Если коротко: надо разговаривать с людьми. А теперь подробнее.

Тут будет что-то очень сумбурное, потому что тема непростая и говорить о ней тоже непросто. Красноречивых откровений не обещаю. Обещаю другое: я постараюсь не трогать политику как таковую. Во-первых, потому что это Лайфхакер, а не LifeNews. Во-вторых, потому что я не журналист. В-третьих и в главных — потому что я ничего не понимаю в политике и свечку, фигурально выражаясь, не держала.

Просто волею судеб я оказалась эмоционально очень близка к тому, что происходит на территории Украины.

Давайте с начала. Меня зовут Тамара (это моё настоящее имя, фамилия Котова — выдуманная), я родилась в Москве и всю жизнь прожила в России. У меня нет телевизора, я изредка читаю новости в Интернете, чаще узнаю о происходящем от друзей или бабушки, которая любит звонить и, насмотревшись «ящика», рассказывать, как страшно жить.

Уровень моей личной (то есть взятой на себя добровольно) гражданской ответственности стремится к нулю. На Болотной я была, но тут гордиться нечем: там не было никакого риска, и результата тоже не было.

Иногда мне стыдно за это и кажется, что надо как-то проявить себя. Что маленький вклад тоже важен. Иногда — не стыдно и кажется, что лучшая из возможных реакций на любой ужас — просто продолжать делать своё дело (любое, каким бы оно ни было) и делать его хорошо. Что решать большие вопросы надо большими действиями, а они вне моей сферы влияния.

В общем, я пока не поняла, стыдно мне или нет. Думаю, многие из нас испытывают похожие чувства по отношению, скажем, к просящим милостыню на улице. Иногда даёшь, иногда проходишь мимо. В том, что касалось Украины, я преимущественно проходила.

Но тут случилось неожиданное: я влюбилась в одессита. Я подожду, пока вы отсмеётесь и вытрете слёзы. Хотите верьте, хотите нет, но это «ж-ж-ж» неспроста, и я к чему-то веду.

С кем разговаривать

Это не история Ромео из Одессы и Джульетты из Москвы. Во-первых, потому что я не планирую умирать, и он тоже. Во-вторых, мы с ним старше, опытнее и, хочется думать, умнее героев Шекспира. В-третьих, потому что ещё совершенно непонятно, получится ли что-то у нас. Не потому что война, а по совершенно обычным, «отношенческим» причинам.

Но я отвлекаюсь. Суть в том, что многие наши с ним разговоры естественным образом затрагивали происходящее у него на родине. Как же иначе: его это касается непосредственно, а мне небезразлично, что будет с ним. Небезразличны вещи, которые его волнуют.

Он стал моим окном в украинские события, если угодно.

Он тоже не держит свечку. На самом деле, никто её толком не держит. Он не знает наверняка, что происходит, где, кто именно и с кем воюет, потому что информации море, а фактов — раз-два и обчёлся. Он это прекрасно понимает. Но я слушала, что он мне рассказывал, задавала вопросы, поддерживала (иногда просто самим фактом «слушанья»), и ему это помогало.

Как не вестись на пропаганду и оставаться человеком

Правило № 1

Общайтесь со второй стороной конфликта.

Лучше — с человеком, который вам небезразличен. Это может быть друг, родственник, возлюбленный, просто хороший знакомый. Человек, которого вы уважаете и который вам не чужой.

У людей, за исключением психопатов и прочих эмоциональных инвалидов, есть эмпатия. Способность сопереживать вещам и явлениям, не касающимся их напрямую, и соотносить свой опыт с опытом других людей. Чувствовать их чувства, хотя бы частично.

Египтянин жмет руку солдату после того, как армия отказалась стрелять по гражданским, Каир, 2011 год.
Египтянин жмёт руку солдату после того, как армия отказалась стрелять по гражданским. Каир, 2011 год

Знаете, как говорят: одна смерть — трагедия, тысяча — статистика.

Не позволяйте никакой группе стать для вас статистикой. Если вы хотите сохранить достоинство, надо идти против естественного, но очень гадкого людского инстинкта обобщать и приписывать действия горстки уродов целой нации.

Дайте этому конфликту лицо. Найдите живого, сознательного человека, на которого вам не плевать — он будет вашим эмоциональным «окном» на ту сторону.

О чём и как разговаривать

Найти собеседника — полдела, надо ещё время от времени вычислять «квадратуру круга»: быть честным, но деликатным, понимающим, но не снисходительным.

Я повторю, что уже сказала: я слушала, задавала вопросы, поддерживала.

