Стивен Колберт (Stephen Colbert) в октябре 2011 года начал свое ТВ-шоу с того, что с присущим для него сарказмом и въедливостью сообщил: скоро у нас у всех будет не только iPhone и iPad, но и iV (штука, при помощи которой интернет можно будет “пустить по вене”). Затем из-под стола ведущий извлек бестселлер Айзексона о Стиве Джобсе толщиной в 600 страниц, и принялся критиковать книгу. Мол, “свайп” по обложке не приводит к перелистыванию страниц, при переворачивании книги картинка не меняет ориентацию автоматически, наушники воткнуть некуда, а голосовое распознавание не работает — где же справедливость вообще?! Ведь это совсем не в духе Стива!

Шутки были ориентированы на гиков больше, чем на обычных потребителей книжной бумажной продукции; но автор скетча в эфире вечернего шоу наверняка и сам не подозревал, что его зарисовка в точности описала состояние, в котором находится современная индустрия издания книг.

Та же биография Стива Джобса от издательства Simon & Schuster вышла в цифровом виде после печатного релиза лишь потому, что в противном случае электронная копия книги “убила” бы продажи печатной версии в большинстве стран, где была представлена книга. Правда, сохраняется и другой парадокс: даже несмотря на то, что компьютеры сейчас проникли практически в каждый уголок нашей жизни, большинство людей по-прежнему прочли историю о компьютерах Стива и его влиянии на нашу современную реальность на бумаге, а не в электронном виде.

Несмотря на нашу ностальгическую преданность бумаге, младшее поколение потребителей (и читателей) скоро будет задавать вопрос “а что такое книга” вместо вопроса “а что такое планшет.”

Летом 2011 года был запущен экспериментальный проект под названием Every Book Is a Startup, целью которого было расширение границ традиционного издательского дела. Задачей проекта стало создание книги в несколько этапов, с финальным выпуском готового “книго-стартапа” в 2012 году. Все читатели в процессе публикации новых глав и написания книги могли оставлять отзывы и пожелания. Цена на книгу тоже динамично менялась, постепенно увеличиваясь. Заплатить можно было на любом из этапов: читатель, оплативший подписку один раз, все дальнейшие главы получал бесплатно (т.е. те, кто заплатил в самом начале, получили книгу по меньшей цене, чем те, кто присоединился в финале проекта к читательской аудитории).

В начале точкой дистрибуции контента был только сайт oreilly.com, потому что особенностью проекта была динамичная обновляемость контента, чего нельзя добиться в традиционном магазине электронных (или печатных) книг.

В интернете действуют интернет-проекты вроде Readmill и SocialBook, которые позволяют вам использовать файлы в формате ePUB для выделения глав и абзацев и распространения этого контента через Сеть для других читателей.

Проект “Every Book Is A Startup” трудно назвать книгой к классическом смысле этого слова: законченным произведением, в котором есть содержание, печатные страницы, обложка, один автор и физически осязаемая форма. Но тут скрыт потенциал, о котором никто ранее и не задумывался: возможность поэтапного создания собственного авторского мира, изложение и адаптация происходящего в книге в зависимости от реакции читателей на те главы книги, которые они уже прочли.

Издательское дело в цифровую эпоху, когда жесткая “привязка” к бумаге и “готовности”, завершенности книги отпадает, стоит на пороге очередных изменений (возможно, они будут не менее радикальными чем те, которые в средние века принес с собой Гуттенберг и его печатный станок).

С другой стороны, не уменьшается “лагерь” сторонников традиционного форм-фактора и носителя для книг. Бумага и экран отличаются не только в плане тактильных свойств (над чем так любят шутить интернетчики). Это 2 принципиально разных медиа-канала. Да, интерактив и дополнительные данные (музыка, аудио, примечания и визуальные эффекты), доступные для электронных книг, недоступны для печатных версий. Но печатная книга обладает энергонезависимостью и не требует определенной платформы, сервиса дистрибуции контента или конфигурации гаджетов для прочтения. Связь между форм-фактором и сутью книги рискует сохраниться неизменной и спустя более чем 550 лет с момента изобретения книгопечатания. Дело не в запахе и шелесте бумажных страниц, а в том, насколько удобно / неудобно конкретным людям воспринимать и обрабатывать информацию, представленную в виде электронной книги или в форме печатного сборника.

Дискуссия между сторонниками и противниками электронных книг — это не просто битва “старого” и “нового,” а спор двух разных категорий потребителей.

Поклонники традиционного книжного формата говорят, что “слово принадлежит им.” Цифровые книги на планшетах словно говорят нам, что “слово принадлежит всем”, а цифровой формат просто сделал это слово лучше и привлекательнее для потребителя.

В начале ХХ века “автомобиль” был “безлошадной повозкой.” Причиной был тот факт, что проще было описать новое явление с помощью привычного старого понятия, чем изобретать новое понятие. Примерно то же самое происходит сейчас с “электронными книгами.” Они представляют собой новый продукт на основе традиционной старой формы. Возможно, для прекращения “холиворов” нам стоит придумать для “электронных книг” какое-то новое определение, не связывающее старый бумажный формат с новым медиа?

Кстати, а как вы читаете книги? На бумаге, на планшете, на смартфоне? Расскажите нам в комментариях.

Фото: Shutterstock