Однажды в Спрингфилде семья Симпсонов посетила Monstromart, новый супермаркет со слоганом «Где шопинг — трудное испытание». Выбор продуктов был просто огромен, полки с товарами достигали потолка, только одного мускатного ореха было более тысячи видов. В конце концов семья вернулась в свой привычный супермаркет Apu’s Kwik-E-Mart.

Симпсоны предпочли супермаркет с ограниченным выбором товаров. Если мыслить логически, это не самый рациональный поступок, но он создаёт у покупателя нужное ощущение.

Они предпочли получать удовлетворение от того, что можно выбрать хороший товар из нескольких представленных, а не путаться в огромном количестве товаров Monstromart. И несмотря на то, что это мультсериал, такой подход к выбору товаров вполне реален и подтверждается примерами из жизни.

Monstromart
Monstromart

Меньше товаров — больше прибыли

Совсем недавно Дэйв Льюис (Dave Lewis), исполнительный директор крупнейшей британской розничной сети по продаже продовольствия и промышленных товаров Tesco, сделал шопинг в магазинах сети гораздо проще. Он решил убрать с полок супермаркетов 30 000 из 90 000 продуктов. Частично это был ответ на растущую долю немецких торговых сетей Aldi и Lidl, которые предлагают всего около 2–3 тысяч линий продуктов.

Например, в Tesco можно выбрать из 28 томатных кетчупов, тогда как в магазинах-дискаунтерах Aldi предлагают только один кетчуп в упаковке одного размера. Tesco предлагает 224 вида освежителей воздуха, Aldi — только 12, что всё равно на 11 освежителей больше, чем нужно.

Теперь Льюис пытается сделать так, чтобы шопинг в Tesco отнимал меньше времени у покупателей. Он провёл эксперимент в 50 магазинах, сделав покупку ингредиентов для блюд проще и быстрее. Например, рядом с рисом басмати расположили индийские соусы, рядом с консервированными помидорами — пасту.

Льюис применил революционный подход: одновременно снизил количество товаров и расположил их в правильном порядке, чтобы покупатели тратили на выбор и покупку гораздо меньше времени. И это положительно сказалось на продажах.

Сама идея того, что большой выбор — это плохо, бросает вызов всему, чему мы верили на протяжении десятилетий.

Большой выбор сбивает с толку

Существует стандартное мнение, что большой выбор обеспечивает нам свободу и новые возможности, но это мнение не поможет вам, когда вы стоите перед огромным стеллажом с бутылками воды, страдаете от жажды, но никак не можете выбрать.

Выбор воды
Supermarket Shelves/Flickr.com

Американский психолог и профессор социальной теории Барри Шварц (Barry Schwartz) в своей книге «Парадокс выбора» (The Paradox of Choice) утверждает, что на практике большой выбор только сбивает с толку.

Отличный пример этого показан в эксперименте с джемом. В продуктовом магазине оборудовали две витрины, на которых покупателям предлагали попробовать джем и получить за это банку с джемом со скидкой в 1 доллар. В одной витрине было шесть видов джема, в другой — 24 вида. Из людей, пробовавших джем в витрине с шестью видами, 30% купили банку, а в витрине с 24 видами на покупку решились только 3% покупателей.

Выбор снимает ответственность с поставщика

Рассмотрим другой пример — пенсионные накопления. Шварц выяснил, что фирма одного его друга предлагала 156 разных пенсионных планов. Профессор заметил, что такой большой выбор как бы перекладывает ответственность за качество выбранного плана с работодателя на работника.

Когда работодатель предоставляет мало пенсионных планов, он отвечает за их надёжность и качество тарифов. Но если он предлагает огромное количество планов, то как бы перекладывает ответственность за выбор качественного плана на работников: «Мы предоставили вам огромный выбор, и если вы выбрали невыгодный план, то это ваш просчёт, а мы здесь ни при чём».

И это становится огромной проблемой. Кто из нас чувствует себя достаточно компетентным, чтобы выбрать из 156 вариантов оптимальный для себя план? Люди уверены, что сделать правильное решение насчёт пенсионных накоплений — это очень важно. «Но вместо того, чтобы сделать выбор, — говорит Шварц, — многие откладывают его до бесконечности».

Один из его коллег, имеющий доступ к гигантской ПИФ-компании, обнаружил, что каждые 10 новых фондов, предложенных работодателями, снижают вклады работников на 2%, даже если при этом они теряли отличный шанс получить 5 000 долларов в год от работодателя.

Чувство вины и завышенные ожидания

«Даже если мы наконец делаем выбор, — говорит Шварц, — мы чувствуем меньше удовлетворения от результата, чем если бы выбирали из меньшего количества вариантов. Если у вас было много альтернатив, легко представить, что они всё же лучше, чем то, что выбрали вы. Вы переживаете, что сделали неправильный выбор, и это действительно расстраивает».

Таким образом, большой выбор может сделать нас несчастными из-за сожалений, чувства вины и упущенной выгоды. Хуже того, большой выбор создаёт новую проблему — завышенные ожидания.

Возьмём для примера джинсы. Пока в магазинах продаётся только один вид джинсов, который вам не подходит, вы берёте их, разнашиваете, стираете, подшиваете, и они более-менее вам подходят. А когда в магазинах огромное разнообразие джинсов: узкие, широкие, на молнии и пуговицах, с завышенной и заниженной талией — вы ожидаете, что должна быть модель, которая идеально вам подойдёт.