Больше ничего, в сущности, делать не нужно. А если что-то и говорить, то правду. Не ваши домыслы, не выводы, сделанные «с разбега» и на основе данных, которые вы никак не можете подтвердить, а самую правдивую правду. Вашу. Я говорила так:

«Мне ужасно жаль, что идёт война. Я вижу, как тебе плохо, и хочу помочь. Я не знаю, есть ли там русские войска, но если есть — это кошмар, и мне противно от этого. Я люблю тебя. Сделай глубокий вдох, пожалуйста. И ещё один».

Другой правды у меня не было, но и этой хватило.

Как не вестись на пропаганду и оставаться человеком
Полицейский и демонстрантка плачут вместе во время акции протеста в Софии. Болгария, 2013 год

Как не вестись на пропаганду и оставаться человеком

Правило № 2

Больше слушайте, меньше говорите. Спрашивайте. Давайте понять, что ваш собеседник не один и вы ему не враг.

А вот чего делать не надо.

Рассуждать с серьёзным лицом, кто виноват. (Вы этого не знаете.) Употреблять слова «Путин» или «Крым» в любом субъективном контексте. (Вы — не Путин, и Крым — не ваш.) Проявлять неуважение к умершим, кем бы они ни были. (Фраза «Так им и надо» почти всегда ошибочна.) Источать демонстративный, бьющий себя пяткой в грудь патриотизм. (Любить свою страну можно, но не надо пихать эту любовь людям в глотку.)

Короче, не надо спекулировать фактами, делать выводы из воздуха и впадать в истерику. На последнее есть неоспоримое право только у тех, у кого близкие застряли, были ранены или погибли на территории Украины. Их истерика совершенно оправдана. Остальным лучше держать себя в руках.

Если неймётся высказать мнение, выскажите, но только как мнение, без стучания тапком по столу и оперной патетики. Как говорила Фаина Раневская, меньше пафоса, господа. Он тут совершенно неуместен.

Зачем разговаривать

Иначе говоря, кому это нужно. Я уже говорила, что моему другу помогали наши разговоры. Штука в том, что мне они тоже помогали.

Я не стала понимать ситуацию на территории Украины лучше, но что-то во мне успокоилось. Я перестала вступать в телефонные споры и злиться на родственников и приятелей, которые любят, не спрося, лить мне в уши мнения, от которых меня тошнит.

Мне больше нет до них дела. У меня есть куда лучший собеседник.

Как не вестись на пропаганду и оставаться человеком
Антиправительственный демонстрант протягивает розу солдату во время протестов в Бангкоке. Таиланд, 2013 год

Как не вестись на пропаганду и оставаться человеком

Правило № 3

Думайте своей головой и делайте свои выводы на основе своих источников.

Не верите, что это действует? Вот вам ещё пример. Очень важный и показательный.

В 2002 году под руководством PCFF (израильская организация The Parents Circle-Families Forum) провели бесплатную многоканальную телефонную линию Hello Shalom, чтобы жители Израиля и Палестины могли наладить диалог.

На данный момент было около миллиона звонков.

Война там идёт давно, тысячи семей лишились родных, но эти люди, эти «заклятые враги», звонили и рассказывали свои истории. Плакали, делились горем и, может быть, надеждами на будущий мир. Впечатляет, не правда ли?

«Эта земля моя». К слову об ужасающем абсурде войны вообще и арабо-израильском конфликте в частности

В XXI веке вообще-то стыдно воевать, но важно помнить, что информационная война — тоже война. Она заставляет нас ненавидеть друг друга, а людьми, полными ненависти, легко управлять. Идеологи всех мировых диктатур прекрасно это понимали, поэтому и имели такой невероятный успех. Обезличить врага, свалить на него все проблемы, сделать его фокусом агрессии и раздражения. «Вот Х, он во всём виноват, отвергни его, ненавидь его, убей его». Это работает.

Но работает (и об этом тоже нельзя забывать) только с вашего разрешения. Часто молчаливого и неосознанного.

В правильных обстоятельствах слова обладают не меньшей силой, чем снайперская винтовка, и подконтрольные правительствам СМИ пользуются этим, создавая контекст, в котором мы живём и мыслим. В наших силах создать собственный, и сделать это проще всего, выбирая свои источники информации.

Остановила ли та израильская телефонная линия войну? Конечно, нет. Войны останавливаются либо когда кончились деньги, либо когда все умерли.

Цель не в том, чтобы остановить войну, а в том, чтобы мы с вами на фоне всего этого хаоса не превратились в циничных, зашоренных, озлобленных чудовищ и попробовали поддержать людей, которым сейчас тяжело.

Вот и всё.