Первые прототипы Evernote появились в 2001 году, а полноценная версия — в 2004. За 11 лет своего существования программа стала неотъемлемой частью жизни практически каждого человека, активно работающего в интернете. «МакРадар» связался с основателем Evernote Степаном Пачиковым и поговорил с ним о создании Evernote, а также об участии Степана в разработке Apple Newton.

Вы принимали участие в создании наладонника Apple Newton. С какого момента вы присоединились и что вы там делали?

Говорить о том, что я принимал участие в создании наладонника, не совсем корректно. Правильнее сказать, что я участвовал в создании ключевой технологии этого наладонника. В то время я был увлечен идеей, что правописание — очень важный аспект развития головного мозга ребенка. Когда ребенок пишет букву «а», он задействует около 200 мышц, связанных с корой головного мозга. И мы хотели сделать игру, чтобы мотивировать детей заниматься правописанием. Ребенок бы думал, что компьютер пытается понять, что написал ребенок, а на самом деле это была тренировка для развития головного мозга. Так получилось, что мы показали нашу технологию на выставке Comdex в 1990 году. Мы были единственной компанией из СССР. К нам выстраивалась очередь из журналистов, CNN записал с нами большое интервью. Мы быстро стали популярными в Америке. И так получилось, что на нас вышла Apple.

Какой была Apple в те годы? Был ли, например, такой же высокий режим секретности относительно выхода новых продуктов, как и сейчас?

Ничего не изменилось. Мы показали нашу технологию Ларри Теслеру (руководитель проекта Apple Newton. — Прим. ред.). В качестве английского словаря мы использовали песни The Beatles. Демонстрация прошла успешно, и Apple предложила нам контракт, но с одним условием. Их сотрудник в течение месяца должен жить в Москве и находиться в нашем офисе. Они боялись, что мы в какой-то момент неожиданно исчезнем. В итоге Apple подписала с нами многомиллионный контракт, не сказав, как они будут использовать нашу технологию. Apple до последнего момента скрывала от нас разработку своего наладонника. Мы работали на спецификациях, не видя устройства и почти не догадываясь ни о чем.

Когда Apple объявила о выходе Apple Newton, мы пришли в ужас. Я пытался объяснить Ларри Теслеру, что если бы мы знали, для чего делаем технологию, то сделали бы все иначе. Но было уже поздно.

Newton

Почему в итоге Apple Newton отправился на свалку истории?

Apple всегда была склонна к раздуванию шумихи вокруг своих продуктов. Они подняли hype вокруг Apple Newton, но перестарались. Наобещали слишком много. На одной из конференций я сидел на сцене с Эстер Дайсон (американский венчурный инвестор. — Прим. ред.) и отвечал на вопросы. Мой английский и сейчас не очень хороший, а тогда был просто ужасный. И какой-то человек в зале возмущенно кричал, ругался, в чем-то меня обвинял. Я с трудом понял, что он ругается из-за того, что Newton не понимает его почерк. Я предложил ему отключить распознавание и оставить заметки в рукописном виде — это все равно очень полезно. На что он совершенно искренне сказал, что сам не понимает свой почерк. Человек был убежден в том, что компьютер должен лучше него понимать рукописный текст. Вот такое было ожидание от Apple Newton. Кроме того, технические возможности Newton отставали от современного iPhone в тысячу раз.

Как появилась идея создания Evernote?

Идея у меня появилась весной 2000 года. Одной из самых удобных фич Apple Newton была бесконечная лента записей. Такой цифровой манускрипт, который можно было мотать вверх-вниз с разной скоростью. Эта идея визуального поиска информации мне очень нравилась и, с исчезновением Newton, захотелось ее воссоздать. И в самой первой версии Evernote для Windows в 2004 году я такую штуку сделал. Называлась она «моталка». Все начиналось с того, что весной 2000 года я попытался соблазнить Женю Веселова (разработчик текстового редактора «Лексикон». — Прим. ред.) бросить Microsoft и занятьcя этим проектом. Женя не рискнул. И я на два года проект отложил. После переезда в Нью-Йорк я рассказал об идее Эдику Талныкину, тогдашнему CTO моей первой фирмы ParaGraph. Он написал первый прототип Evernote. И я решил сделать компанию. Собрал, как сейчас говорят, некоторое количество «ангельских» денег. В 2003 году я нанял на работу Петра Квитека (создатель кодовой таблицы DOS 866 и Windows 1251, основатель FIDO в России. — Прим. ред.). Проект стал разрастаться за счет сотрудников ParaGraph, работавших с Apple Newton. В 2004 году они перешли в Evernote из еще одной моей компании ParaScript, которая занимается распознаванием адресов и чеков. Вся почта США работает по нашей технологии распознавания текста.

