилизации, происходят неприятно часто в геологических временных рамках. Может быть, рано или поздно каждую цивилизацию сметает какое‑то природное событие ещё до того, как она смогла разработать достаточно совершенный способ космических путешествий, чтобы не допустить этого.

Вообще‑то, этот ответ мне не нравится. Через несколько лет мы сможем предотвращать столкновения Земли с астероидами, приводящие к опустошительным последствиям. Мы уверены, что можем надёжно оградить себя от событий на Солнце. Наши астрономические знания позволяют определить, какие ближние звёзды могут взорваться, поэтому, если мы увидим, что какая‑то из них близка к этому, мы можем направить все усилия на то, чтобы убраться от неё подальше. Все это достаточно недавние достижения, произошедшие в один миг по сравнению с тем, как давно существует жизнь на Земле.

Я не могу вообразить цивилизацию, которая достаточно сообразительна, чтобы исследовать небеса, но недостаточно развита, чтобы обеспечить собственное выживание.

За спрос денег не берут

Я также с подозрением отношусь к верхнему пределу по уравнению Дрейка, будто в Галактике существуют миллионы инопланетных цивилизаций, настолько же развитых, как и мы, или даже более продвинутых. Если бы это было правдой, мне кажется, мы бы уже имели явные доказательства их существования.

Помните, Галактика не только обширна, ей ещё и много лет. Млечному Пути не меньше 12 млрд лет, а Солнцу лишь 4,6 млрд. Если представить звезду, подобную Солнцу, образовавшуюся всего на млн лет раньше — капля в море по сравнению с возрастом Галактики, — тогда легко представить инопланетную цивилизацию, появившуюся за много миллионов лет до человечества.

Мы знаем, что на Земле жизнь возникла достаточно легко; она зародилась, как только закончился период бомбардировки и поверхность Земли успокоилась достаточно для того, чтобы жизнь смогла развиться. А значит, практически наверняка, жизнь укореняется при малейшей благоприятной возможности, что, в свою очередь, означает, что наша Галактика должна изобиловать жизнью. Несмотря на ряд эпических и опустошительных катастроф, жизнь на Земле до сих пор продолжается. Мы — разумные, технологически продвинутые существа, и мы вышли в космос. Где мы будем через 100 млн лет?

Принимая во внимание тот отрезок времени и пространства, инопланетные виды уже должны стучаться в нашу дверь.

Они должны были хотя бы «позвонить». Установить связь в необъятном пространстве космоса легче, чем приехать. Мы посылаем сигналы в космос с 1930‑х гг. Они относительно слабые, и инопланетному существу было бы сложно услышать их с расстояния больше нескольких световых лет, но со временем наши сигналы стали мощнее. Если бы мы захотели нацелиться в определённое место, сфокусировать легко обнаруживаемый радиосигнал на любую звезду в Галактике несложно.

Верно также и обратное: любая инопланетная раса, имеющая сильное желание поболтать с нами, могла бы это сделать без особых усилий. Именно на это делает ставку проект «Поиск внеземных цивилизаций» (Search for Extraterrestrial Intelligence, SETI). Эта группа инженеров и астрономов прочёсывает небо в поисках радиочастотных сигналов. Они буквально прислушаются, не заговорят ли пришельцы. Технология развивается так успешно, что астроном Сет Шостак считает, что в течение следующих двух или трёх десятилетий мы сможем исследовать один или два миллиона интересных звёздных систем на расстоянии до световых лет от Земли. Это позволит нам приблизиться к решению вопроса о том, одиноки мы или нет.

Единственная проблема с SETI заключается в том, что разговоры будут довольно затянутыми. Если мы обнаружим сигнал от звезды, которая находится очень близко по галактическим меркам, скажем в 1 000 световых лет от нас, диалог, по сути, будет монологом. Мы получили бы сигнал, ответили, после чего дожидались бы их ответа в течение лет (это время, за которое наш сигнал дойдёт до них, а потом их сигнал до нас). В то время как SETI — это прекрасное и стоящее того предприятие (а если они обнаружат сигнал, это будет одним из самых важных событий в истории науки), нам по‑прежнему привычней представлять, что инопланетяне прилетят к нам. Встреча лицом к лицу, так сказать, если предположить, что у них есть лицо.

Но 1000 световых лет — это очень далеко (9 461 000 000 000 000 км). Довольно долгая поездка, и тем не менее, по сравнению с размером Млечного Пути, это практически у нас под носом.

Может быть, поэтому к нам пока никто не приехал? По‑видимому, расстояния просто слишком велики!

На самом деле, не очень. Если не терять ощущения масштаба, путешествие к звёздам совсем не заняло бы так много времени.

Смелее вперёд

Предположим, что мы, люди, вдруг решили финансировать космическую программу. И финансировать её по‑крупному: мы хотим отправить космические аппараты к другим звёздам. Это непростая задача! Ближайшая звёздная система, Альфа Центавра (в которой есть звезда, подобная Солнцу, и на которую стоит взглянуть), находится в 41 трлн км от нас. Самый быстрый из когда‑либо созданных космических зондов добирался бы туда тысячи лет, поэтому нам в ближайшее время не стоит ожидать результатов в виде красивых фотографий.

