Кто такой Гильермо дель Торо?

Если коротко, один из выдающихся сказочников в истории кино и один из трёх самых известных мексиканских режиссёров нашего времени. Остальные двое — Алехандро Гонсалес Иньярриту («Выживший») и Альфонсо Куарон («Гравитация») — давние соратники и близкие друзья дель Торо.

С последним Гильермо на заре своей карьеры работал над телевизионной антологией ужастиков в духе «Сумеречной зоны» под названием «Назначенное время». Тогда как Иньярриту помогал ему с монтажом «Лабиринта фавна» — одного из главных шедевров дель Торо. А в 2008 году эти «три товарища» основали собственную кинокомпанию под названием «Ча Ча Ча Филмс», занимающуюся производством малобюджетного мексиканского кино.

Однако в первую очередь дель Торо известен своими сольными картинами, темы которых так или иначе вращаются вокруг ужасов (реальных или вымышленных), детского страха, сказочных миров и, конечно же, монстров. Именно последние во многом сделали Гильермо культовым в киноманских кругах и составили важную часть его неповторимого режиссёрского почерка.

Получается, он снимает только страшные сказки с монстрами?

Вовсе нет. В фильмографии дель Торо можно встретить экранизации комиксов («Блэйд 2», дилогия «Хеллбой»), фильмы на историческую тематику («Лабиринт фавна», «Хребет дьявола») или, например, голливудский блокбастер с бюджетом под 200 миллионов долларов («Тихоокеанский рубеж»). Но монстры или потусторонние силы обязательно присутствуют в каждом фильме режиссёра: от самых первых постановочных видео, сделанных в восьмилетнем возрасте, до нынешнего триумфатора «Формы воды».

Кадр из к/ф «Лабиринт фавна»

Взять хотя бы одну из его ранних короткометражек «Геометрия» — снятую в духе «Ералаша» историю о школьнике, решившем сдать экзамен при помощи духов. В ней Гильермо высмеивает не только жанр мистического хоррора, но и повальную увлечённость спиритизмом и оккультизмом в Латинской Америке. В этой зарисовке намного больше смешного, чем страшного, при этом неизменно появляется и главный виновник торжества — самый настоящий демон из преисподней.

Что особенного в режиссёрском стиле Гильермо дель Торо, помимо монстров?

На дель Торо повлияла вся мировая культура, начиная с аниме и американских фильмов категории Б и заканчивая викторианскими готическими романами и прозой Лавкрафта. Фильмография режиссёра настолько разнообразна, что в ней сложно выделить даже две похожие картины. При этом Гильермо часто возвращается к одним и тем же важным для него темам, будь то история взросления среди ужасов войны («Хребет дьявола», «Лабиринт фавна»), мучительная борьба с вирусом или заболеванием («Хронос», «Штамм»), вторжение монстров («Мутанты», «Тихоокеанский рубеж») или принятие монстра внутри себя («Хронос», дилогия «Хеллбой», «Форма воды»).

Что объединяет все его работы?

Это в полном смысле слова рукотворные произведения. Дель Торо не только самостоятельно пишет сценарии (по собственным или чужим задумкам), но и полностью создаёт дизайн монстров и спецэффекты в своих фильмах.

Ещё до своей режиссёрской карьеры он более 10 лет был дизайнером специального грима у одного из лучших голливудских специалистов Дика Смита («Изгоняющий дьявола») и даже основал собственную компанию в этой области. С тех пор каждый монстр в фильмах дель Торо не только плод его воображения или компьютерной графики, но и творение рук режиссёра, зачастую выполненное в старомодной технике аниматроники и пластического грима.

Разве дель Торо только сейчас стал знаменитым?

Не совсем. Уже с первым своим фильмом «Хронос» он был принят в официальную программу Канн, где был номинирован на приз за лучший дебют — ударное начало для новичка. После чего режиссёра ещё не раз звали на главные мировые киносмотры, а в 2007 году даже номинировали на премию «Оскар» за «Лабиринт фавна».

