Автор сайта Tuaw по имени Йони Хейслер (Yoni Heisler) считает, что между этими двумя личностями есть много общего.

«Чем больше я читаю об Анджеле Арендтс, новой главе по розничным продажам в Apple, тем больше я убеждаюсь в том, что она будет ценным и эффективным дополнением к руководству Apple. Более того, взгляды Арендтс на розничные продажи и качественное обслуживание клиентов довольно хорошо сочетаются с уникальной культурой Apple. Это важно. Вспомнить хотя бы увольнение Марка Пейпермастера и Джона Броуэтта — эти люди были «не того поля ягоды», поэтому не задержались в компании надолго.

Имея за спиной опыт в Burberry, Арендтс хорошо разбирается в области люксовых продаж — это та ниша, где работает и царствует Apple. Если смотреть более широко, то Арендтс разделяет взгляд Apple на то, что создание по-настоящему убедительных продуктов, максимально отвечающих запросам пользователей, имеет первостепенное значение.

В начале 2013 года она давала интервью журналу Harvard Business Review, где подробно рассказала о начале карьеры в Burberry и о том, как ей удалось превратить «старую британскую икону в глобальный люксовый бренд». И тут напрашиваются параллели: путь, который проделала Арендтс для поднятия Burberry, перекликается с ситуацией, когда Стив Джобс вернулся и воскресил Apple. Кроме того, философия бизнеса, лежащая в основе многих её решений, похожа на «яблочную».

Вот вам несколько цитат для примера.

«Когда я стала главой Burberry, в июле 2006 года, класс «люкс» был одним из наиболее быстро растущих в мире. Благодаря своей богатой истории, главную роль в которой играли узнаваемые во всём мире тренчи, бренд Burberry должен был иметь много преимуществ. Но, когда я увидела моих топ-менеджеров, приехавших на нашу первую встречу стратегического планирования, кое-что сразу поразило меня. Они прилетели из разных стран мира в город с классической британской погодой (серо и сыро), но ни один из этих более чем 60 человек не был одет в тренч Burberry. Я сомневаюсь, что кто-то из них вообще купил хоть один. Если наши первые лица не покупали нашу продукцию, несмотря на большие скидки, доступные им, как мы могли ожидать от клиентов покупки этих пальто за полную стоимость?»

Ничего не напоминает? Руководство Apple, в частности, Стив Джобс, заявлял неоднократно, что Apple создает только такие продукты, которые они сами хотели бы использовать.

Послушаем Арендтс дальше:

«Это означало, что у нас проблемы. Несмотря на бурный рост мирового рынка, Burberry выросла всего на 2% за год. У компании была превосходная основа, но она расфокусировала своё внимание в процессе мировой экспансии. У нас было 23 лицензий по всему миру, каждая — для разных вещей. Мы продавали такю продукцию, как одежду и поводки для собак. В одном из наших самых крупных магазинов, на Бонд-стрит в Лондоне, был целый отдел с килтами. Нет ничего плохого в каждом из этих продуктов по отдельности, но вместе они складываются в кучу всего-для-всех, и в этой куче мало но эксклюзивного и потрясающего».

И снова мы можем провети параллели с возвращением Стива Джобса в Apple и дальнейшим грандиозным преобразованием компании. Напомним, что Джобс, вернувшись в Apple, был ошарашен обширной и немного сбивающей с толку линейкой продуктов Apple. Джобс даже заметил однажды, что если бы он не мог понять разницу между множеством продаваемых продуктов Apple, то как можно было этого ожидать от потребителей?

Взгляните на график выпускаемой продукции Apple с 1995 по 1996 год:

Так что Джобс без лишних сомнений продолжил упрощать линейку продукции Apple, сосредоточившись на четырех направлениях: настольные компьютеры для профессионалов и для обычных потребителей, и ноутбуки, тоже для профессионалов или потребителей.

Рассказывая про одну из проблем, с которой Burberry столкнулись в 1996 году, Арендтс объясняет, что она была против жесткой конкуренции со стороны подобных компаний, например, Louis Vuitton. Так же и Apple никогда не была слепо ведома рынком. Напротив, Apple, создавая премиум-ячейку, владеет львиной долей прибыли на рынке смартфонов.
Параллели на этом не заканчиваются.

Встав у руля в Burberry, Арендтс немедленно провела проверку состояния бренда Burberry и обнаружила разрозненность: по их лицензиям по всему миру делаются одни и те же продукты, но с разным уровнем качества. Ее решение? Нанять супердизайнера, способного восстановить уникальность люксовой продукции Burberry. На эту роль отлично подошёл молодой дизайнер по имени Кристофер Бейли, с которым Арендтс работала в Donna Karan и который, по её словам, «был сенсационно талантлив». Параллели? Конечно же, принятие Джобсом на работу относительно неизвестного на тот момент дизайнера Джони Айва.

В Apple Арендтс не придётся полностью переосмысливать компанию. Напротив, Apple — хорошо отлаженный механизм, который не нуждается в починке. Вместо этого нужно будет сконцентрироваться на расширении и укреплении.

В целом история, которую она рассказывает о Burberry, сильно смахивает на рассказ об Apple времён возвращения Джобса. Посему можно сделать вывод, что компания приняла идеально верное решение для своего будущего процветания.