Для чего вживляют микрочипы

Тим Шанк (Tim Shank) уверен, что никогда не забудет ключи от входной двери. Почему? Потому что они находятся внутри его тела.

Тим Шанк, президент футуристического сообщества TwinCities+ из Миннеаполиса, вживил в руку чип, открывающий электронный замок на входной двери. Такой же ключ есть и у его жены.

Выходя из дома, вы мысленно проверяете несколько вещей, например кошелёк или ключи. Когда отпадает необходимость в проверке чего-то из этого списка, вы чувствуете, как освобождается мысленное пространство.

Тим Шанк

У Шанка есть несколько чипов в руках, включая датчик NFC, вроде тех, что используются для бесконтактных платежей. Датчик Тима хранит виртуальную визитку с контактами TwinCities+.

«Если у человека смартфон на Android, я могу просто дотронуться до его устройства рукой, а именно тем местом, где вживлён чип, и он отправит информацию на телефон», — рассказывает Тим. В прошлом у него также был чип с данными его электронного кошелька.

Шанк — один из многих биохакеров, вживляющих в тело различные электронные устройства: от микрочипов до магнитов.

Некоторые биохакеры имплантируют себе чипы в качестве экспериментального арт-проекта, у других имеются проблемы со здоровьем, поэтому они используют имплантаты для того, чтобы улучшить качество жизни.

Ещё одна причина для вживления чипов — расширение возможностей человеческого восприятия. Например, Шанк экспериментировал с портативным дистанционным сенсором, который запускал вибрацию магнита, вживлённого в его руку. Механизм работы схож с работой гидролокатора. С помощью такого чипа можно понять, насколько далеко от него находятся препятствия. Кроме того, Тим рассматривает возможность установить чип, который будет отслеживать температуру его тела.

Но далеко не все биохакеры настолько амбициозны. Для некоторых вживлённая микросхема — это просто удобный способ хранить данные или открывать дверь.

Опасно ли это для здоровья

До сих пор неизвестно, какой риск для здоровья представляют имплантаты в долгосрочной перспективе. Но многие биохакеры считают, что если всё сделать правильно, вживлённый чип угрожает здоровью не больше, чем пирсинг или татуировка.

Часто операции по вживлению микрочипов проходят именно в пирсинг-салонах, потому что у мастеров есть все необходимые навыки и оборудование для безопасной и почти безболезненной модификации тела.

«Когда вы говорите о том, чтобы вживлять что-то в своё тело, на самом деле это даже безопаснее, чем тот же пирсинг», — утверждает Амал Граафстра (Amal Graafstra), основатель компании Dangerous Things, поставляющей продукцию для биохакинга.

Свой первый чип Амал Граафстра имплантировал в руку в 2005 году. Это было устройство для открытия двери без ключа. С годами появилось больше производителей микрочипов, как и биохакеров, желающих вставить имплантаты. Тогда Граафстра создал компанию Dangerous Things, главной целью которой было обеспечение безопасности процедур по вживлению микросхем.

«Я подумал, может быть, пришло время превратить это в бизнес и обезопасить людей при вживлении чипов», — рассказывает он.

Его компания работает с сетью пирсеров и снимает онлайн-инструкции и видео для мастеров, которые хотят присоединиться к движению биохакеров.

Будущее электронных имплантатов

Сейчас электронные имплантаты позволяют подтверждать личность носителя и открывать двери. Как считает Граафстра, следующее поколение чипов будет иметь достаточно криптографической мощности, чтобы безопасно работать с банковскими терминалами.

Технологии уже существуют. Мы можем связываться с платёжными терминалами, но у нас нет разрешения от банков и таких компаний, как MasterCard, чтобы действительно работать с ними.

Амал Граафстра

Оплата товаров с помощью вживлённого чипа может показаться странным для обычных потребителей и рискованным для банков, но Граафстра считает, что когда-нибудь это распространится повсеместно.

Он приводит в пример исследование   Chris Griffith. Implants To Aid Payment With A Wave Of The Hand. , проведённое компанией Visa в 2015 году. Оказалось, что 25% австралийцев как минимум заинтересованы возможностью оплачивать товары чипом, имплантированным в тело.

«Люди думают об этом, — говорит Граафстра. — Просто нужно довести дело до конца».

Биохакинг для красоты

Другая технология имплантирования больше сосредоточена на эстетической составляющей. Биохакинговая компания Grindhouse Wetware из Питтсбурга предлагает вживление светодиодов в форме звезды — украшение под названием «Полярная звезда» (Northstar).

биохакинг northstar
«Полярная звезда»

На выпуск этого украшения создателей вдохновили огни устройства под названием «Циркадия» (Circadia). Этот девайс в 2013 году имплантировал себе основатель Grindhouse Wetware Тим Кэннон (Tim Cannon). Биометрический сенсор автоматически отсылал показания температуры тела Кэннона на его смартфон и при этом светился за счёт нескольких светодиодов. В отличие от «Циркадии», у «Полярной звезды» нет полезных функций. Устройство создано исключительно для красоты и напоминает природную люминесценцию.

«Конкретно это устройство несёт только эстетическую функцию, — говорит пресс-секретарь Grindhouse Райан О’Шеа (Ryan O’Shea). — Оно может подсвечивать татуировки, использоваться в интерпретационном танце с жестами и мимикой или в других видах искусства».

Свет включается посредством магнитов, вживлённых в кончики пальцев. Это, кстати, ещё один распространенный имплантат. Биохакеры считают, что маленькие магниты позволяют чувствовать электромагнитное поле и выявлять проблемы с электричеством, например неисправную проводку.