Выбор джинсов
Robert Sheie/Flickr.com

И когда вы покупаете наиболее подходящую модель из тех, что были в магазине, и понимаете, что она далеко не идеальна и требует доработки, вы расстраиваетесь.

Шварц предполагает, что в какой-то степени большой выбор лишает вас ощущения удовлетворения. «Секрет счастья — в заниженных ожиданиях», — утверждает профессор.

Тогда неудивительно, что мы несчастливы. За 10 лет, прошедших с тех пор, как Шварц написал книгу, идея огромного выбора проникла во все сферы жизни: школы, секс, товары для родителей, телевидение. В результате ожидания тоже сильно возросли.

Одна из областей, на которые повлияла эта тенденция, — это свидания. Отношения стали рассматриваться как любой другой продукт: в интернете мы можем найти и подобрать для себя перспективного сексуального партнёра.

Сайты знакомств — это один из самых распространённых способов найти партнёра для романтических отношений, и огромный выбор на таких сайтах становится настоящей проблемой. Похожая ситуация была показана комиком Азизом Ансари (Aziz Ansari) в его книге «Современный роман». В ней женщина назначила свидание через приложение для знакомств, а пока ехала на встречу, просматривала, не появилось ли в приложении кого получше.

Свидание «не очень»
Stephen McCulloch/Flickr.com

В таких условиях набирает популярность полный отказ от свиданий и отношений. Как писал профессор социологии Эрик Клиненберг (Eric Klinenberg), необычайно возросшее количество одиноких людей объясняется тем, что у людей стало больше выбора и меньше причин выбирать. В Японии, например, появились мужчины, которые перестали интересоваться реальным сексом и романтическими отношениями просто потому, что в интернете слишком большой выбор порнографии на любой вкус.

Психолог Филип Зимбардо (Philip Zimbardo) утверждает, что, поскольку онлайн-порнография предоставляет много выбора для удовлетворения своих желаний через мастурбацию, реальные романтические отношения становятся всё менее привлекательными.

Вы платите больше за то же самое

Есть и другая проблема: увеличение выбора маскирует тот факт, что вы платите больше за вещи, которые у вас уже есть. Это часто происходит в сфере телевидения.

Например, группа спортивных каналов BT Sport получила эксклюзивные права на трансляцию футбольных матчей Лиги чемпионов и Лиги Европы. С одной стороны, кажется, что у зрителей появилось больше выбора и больше удовольствия от просмотра. Но, если вы подписчик другого канала, например Sky Sports, это означает противоположное. Чтобы смотреть все трансляции, которые вы смотрели в прошлом году, вам придётся заплатить больше.

Подобное часто случается на телевидении. Чтобы смотреть все хорошие программы, вам нужно подписаться на множество каналов или купить большой пакет. А 10 лет назад, когда такого разнообразия ещё не было, вы могли смотреть все хорошие программы на одном-двух каналах.

То, что преподносится нам как большой выбор, на самом деле обходится дороже. Для обычного потребителя такой выбор — это возможность потратить те же деньги и получить меньше или потратить больше и получить то же самое.

Страх и беспокойство за неправильный выбор

«Рассмотрим электричество, — говорит профессор Рената Салекл (Renata Salecl), автор книги The Tyranny of Choice. — Приватизация электричества не принесла желаемых результатов: снижения цен и лучшего качества обслуживания. Вместо этого люди постоянно беспокоятся и чувствуют вину за то, что продолжают переплачивать за электричество, тогда как где-то рядом наверняка есть лучший поставщик».

Мы верим в то, что выбор, который мы сделали после тщательного планирования, должен принести ожидаемые результаты — счастье, безопасность, удовольствие. Что, сделав верный выбор, нам удастся избежать неприятных чувств, когда приходится смиряться с потерей или риском. Но в итоге получается всё наоборот: когда людей сбивает с толку огромный выбор и когда они переживают насчёт него, чаще всего появляется отрицание, невежество и намеренная слепота.

И всё же Шварц считает, что небольшой выбор может принести пользу. Например, в США в 1990-х появились чартерные школы. Поскольку образование в государственных школах США в большинстве случаев ужасно, чартерные школы в рамках постоянной конкуренции стали повышать качество образования.

Но родителям, конечно, не становится проще. Как и в случае с выбором пенсии, выбор школы оставляет море сожалений, стыда и страха за то, что ваш выбор — не лучший. Не легче и от мысли, что ваш выбор напрямую влияет на будущее вашего ребёнка.

Конкуренция или монополия

На фоне всего этого в 2015 году в мире намечаются тенденции снижения стресса путём уменьшения выбора, и это касается не только продуктов в супермаркетах. В Британии, например, политики предлагают вновь национализировать железную дорогу и коммунальные службы. Возможно, это поможет снизить беспокойство и муки выбора граждан.

Может быть, в действительности мы нуждаемся не в увеличении, а, наоборот, в снижении выбора? Меньше конкурирующих компаний, больше монополистов. И прежде чем вы вспомните Советский Союз с дефицитом и одинаковыми товарами, прочитайте высказывание основателя PayPal Питера Тиля (Peter Thiel), который считает, что монополия — это отличная штука, а конкуренция не всегда хороша и для бизнеса, и для покупателей.

В реальном мире любой бизнес успешен настолько, насколько он может предложить то, чего не могут другие. Поэтому монополия — это нормальное состояние любого успешного бизнеса. По сути, конкуренция — для лузеров.

Питер Тиль

А как вы относитесь к выбору? Стоит ли сделать его меньше?