Однако это самый быстрый космический зонд на сегодня. В настоящее время прорабатываются идеи, которые позволили бы строить гораздо более быстрые беспилотные космические зонды, даже такие, которые могут двигаться со скоростью, приближающейся к световой. Некоторые из этих идей включают термоядерную энергию, ионные двигатели (которые запускаются медленно, но непрерывно ускоряются и за годы развивают огромные скорости) и даже корабль, взрывающий позади себя ядерные бомбы, сообщающие ему мощный импульс, увеличивающий скорость Это все серьёзно: проект называется «Орион », и разработки велись в 1960‑х гг. Разгон происходит не плавно — пинок по мягкому месту от ядерной бомбы обычно таким не бывает, — но можно развить потрясающую скорость. К несчастью, Договор о запрещении ядерных испытаний (глава 4) препятствует проведению испытаний такого космического корабля. . Эти методы могут сократить продолжительность путешествия с тысячелетий до всего лишь десятилетий.

Возможно, этим стоит заняться. Разумеется, это дорого. Но у этой идеи нет технологических преград, только социальные (финансирование, политика и т.д.). Выскажусь яснее: при твёрдом намерении мы могли бы строить такие космические корабли уже сейчас.

Менее чем через 100 лет мы могли бы запустить десятки межзвёздных посланников к другим звёздам, изучая нашу собственную округу в Галактике.

Разумеется, из‑за продолжительности полётов и самого строительства флота мы не сможем осмотреть много «объектов недвижимости». В Галактике миллиарды и миллиарды звёзд, и построить столько космических кораблей невозможно. Отправлять один зонд к одной звезде экономически невыгодно. Даже если наш зонд просто пройдёт сквозь звёздную систему, облетая планеты, и отправится к следующей звезде, на изучение Галактики уйдёт вечность. Космос большой.

Но есть решение: самовоспроизводящиеся зонды.

Представьте себе: беспилотный космический аппарат с Земли прибывает к звезде Тау Кита, проведя в дороге лет. Он находит группу малых планет и начинает научные наблюдения. Сюда входит что‑то вроде переписи — обмер всех небесных тел в системе, включая планеты, кометы, спутники и астероиды. Через несколько месяцев изысканий зонд отправится к следующей звезде в своём реестре, но прежде, чем отбыть, он посылает на самый подходящий железоникелевый астероид контейнер. Этот контейнер, по сути, самозапускающаяся фабрика.

Сразу после приземления, он начинает бурить астероид, плавить металл, выделять необходимые материалы, а затем автоматически строить новые зонды. Предположим, он строит всего один зонд, и после нескольких лет строительства и испытаний тот отправляется к другой звёздной системе. Теперь у нас два зонда. Через несколько десятилетий они прибывают к своим целям, находят подходящее место и снова размножаются. Теперь у нас четыре зонда, и процесс повторяется.

Количество роботов‑посланников очень быстро увеличивается, поскольку это экспоненциальный рост. Если на один зонд требуется ровно 100 лет, тогда к концу тысячелетия у нас 2 в десятой степени = 1 024 зонда. Через два тысячелетия зондов уже миллион. Через 3 000 лет их будет больше миллиарда. Так вот, это не так просто, разумеется.

Даже пессимистический подход показывает, что нам потребуется где‑то 50 млн лет, может чуть меньше, чтобы исследовать все до единой звезды в Галактике.

Ну, это слишком долго! И мы по‑прежнему ещё очень далеки от возможности это сделать. Это сложнейшая технология.

Но погодите — помните ту цивилизацию, о которой мы говорили и которая на 100 млн лет впереди нас? Имея столько времени, в поисках жизни они легко могли бы обследовать все без исключения звёзды в галактике Млечный Путь. Если бы они увидели наш тёплый, голубой мир, надо полагать, они бы сделали для себя отметку. Не исключено, что они побывали здесь 50 млн лет назад и не встретились с нами, людьми (бурить Луну для монолита в духе «2001: Космическая одиссея», может быть, и не так уж глупо, как кажется), или, может быть, они ещё сюда не добрались.

Но с учётом временных масштабов это кажется маловероятным. Чтобы составить карту всей Галактики и побывать на подходящих планетах, не требуется так много времени. Именно поэтому я думаю, что ответ «миллионы цивилизаций» в уравнении Дрейка неправильный. Мы бы их уже увидели или, по крайней мере, услышали.

Согласно этой логике, галактика в духе «Звёздного пути», где обитают самые разные инопланетные существа примерно на одном уровне научно‑технического развития, крайне маловероятна.

Если Млечный Путь изобилует жизнью, гораздо вероятнее, что цивилизации были бы разделены пропастями в миллионы лет. Некоторые инопланетные существа будут больше похожи на кью и органиан (крайне развитые существа во вселенной «Звёздного пути»), парочка будет похожа на нас, а остальные — не больше чем крайне примитивные микробы и грибы. Другой аспект «Звёздного пути» в этом предположении — это Первая директива: карантин развивающихся инопланетных цивилизаций до тех пор, пока они не разовьют технологии для межзвёздных путешествий. Это интересная идея, но я в неё не верю: это означает, что все существующие инопланетные виды без исключения будут его соблюдать. Достаточно одного инакомыслящего, и секрет пропадёт.

Американский астроном и популяризатор науки Филип Плейт написал увлекательную книгу об опасностях, которые могут «свалиться» на Землю из космоса: про столкновения с кометами и астероидами, чёрные дыры, межпланетные вирусы и бактерии, агрессивные инопланетные цивилизации, гибель Солнца и даже полную аннигиляцию от квантового коллапса. Автор с юмором описывает катастрофические сценарии и рассматривает их вероятность с точки зрения науки. А также оценивает способы, благодаря которым человечество сможет избежать скоропостижной гибели.

Купить книгу