Парадокс в случае дель Торо заключается в том, что за всю карьеру он практически не получал значительных наград и профессионального признания, хотя уже давно любим и критиками, и зрителями. Виной тому может служить тот факт, что Гильермо никогда не был причастен к какой-то определённой категории кинематографического мира.

Так, увлечённый открывающимися возможностями, он не раз пускался с головой в голливудские аферы (среди которых были как кассовые провалы, например «Тихоокеанский рубеж», так и творческие неудачи — «Мутанты»), чем регулярно портил свою фестивальную репутацию автора.

Только в 2017 году вместе с «Формой воды» дель Торо заслуженно занял прочное место в числе самых именитых постановщиков нашего времени: в сентябре он получил престижного «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале — первую в его карьере награду крупного международного кинофестиваля, а теперь взял и «Оскара».

Что у него смотреть в первую очередь?

Если честно, все ленты Гильермо уникальны. Поэтому каждый его фильм многие киноманы ждут с таким нетерпением. У дель Торо может отыскаться кино на любой вкус. И тем не менее наиболее признанными и, пожалуй, лучшими в его фильмографии считаются две картины: «Лабиринт фавна» и «Форма воды». И они во многом похожи.

Действие «Лабиринта фавна» происходит в 1944 году. Картина рассказывает кровавую сказку о потерявшейся принцессе на фоне гражданской войны в Испании. «Форма воды» — такая же волшебная история о немой уборщице, влюбившейся в подопытного «Ихтиандра», выловленного американскими военными в 1963 году.

Кадр из к/ф «Форма воды»

Обе картины — о несправедливости и жестокости своего времени, но также и о чуде любви, которое может противостоять любым ужасам. Первый фильм более жёсткий и требует хотя бы примерного знания испанской истории, чтобы вникнуть в детали. Второй чуть ли не самый зрительский из авторских фильмов дель Торо (о чём говорят полученные им награды и почти единодушные положительные отклики), и его можно смотреть каждому.

А если эти фильмы покажутся вам чересчур сентиментальными (чего дель Торо не скрывает), можно смело поставить его «Тихоокеанский рубеж» — настоящий мальчишеский угар по роботам и монстрам, сделанный не хуже «Трансформеров» Майкла Бэя.

Неужели дель Торо не снял ни одного плохого фильма?

Снял, но с некоторыми оговорками. Например, многие зрители не оценили попытку Гильермо выступить на территории «готической фильма», отсюда низкий рейтинг у призрачного «Багрового пика» и столь же тягучего в плане повествования «Хроноса». С другой стороны, кинокритики всерьёз ругали дель Торо за пустоголовость и ребячество «Тихоокеанского рубежа», тогда как многим зрителям (в том числе и автору статьи) он пришёлся по душе.

По-настоящему провальной в карьере мексиканца считают лишь одну ленту — туповатый и вторичный голливудский ужастик «Мутанты», спродюсированный ныне печально известными братьями Вайнштейн. Впрочем, даже у этой картины можно найти поклонников. В их числе, например, легенда американской кинокритики Роджер Эберт.

Я знаю, кто такой Гильермо дель Торо, и видел все его фильмы. Что я ещё могу посмотреть?

Заранее оговоримся, что никого очень похожего на дель Торо в современном кинематографе не существует. И слава богу. Но если вы уже пресытились фильмографией мексиканца, то вот несколько идей.

Некоторые фильмы дель Торо отдалённо напоминает ранний Алехандро Аменабар, особенно его «Дипломная работа» и культовые «Другие» с Николь Кидман. Несомненно, друзья Гильермо, Куарон и Иньярриту, также испытывали его влияние, учитывая их тесные творческие связи. Но, пожалуй, в наибольшей степени последователями режиссёра можно назвать двух постановщиков: испанца Хуана Антонио Байону и аргентинца Андреса Мускетти, чьи «Приют» и «Мама» очевидно продолжают эстетические достижения «Лабиринта фавна».

К слову, карьеру обоих запустила именно продюсерская поддержка дель Торо. Поэтому не стоит удивляться, что элементы его стиля носят почти все проекты, к которым Гильермо так или иначе приложил руку. Наиболее интересные из них — «Прозрение», «Не бойся темноты» и «Химера» Винченцо Натали.