Также магниты в кончиках пальцев притягивают небольшие металлические предметы, например скрепки для бумаги или крышки от бутылок. С такими имплантатами можно запросто почувствовать себя мутантом Магнето из вселенной Marvel. К счастью, они не настолько сильные, чтобы обманывать металлодетекторы, стирать жёсткие диски или мешать проведению МРТ.

биохакинг Магнето
Giphy.com

«Большинство клиентов, вживляющих „Полярную звезду“, также имплантируют магниты, — говорит Зак Ватсон (Zack Watson), пирсер, вставляющий имплантаты. — Установка магнитов — это как маленький шажок навстречу сообществу биохакеров. Это делают для того, чтобы изменить своё тело и ощущать магнитное поле».

Согласно мнению О’Шеа, второе поколение «Полярной звезды» будет включать Bluetooth-передатчик и датчики распознавания жестов, что позволит управлять смартфоном и пользоваться интернетом. Но это не единственная причина, по которой люди с имплантатами будут обновлять свои устройства. Батарея микрочипа, как и любого другого электронного устройства, со временем садится.

«Когда выключается кардиостимулятор, делают операцию по его замене, — говорит О’Шеа. — То же самое нужно делать и с „Полярной звездой“. К счастью для пользователей, опытный пирсер может заменить устройство всего за 15 минут».

На руке делается небольшой разрез, кожа приподнимается, вставляется устройство, а затем кожа сшивается сверху.

«Если устройство было имплантировано правильно, остаётся совсем небольшой шрам», — утверждает Ватсон.

Сам он вживил в руку магнит, с помощью которого показывает небольшие домашние фокусы и поднимает иглы во время работы. Но это не единственный его имплантат — RFID-чип в руке позволяет ему разблокировать телефон и автоматически загружать фотографии в Instagram.

«В моем телефоне есть считывающее устройство, и вы можете использовать его для сканирования моей руки, — говорит Ватсон. — Это крутой способ показать свою работу».

Биохакинг в медицинских целях

Компания Grindhouse работает над улучшенной версией «Циркадии» — устройства, которое показывает температуру тела. Кэннон утверждает, что в будущем «Циркадия» будет отслеживать и другие показатели жизнедеятельности, например количество кислорода в крови, частоту сердечных сокращений и уровень сахара.

Он признаёт, что это может создать определённые сложности для компании. С такими функциями «Циркадия» станет ближе к медицинским устройствам, а они контролируются Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration, FDA).

Grindhouse не первая компания, предлагающая отслеживать уровень сахара в крови с помощью вживлённых устройств. Например, существует искусственная система поджелудочной железы (Open Artificial Pancreas System), которая позволяет диабетикам создать автоматический инструмент для управления уровнем сахара в крови. Система включает одноплатный микрокомпьютер Raspberry Pi, подключенный к инсулиновой помпе и монитору глюкозы.

Ещё один пример применения биохакинга для решения проблем со здоровьем — история художника Нила Харбиссона (Neil Harbisson), страдающего дальтонизмом. Он использует имплантированную антенну, которая переводит цвета в звуковой эквивалент.

О’Шеа говорит, что Grindhouse в целом не против контроля. Компания уже проводит обширные исследования, чтобы убедиться, что их продукция безопасна и не ломается в теле даже после физических травм. Grindhouse только приветствует меры по регулированию, которые помогут уберечь людей от имплантирования токсичных и опасных электронных устройств.

Чего компании точно не хочется, так это установки полноценных мер регулирования, применяемых к медицинскому оборудованию, по отношению к вживляемым чипам вроде «Циркадии». Строгие меры регулирования не дадут развиваться стартапам и биохакерам и сделают устройства невероятно дорогими и недоступными большинству потенциальных пользователей.

«Проблема регулирования со стороны FDA не только в том, что это потребует много денег и времени от компаний, которые к этому не готовы, но и в создании определённых ограничений для пользователей, — говорит О’Шеа. — Мы хотим, чтобы имплантаты были доступны большему количеству людей по низкой цене, чтобы не было людей, которые не смогут использовать эти технологии».

Но пока имплантаты не попали под влияние регулирующих органов, хакеры ищут различные способы использовать эти устройства.

Биохакинг в искусстве

Один из биохакеров, использующих имплантаты в своём творчестве, — художник, танцовщица и самопровозглашённый киборг Мун Рибас (Moon Ribas). Подключённый к интернету имплантат в её руке сообщает Мун о действующих землетрясениях, а она использует эту информацию для своей танцевальной практики. Если нет землетрясений, она не танцует.

Она надеется вживить дополнительные, более точные имплантаты, обеспечивающие связь с континентом, на котором происходит землетрясение, а, может быть, и сообщающие о землетрясениях на Луне.

«Это позволит мне находиться здесь и в то же время быть в космосе», — говорит Мун.

Рибас также работает над коммерческим имплантатом, который будет вибрировать, когда его владелец повернётся лицом на север. В перспективе это поможет развить у человека чувство направления, характерное для некоторых животных.

По сравнению с имплантатом Тима Шанка, просто отпирающим дверь, это довольно амбициозные планы. «Я люблю всё, что связано с природой, космосом или животными, — говорит Мун. — У каждого есть свои интересы. Возможность просто открывать дверь с помощью имплантата не интересует меня так сильно».

Итак, биохакинг постепенно проникает в разные сферы деятельности, но нельзя с уверенностью сказать, займут ли имплантанты прочное место в нашей жизни или будут забыты, как очередное модное веяние.

Предлагаю поразмышлять на эту тему в комментариях. Есть ли будущее у биохакинга в России? Вы хотели бы вставить себе электронный имплантат?