В 2004 году в Ла-Хойе (Калифорния) мы провели первую публичную демонстрацию работы Evernote. Я написал на доске текст, затем сфотографировал его на телефон и отправил в Evernote. Потом я набрал на клавиатуре слово, и компьютер нашел заметку. Сначала мы работали только с Windows. Работа шла очень медленно, нам не хватало денег, и я никак не мог поднять необходимую сумму инвестиций. В 2007 году я встретил Фила Либина (CEO Evernote c 2007 по 2015 гг. — Прим. ред.) и предложил ему возглавить компанию. Фил быстро перелопатил всю компанию, нашел деньги, привел сильную команду архитекторов, маркетологов, и мы быстро пошли в гору. Как-то все удачно совпало: я нанял Фила — убежденного «яблочника», вышел первый iPhone, появились деньги от инвесторов. В тот момент мы осознали, что Evernote не только должен запоминать и находить информацию, но и помогать принимать решения. То есть от идеи расширения человеческой памяти мы перешли к идее расширения человеческого мозга, со временем — к созданию искусственного интеллекта.

А вы согласились бы записывать информацию в Evernote в непрерывном режиме, например, при помощи Google Glass?

Я противник такого подхода по одной простой причине. Для того, чтобы что-то найти, надо знать, что оно там есть. Например, вы знаете, что у вас дома где-то есть ключ 8×12. Рано или поздно вы его найдете. А если вы не знаете, что у вас этот ключ есть, хоть как ищите, вы его не найдете. Поэтому информация в Evernote должна быть занесена вами в явной форме.

Как вы лично работаете с Evernote?

У меня свыше 20 000 заметок. И хотя я противник блокнотов, мне все же пришлось их создать. В одном блокноте у меня хранятся все пароли, в другом — медицинские файлы. Всего у меня 10 блокнотов. Одно время я был сторонником ярлыков. Я их создал очень много, но уже давно не пользуюсь, потому что мне проще найти информацию, вспоминая год создания заметки и примерно о чем в ней говорится. Я активно пользуюсь клиппером. Это моя любимая часть в Evernote. Часто использую камеру своего iPhone как сканер. Открываю камеру через Evernote и фотографирую этикетки, бирки, названия продуктов, да почти все. Еще в 2004 году я считал, что телефон в руке человека станет универсальным устройством для запоминания, и очень расстроился, когда купил iPhone в 2007 году. В нем была плохая камера. Она не могла работать в режиме сканера. Я лично потратил много сил, чтобы внедрить в головы сотрудников Apple необходимость такой функции, как сканер. Проводил с ними личные встречи и так далее. Надеюсь, что мой труд стал одной из причин того, что в следующем поколении iPhone Apple сделала правильную камеру.

А какой была самая первая заметка?

Давайте быстренько проверим. Самую первую заметку я сделал еще в прототипе Evernote в 2001 году, и это запись об уровне моего холестерола. Начиная с 2002 года, я уже регулярно веду записи.

Можете поделиться лайфхаками по работе с Evernote?

Мне кажется, я сейчас скажу очевидные вещи. Я не ленюсь писать к заметке ключевые слова. Вот, например, готовясь к интервью с вами, я создал заметку об интервью и записал ключевые слова: «интервью», ваша фамилия, дата и время. Любая моя заметка имеет заголовок, который обычно высвечивается в левой ленте. И я ключевую информацию пишу в заголовке, чтобы видеть ее в ленте.

У Evernote уже свыше 65 миллионов пользователей. Оправдывает ли себя freemium бизнес-модель?

