В прошлый раз Константин рассказал нам, как хакнуть английский без учебников: короткий, но сложный вариант. В этот раз — про основные черты удалённого перевода.

Полуштатка

Переводчик состоит в штате компании, но работает (большую часть времени) дома. Это основной вариант и трамплин для большинства специалистов, которым важен официальный стаж, но либо ездить на работу далеко, либо недостаточная нагрузка, либо условия/коллектив не очень устраивают. К сожалению, такой вариант практикует в основном малый бизнес, где не любят заморачиваться с документированием особых трудовых отношений — в каком-нибудь НИИ или банке об этом даже не заикайтесь. Если вы по какой-либо причине не можете отсиживать положенные часы в офисе, обратитесь к начальнику, и, если он в адеквате, вам не должны отказать.

На полуштатке сейчас работаю и я. Мне её разрешили в обмен на повышение выработки (происходит почти само собой за счёт оптимизации времени), посещение офиса на полнедели (чтобы быть в курсе дел и не размякнуть) и максимальную удалённую подконтрольность и отчётность (наготове по телефону и почте). Пускай время в дороге надо теперь проводить за делом, но сэкономленные проездные и улучшение самочувствия (уже в первый день смены режима) это окупают. Получается компромисс между удобством труда и стабильным доходом.

Полунадомка

Усреднённый вариант переводческого фриланса с белой занятостью. В этом случае переводчик уже никуда не ездит (разве что для подписания договора подряда и актов сдачи-приёмки), но выполняет обязательства перед 1–3 работодателями. Полунезависимость и гибкость позволяют вам выбирать работу по нраву и планировать занятость: если работодатель даёт мало нагрузки, можно добавить её от другого. При полунадомке переводчик и работодатель ещё скреплены договорными отношениями, защищающими одного от неоплаты, а второго — от невыполнения работы.

Естественно, работодателю проще сделать удалённого сотрудника из бывшего очного или по знакомству, чем искать на фриланс-биржах. Так компания тоже рискует из-за недобросовестных исполнителей, поэтому для удалённых подрядов переводчику надо хорошо зарекомендовать себя качественным выполнением долгосрочных проектов, чтобы ему доверяли и на расстоянии. При полунадомке оплата осуществляется на личную карточку либо электронный кошелёк переводчика (WebMoney, PayPal, «Яндекс.Деньги»).

С полунадомкой у меня пока не складывалось (в основном по причине, изложенной в конце статьи), но я надеюсь испытать себя и здесь. Тем более, говорят, там зарабатывают вполне прилично.

Надомка

Полный фриланс, высший переводческий пилотаж… Чёрная занятость с возможностью работы хоть с МКС и отчётностью только за результат.

Зарабатывать любые деньги, не вставая с дивана, — заманчиво, не правда ли? Казалось бы, нужен только устойчивый Интернет и уведомления о входящих письмах по SMS. Однако мнимая свобода требует спартанской самоорганизации и ограничения личной жизни (если не отказа от неё) . Надомный переводчик кормится заказами (обычно разовыми), которые ещё надо отхватить в бешеной конкуренции с соратниками на сайтах фриланс-бирж. За возможность работать в путешествии расплачиваешься интернет-зависимостью — жизнь перемещается на биржи и в почту. Невозможно планировать своё время: заказчику всё равно, рабочие сейчас часы или выходные, заказ настигнет вас хоть ночью, а если будете отказываться, то вас и нагружать больше не будут.

Кажется, что это переводчик выбирает заказчика (а лучше прямого работодателя), но если посмотреть на количество отзывов под любым проектом, то получается всё наоборот. Помимо электронного кошелька, фрилансеру необходимо портфолио, которое нарабатывается годами. Так что пробовать свои силы в надомке следует после нескольких успешных лет хотя бы полунадомки. Кстати, ещё одно доказательство фриланс-рабства — это то, что на эти биржи идут ради долгосрочных подрядов у 1–2 работодателей (см. полунадомку). Поэтому, по моим ощущениям, полностью надомных и самодостаточных (не домохозяек на иждивении) переводчиков не больше 10%. Это элитная когорта (часто социофобных) сверхпрофи. Для большинства же переводчиков надомка остаётся хобби-подработкой.

Мой опыт надомки связан с выполнением заказов для 4–5 агентств (одно очень известное), и он не очень сложился. А началась моя переводческая вольница с переводов по газетным объявлениям. Потом пошли подработки у коллег по второй официальной работе: один ведёт англоязычные сайты про японскую литературу, путешествия и IТ, другой — популярный сайт по обучению английскому. Тематика была в радость, а стабильная нагрузка с соответствующим доходом выручала в периоды безработицы.

Спустя годы я решил попытать счастье во фрилансе после потери стабильной, но жесткорежимной работы: он мне виделся глотком свежего воздуха и возможностью финансовой независимости. Одно агентство платило по очень хорошей ставке, но нагружало раз в месяц. Второе платило поменьше, но нагружало раз в неделю. Третье платило средне, нагружало раз в неделю и было очень требовательно к оформлению переводов юридической документации. Четвёртое нагружало выше крыши, но по средненьким ставкам. И, наконец, самое моё крупное агентство перестало обращаться ко мне за услугами после перерыва, связанного с офисной занятостью, и резко завалило заказами, когда у них был завал, а я уже нашёл основную занятость. В общем, ни свободы, ни независимости… Кстати, как правило, чем мельче агентство, тем выше познаковая ставка и меньше волокиты.

Регистрироваться на фриланс-биржах я не стал после недели безрезультатных переговоров с потенциальным заказчиком, которого я для пробы нашёл на сайте с открытыми контактами. Уже почти согласившись подрядить меня, дядя вдруг перестал переписываться…

А теперь о самом большом подводном камне, на который я наткнулся ещё лет пять назад.

ИП

Одно из агентств-работодателей настаивало на получении мною статуса индивидуального предпринимателя и после отказа перестало сотрудничать. Другое стало выплачивать гонорар свыше 20 000 рублей и безналом любую сумму лишь ИП-переводчикам. То есть я уже не могу через неделю получить на карточку заработанное. Дело в том, что государство взялось «отбеливать» переводческий бизнес, а работодатели поддерживают эту кампанию по переводу переводчиков в полуюридический статус. Платить подоходный налог в 6% вместо 13% — заманчиво, не правда ли? Но при скрупулёзных подсчётах со всеми взносами и отчислениями выходит, что фрилансер платит государству ТЕ ЖЕ САМЫЕ ДЕНЬГИ, что и при официальном оформлении. При этом работодатель не платит никаких податей, спихивая бухгалтерию на самого исполнителя.

Коллеги, вам хочется бегать в налоговую, теряя время, за которое можно переводить?! И я о том же: бухгалтеру — бухгалтерово, переводчику — переводчиково. Таким образом «белых» работников вынуждают брать допнагрузку, а «чёрных» — выходить из тени и платить налоги на не всегда достаточный доход.

Лично я сопротивляюсь ИП, как ярму госкапитализма, и продолжаю работать по старинке.

Вывод

Переводческий фриланс бывает очень разным, а чистая надомка так вообще едва ли лучше офисного рабства. Чтобы его избежать, развивайтесь поступательно от штатной надомки до той черты, за которой свобода превращается в лжесвободу.

Константин Зайцев, переводчик английского
http://english-transcripts.blogspot.ru/