Когда нам хорошо — мы улыбаемся, а что, если начать улыбаться даже тогда, когда на душе тоскливо?