Этот вопрос прислал наш читатель. Вы тоже можете задать свой вопрос Лайфхакеру — если он будет интересным, мы обязательно ответим.

Назовите родительный падеж множественного числа существительного «дно».

Наташа Зиновченко

Маргарита Воронцова

Филолог, корректор, автор блога о русском языке.

Для начала разберёмся с именительным падежом множественного числа. Многие считают, что «дно» во множественном числе — это «днища». Но нет, «днища» — это множественное число слова «днище», а «дно» имеет совсем другую форму — «донья».

Соответственно, во множественном числе «дно» склоняется так:

  • донья,
  • доньев,
  • доньям,
  • донья,
  • доньями,
  • доньях.

Аналогично образуются формы множественного числа слова «шило»: да, во множественном числе это «шилья».

Кажется, что это очень необычные формы, но на самом деле мы уже давно к ним привыкли. Ни у кого не вызывают вопросов формы «перо — перья», «звено — звенья», «крыло — крылья». Есть ещё «полено — поленья», «дерево — деревья». Это всё слова среднего рода, но так же образуются и формы некоторых слов мужского рода: «лист — листья», «кол — колья», «прут — прутья», «струп — струпья», «камень — каменья», «корень — коренья», «брат — братья», «князь — князья».

Откуда взялись эти формы? Сейчас разберёмся, но сначала поймём, откуда взялась «о» в слове «донья».

Это слово произошло от древнерусского «дъно». Изначально в нём был редуцированный гласный, который обозначался буквой «ъ».

Редуцированные — это сверхкраткие гласные. Они существовали в древнерусском языке и обозначались буквами «ъ» и «ь». Но со временем язык менялся, эти звуки утратились. В некоторых позициях они превратились в «о» и «е», а в некоторых — просто исчезли. Именно поэтому во многих словах появились беглые гласные: в каких-то позициях они есть, а в каких-то — нет, потому что исторически во всех позициях здесь были редуцированные.

В русском языке во многих словах при образовании форм множественного числа ударение переходит с окончания на корень: «окно́ — о́кна», «вино́ — ви́на», «пятно́ — пя́тна». В слове «дно» ударение тоже переходит с окончания на корень, а исторический редуцированный звук под ударением переходит в «о».

Но почему тогда не «до́на», а «донья»? И почему не «крыла» и «пёра», а «крылья» и «перья»?

В древнерусском языке было 6 склонений, которые включали 14 словоизменительных классов. Постепенно система изменилась, в итоге мы имеем современные 3 склонения. В ходе этой перестройки многие слова изменили окончания падежных форм, в языке происходили довольно сложные процессы.

Чтобы продолжить, нужно вспомнить, что такое собирательные существительные. Это существительные, форма единственного числа которых обозначает совокупность лиц, одинаковых, однородных или сходных предметов как одно неделимое целое. Например, слова «хулиганьё» и «вороньё». То есть это формы единственного числа, обозначающие множество.

В древнерусском языке категория собирательности грамматически не совпадала с понятием собирательности в современном языке. Собирательные существительные образовывались с помощью «-ие»: «деревие», «листие», «перие». Они имели формы множественного числа: «деревия», «листия», «перия». В современном языке формы множественного числа собирательных существительных невозможны.

Когда происходила перестройка системы склонений, некоторые формы множественного числа собирательных существительных среднего рода стали формами множественного числа несобирательных существительных среднего и мужского рода. А «-ия» со временем превратилось в «-ья». То есть собирательные перестали быть собирательными, а стали формами множественного числа. В современном языке в некоторых случаях сохранились две формы, которые различаются по смыслу: «листы/листья», «камни/каменья», «зубы/зубья», «пруты/прутья».

Мне сложно представить ситуацию, в которой «донья» и «шилья» воспринимались бы как собирательные. Однако очевидно, что эти слова во множественном числе в какой-то момент стали изменяться именно по описанному выше типу. Почему — загадка, как и многое в истории русского языка.