Сейчас отдел в книжном магазине, посвящённый развитию и воспитанию ребёнка, скорее похож на раздел селекции в ботанике: вы можете выбирать, какого именно ребёнка вы хотите вырастить — умного, здорового, вегетарианца, ребёнка без глютена и без плохих привычек и так далее и тому подобное. Мы уже не хотим просто детей, мы хотим малолетних гениев, которые уже с трёх лет будут программировать, разговаривать минимум на трёх языках, читать, писать и ещё бог знает что делать. И если раньше ребенок — это было счастье и это было естественное продолжение семьи, то сейчас к пополнению семейства готовятся так, словно это полёт на Марс. Это стресс, это паника и страх. И это неправильно!

Писательница Дженнифер Сениор, мама шестилетнего сына, в своём выступлении на TED предлагает свой вариант «родительского беспокойства».

История №1. Когда моему сыну было почти два года, я стояла с коляской рядом с журнальным киоском и рассматривала детские журналы. Буквально через несколько минут моё созерцание прервал вопрос пожилой дамы, которая интересовалась, что я смотрю и какой именно журнал нравится моему ребёнку. Я ответила, что это для развивающих занятий. И тут даму понесло. А что? А как? А сколько вашему малышу? А что он уже умеет? А вот у меня внук почти такого же возраста и уже буквы знает! И так далее и тому подобное… Так как эта дама была уже не первой, кто приставал ко мне с подобными вопросами и советами относительно образования моего ребёнка, я не выдержала и на повторный вопрос о том, так что же он умеет, особо не задумываясь, ответила, что спокойно считает до 10, знает не только русский и английский алфавиты, но и уже умеет читать короткие слова. Далее последовала пауза, выпученные глаза и поспешное удаление дамы, бурчащей себе под нос, что что-то её Аллочка пропустила и надо бы наверстать. Если учесть, что она поверила тому, что я ляпнула абсолютно не подумав, я не завидую этому ребёнку.

История № 2. В группе моего сына была чудо-девочка Машенька, которая успевала везде: и на танцы, и на музыку, и на подготовительные занятия к школе. Машеньку выставляли вперёд на всех праздниках, а директор нашего дошкольного заведения каждый раз произносила хвалебные речи в честь Машеньки и её бабушки. Машенька каждый раз натужно улыбалась, сцепив зубы, и исполняла свою роль, а потом устраивала истерики и забастовки, швырялась в свою маму игрушками (в бабушку бросать не рисковала, так как её боялись и Маша и мама). И если поначалу мы Машу не очень-то и любили, то понаблюдав за этими сценами в течение года и познакомившись поближе с её мамой и бабушкой, стали ей сочувствовать. Вырастет ли Машенька умной девочкой? Безусловно. А будет ли она счастлива? Вот это уже другой вопрос.

Таких историй довольно много — гуляя с ребёнком на площадке и общаясь с родителями из детсада в течение четырёх лет, и не такое услышишь. Просто хотелось бы, чтобы мы перестали сходить с ума и делали то, что чувствует наше родительское сердце, а не требует общество.