Это было решение Фила Либина. Конечно, очень трудно делать бизнес и развивать его, не зарабатывая деньги. Многие интернет-компании живут тем, что зарабатывают на рекламе. Например, Google. Это во всех отношениях хорошая модель. Evernote не может использовать рекламную модель, потому что мы не читаем ваши заметки. Мы с самого начала решили, что не будем этого делать. Хотя мы и могли бы это делать ненавязчиво, не нарушая ваше прайвеси, и знать, какие вы фотоаппараты покупаете, куда едете в отпуск и так далее. Мы этого не делаем, так как считаем, что это нарушает приватность. Другой способ — продавать что-то. Например, приложение для iPhone. Фил выбрал модель freemium, и я с ним согласился.

А каков процент платящих пользователей?

Точно не могу сказать, в среднем между 6–8%. Зарабатываем мы прилично. Могли бы и больше, если бы кое-что изменили. Как вы думаете, какая основная функция Evernote вам нужна, она есть в платной версии, но ее нет в бесплатной?

Может быть, распознавание текста на картинках?

Нет. Это вина нашего маркетинга, что вы про это не знаете. Дело в том, что в бесплатной версии заметки не хранятся в телефоне. Вам все время нужен интернет, чтобы найти необходимую заметку. Главное преимущество платной версии — все заметки локальны и хранятся в вашем телефоне. К сожалению, это прокол нашего маркетинга, на который я обращал внимание много раз.

Каким вы видите будущее Evernote и в целом IT-отрасли?

Я сторонник Курцвейла (футуролог, автор концепции технологической сингулярности. — Прим. ред.). Его книга The Singularity Is Near о человеко-машинной цивилизации произвела на меня сильное впечатление. Я считаю, что вы, я и, может быть, наши дети — это последнее поколение смертных людей. Следующее поколение людей будет уже бессмертным и будет существовать в форме, которую сейчас трудно предсказать, но это будет гибрид биотехнологий и кибернетики.

Меня беспокоит, что в этом будущем конгломерате, между людьми, которыми мы являемся, и теми существами, которыми мы станем через 4–5 поколений, будет мала человеческая доля. Поэтому единственный для нас способ — это не остановить прогресс, а возглавить его. Для меня будущее Evernote — это в каком-то смысле попытка обеспечить передовые позиции человеческому разуму в борьбе между наступающим компьютерным интеллектом и биологическим интеллектом. Вы, наверное, знаете о предупреждении Стивена Хокинга (английский физик-теоретик. — Прим. ред.) о том, что люди недооценивают опасность компьютерного интеллекта. Надо работать над своим телом, своим мозгом, совершенствоваться с огромной скоростью, с такой, чтобы мы в этом будущем симбиозе заняли достойное место и чтобы наша культура, история тоже туда влилась. Вот именно в ускоренном развитии человеческого тела и мозга я вижу развитие Evernote и компьютерных технологий.

Теперь что касается IT-отрасли в целом. Если бы я был венчурным капиталистом, то я бы вкладывал деньги в биологические компьютеры. Среди многих моих проектов есть один, который мне сейчас особенно дорог и который я не реализовал. Это попытка понять, как устроен язык программирования биологического организма. Например, паук ткет паутину. Ясно, что работает какая-то программа. Паук не учился делать паутину, это в нем запрограммировано. Ясно, что программа очень сложная. Учитывает влажность, температуру, географическое положение, закаты и восходы солнца и так далее. Написать программу, которая бы делала паутину, как паук — это задача для очень нетривиальных программистов. Эта программа где-то записана. Ясно, что записана в ДНК. На каком-то языке. Вот этот язык должен быть языком высокого уровня. Потому что эволюция была бы невозможна, если бы язык был слишком ассемблерный. Язык высокого уровня позволяет довольно быстро модифицировать программу, перестраивать, улучшать ее.
Ясно, что язык — объектно-ориентированный. Но как он работает, какова его логика и структура — это нужно понять, чтобы научиться им пользоваться. Я вижу будущее компьютерной индустрии именно в этом — в попытке сильно улучшить нашу биологическую природу.