Известна байка про скульптора, который отсекал от куска мрамора всё лишнее. Остроумно, но вряд ли практично. Здесь похожий совет может принести пользу. Чтобы потерять деньги, нужно наступить в одну из луж (классы ошибок) или сразу в несколько. Нет лужи — нет потери. Просто смотрите, что вы делаете, насколько далеко до ближайшей лужи. Если не вляпались, капитал будет как минимум сохранён, как максимум вырастет. Сам по себе, если вы не постарались, он не убежит.

Первый способ потерять деньги — держать не тот класс активов. Деньги или товары. Здесь всё понятно, дальше интереснее.

Второй способ — вместо активов купить себе фейковую справку, что они у вас есть. «Фейковую справку» можно заменить на «обязательство по поставке актива или суммы, которое с большой вероятностью не будет выполнено».

С чего всё начинается? Инвестирование на первом шаге — вы переводите деньги куда‑то на счёт или протягиваете их в кассу. Вопрос, на что вы меняете деньги? В худшем случае вы переводите деньги в офшор некоей компании, чтобы увидеть в личном кабинете на сайте, что у вас, например, CFD на золото или акции Coca‑Cola. Если захотите обменять эту запись обратно на деньги, у вас, возможно, не получится. Потому что вы купили не золото, вы купили запись на сайте. И нужно большое великодушие, чтобы обменять какую‑то запись на деньги. Не факт, что его проявят.

«Стоп, — скажет наблюдательный читатель. — Но ведь деньги меняются на запись в любом случае. Когда я кладу их на депозит в банк, то тоже получается, что инвестирую в какой‑то файл?» Всё верно, но, как говорится, есть нюансы.

Любой актив — это запись в файле, никаких бумажных физических акций нет. Всё сводится к тому, чтобы отличать правильные записи от неправильных.

Ключевые слова: депозитарий, биржа, нормальная юрисдикция.

Запись о том, что вам что‑то принадлежит, как вариант, сама должна принадлежать третьей стороне. Например, вы покупаете паи ПИФа. Деньги за управление с вас будет получать управляющая компания. Но вы не переводите ей деньги за пай. Паи лежат в депозитарии, УК не может взять оттуда средства. И депозитарий тоже не может. Он может только получать свои пять копеек за сохранность всех записей. Это и есть та самая третья сторона, исключающая возможность воровства всей суммы.

Другой вариант: запись о том, что вам должны, делается должником, но под жёстким контролем третьей стороны, никак не связанной интересами со второй.

В том смысле, что она не будет покрывать воровство, а будет за вас. Пример: национальная банковская система под контролем Центробанка. Да, вы купили электронную запись, но вступили в отношения не только с банком, но и с Центробанком. И он вас точно кидать не будет, по крайней мере, не путём потери электронной записи или отказа обменять её на деньги.

Другое дело, когда есть только вы и он и вы даже не знаете, кто он. Какой‑то сайт какой‑то компании, зарегистрированной где‑то. Теоретически там тоже может быть регулятор (надзирающая третья сторона), но практически вам это не поможет. В худшем случае по указанному юридическому адресу может вообще не быть никакой компании. В самом худшем — не будет и юридического адреса.

Не надо вступать в деловые отношения с анонимным сайтом.

«С анонимным» означает, что вы не знаете настоящих фамилий ни владельцев, ни сотрудников. В техподдержке там, возможно, будет написано «консультант Марина Такая‑то», и она может быть даже круглосуточной. Но спорим, что консультанта зовут не Марина?

В один прекрасный момент анонимы решают, что собрали уже достаточно денег. Останется только удалить сайт со всеми личными кабинетами — и всё, профит. Никто из потерпевших не найдёт того, кого он даже не знает. Ладно, в одном из десяти случаев жертва знает фамилию владельца и напишет на него заявление. В одном из десяти случаев, когда это заявление будет, кого‑то арестуют. Но даже в этом 1% сценариев деньги не возвращают.

Вот циничное правило финрынков.

Если контрагенту выгодно вас кинуть и он сможет остаться безнаказанным, он рано или поздно это сделает.

При этом без контрагентов нельзя. Никто не продаст вам ценные бумаги напрямую, только через брокера или фонд. Жить в таком мире местами противно, но в целом — можно. И вот почему.

Не всем выгодно вас кидать и не всем так легко вас кинуть.

Смотрите не на людей, вызывают они доверие или нет. У тех, кому доверять нельзя, главный профессиональный навык — вызывать доверие. Их специально учили, как нравиться людям и что с ними дальше делать. А вас не учили, что делать с ними. Не верьте в людскую честность на финансовом поле. Верьте в институты, которые к ней принуждают. Если они есть.

Любое инвестирование, напомним, начинается со смелого, решительного поступка: вы перевели кому‑то денег, а он выдал бумажку (электронное письмо, учётную запись).

Вопрос в том, чего стоит эта бумажка? Ведь ваши интересы не совпадают — он будет рад любым основаниям не платить. Найдёт ли он такие основания и выгодно ли ему кинуть вас ценой свёртывания основной деятельности? Да, даже если придётся пожертвовать сайтом. Отсюда понятно, почему можно доверять крупным банкам и брокерам — слишком высока эта цена, а не потому, что там особо душевные собственники. Ответ пирамиды на вопрос об основаниях — «плевать на основания», на вопрос о риске для основной деятельности — «это и есть наша основная деятельность».

Все знают про пирамиды, не будем про них. Но мы говорили, что любая финансовая организация, принимающая чьи‑то деньги, это потенциальная пирамида. Вопрос насколько.

Зависит от того, насколько сама контора идёт под риск. Идут все, но банк и МФО идут по‑разному. МФО и кредитный кооператив спекулируют деньгами вкладчиков, занимая под 30% и перезанимая под 300%, но с очень большим процентом невозврата. Пока его процент приемлем, всем всё платится. Но, скажем, наступает общий кризис и конечному заёмщику платить нечем. Или правительство решит ограничить ростовщиков. Или ещё что. Тогда перепродавец ваших денег, скорее всего, уедет на заслуженный отдых, прихватив остатки кассы. Как только основная деятельность застопорится, вот тогда он и решит, что стал пирамидой. Хотя до этого не был. И не планировал. Он хотел по‑честному. Но его подставили, а он теперь подставляет вас. Потому что его ресурс больше, чем у вас, а за то, что он сделает, у нас редко сажают.

Ещё опаснее «инвестиционная компания». Возможны редкие случаи, когда имеет смысл вложиться в фонд, но они единичны. Конечно, всегда важно, что именно за фонд, но задумаемся, что это вообще такое — «фонд»? «У меня в активе куча денег, а в пассиве обязательство их вернуть». И обычно хочется что‑то сделать с пассивом, чтоб его не было. В этом суть всякого бизнеса. Вопрос не в том, победит ли мораль корысть (считайте, корысть победит, так считать безопаснее), а в том, можно ли что‑то сделать с пассивом технически?

Чем больше у контрагента свободы действий, тем вам хуже.

ПИФ и ETF — это регуляция, исключающая присвоение всей суммы сразу, хотя какой‑то процент, помимо оговорённой комиссии, можно сметать в карман определёнными приёмами «управления». Это будет даже не сразу заметно. «Инвестиционная компания» с отдалённой регистрацией устроена проще: зачем клевать по зёрнышку, если можно сразу положить деньги в мешок? А уж если вы доверили пароли своих счетов частному трейдеру… Технически вы пустили козла в огород, и сохранность огорода теперь вопрос его нравственности. Если он уверяет, что «вывести деньги с вашего счёта можете только вы», то это значит, что козёл ещё молодой, неопытный. При желании, обладая лишь паролем от терминала, можно переписать все деньги на себя за одну торговую сессию. Все бывалые козлы и огородники это знают, но о трейдерах разговор ещё впереди.

Подытожим: что важно при выборе контрагента, на что смотреть?

  1. Характер бизнеса. Например, дающий взаймы под 100% не может не оскамиться От англ. scam — «афера», «мошенничество» , даже если он святой.
  2. Юрисдикция. Наши полицейские вряд ли поедут на Виргинские острова. Они и здесь не очень любят ловить финансовых жуликов, но мало ли. Профессиональные мошенники выбирают 100% гарантии.
  3. Масштаб. Ведущий российский брокер тоже теоретически может всё, но он за 10 лет больше соберёт обычным путём, чем один раз убежав с кассой. К тому же его перестанут звать на конференции и показывать по ТВ. Ему можно верить. Если вы не знаете, брокерский бизнес по риск‑профилю намного осторожнее банковского. Банкир даёт взаймы иногда чёрт знает кому, брокер — только под залог тех активов, которые у него же и лежат. Чтобы пролететь на этом, надо сильно постараться.

Короче, любой посредник между вами и активами — зло. Выбирайте наименьшее — только ведущие банки и ведущих брокеров. Никаких «международных инвестиционных компаний». В личном кабинете на сайте будет написано, что ваши деньги вложены в акции Apple, как в реале — никто не знает. Чем компания больше, тем тяжелее и невыгоднее убегать с кассой. Ограничьтесь десяткой крупнейших банков и брокеров.

Александр Силаев — экономист, философ, журналист и бывший преподаватель. Пять лет назад он оставил университетскую деятельность и посвятил своё время биржам, инвестициям и трейдингу.

В книге «Деньги без дураков» Силаев делится знаниями и опытом, которые сам получил на практике. Из неё вы узнаете главное правило инвестиций, почему нельзя верить всему, что говорят агенты, и как отличать экспертов в сфере финансов от дилетантов.

Купить книгу