Почему людей влечёт к молодым партнёрам, а не к пожилым? Действительно ли лучше быть блондинкой? Почему человек, которого мы видели мельком, выглядит более привлекательным, чем тот, кого хорошо разглядели? Думаю, сейчас вас не удивит, если я скажу, что наше чувство красоты глубоко (и без доступа) впечатано в мозг — и всё это для того, чтобы достичь чего-то полезного с биологической точки зрения.

Давайте вернёмся к размышлениям о самом красивом человеке, которого вы знаете. Хорошо сложен, всем нравится, притягивает взгляды. Наш мозг заточен на то, чтобы обращать внимание на тех, кто так выглядит. Благодаря мелким деталям во внешности такому человеку достаются повышенная популярность и более успешная карьера.

И опять вы не удивитесь, если я скажу, что мы считаем привлекательным не что-то неосязаемое и воспетое поэтами. Нет, чувство прекрасного рождается из определённых сигналов, которые подходят к специальному нейронному программному обеспечению, словно ключ к замку.

То, что люди выбирают в качестве параметров красоты, — это в основном признаки способности к продолжению рода, проявляющиеся вследствие гормональных изменений.

До пубертатного периода у мальчиков и девочек сходные лица и формы тел. У девочек, достигших полового созревания, увеличивается выработка эстрогена, вследствие чего губы становятся более пухлыми, а фигура обретает округлые формы; у мальчиков возрастает выработка тестостерона, и как результат подбородок сильнее выступает вперёд, увеличивается нос, челюсть становится более массивной, а плечи — широкими.

Пухлые губы, полные ягодицы и узкая талия у женщины передают недвусмысленное послание: я полна эстрогена и способна к деторождению. У мужчин это же делают массивная челюсть, щетина и широкая грудная клетка. Именно так мы запрограммированы искать красоту. Форма отражает функцию.

Наши программы настолько укоренились, что слабо различаются от человека к человеку. Исследователи выделяют Is thin really beautiful and good? Relationship between waist-to-hip ratio (WHR) and female attractiveness очень узкий диапазон женских пропорций, которые мужчины считают наиболее притягательными: оптимальное соотношение объёма талии и бёдер обычно находится между 0,67 и 0,822. Мужчины считают женщин с такими параметрами не только более привлекательными, но и предположительно более здоровыми, весёлыми и умными.

Чем старше становится женщина, тем сильнее её формы отклоняются от этих пропорций. Талия расползается, губы становятся тоньше, грудь обвисает и так далее — всё это передаёт сигнал, что женщина уже прошла пик фертильности. Даже подростка без биологического образования женщина в возрасте привлекает меньше, чем молодая девушка. У его нейронных цепей есть чёткая миссия (воспроизводство); его сознание получает только необходимый заголовок («Она привлекательная, гонись за ней!») и ничего больше.

Скрытые нейронные программы выявляют больше, чем способность к деторождению. Не все фертильные женщины одинаково здоровы, и поэтому не все выглядят одинаково привлекательными. Физиолог Вилейанур Рамачандран предполагает, что шуточка про мужчин, предпочитающих блондинок, может содержать зерно истины: белолицые женщины более явно демонстрируют признаки заболеваний, в то время как тёмный цвет лица способен замаскировать проблемы. Больше информации о здоровье — лучший выбор, отсюда и имеют место такие предпочтения.

На мужчин визуальные стимулы действуют сильнее, чем на женщин. Тем не менее женщины подчиняются тем же внутренним силам: их влекут притягательные черты, которые характеризуют зрелую мужественность.

Интересно, что женские предпочтения могут меняться в течение месяца: во время овуляции они предпочитают маскулинных мужчин, а в остальное время — представителей сильного пола с более мягкими чертами внешности, что, вероятно, сигнализирует Female preference for male faces changes cyclically о более социальном и заботливом поведении.

Программы соблазнения в основном управляются аппаратом осознанности, но итог очевиден любому. Именно поэтому люди раскошеливаются на подтяжку лица, улучшение формы живота, импланты, липосакцию и ботокс. Они стремятся удержать в своих руках ключи к программам, заложенным в мозге других людей.

Неудивительно, что у нас практически нет прямого доступа к механике наших влечений. Визуальная информация подключается к древним нейронным модулям, которые и управляют нашим поведением. Вспомните эксперимент из главы 1, когда мужчины ранжировали женские лица по красоте: они считали более привлекательными женщин с расширенными зрачками, поскольку те сигнализируют о сексуальном интересе. Ни один из этих мужчин не имел сознательного доступа к своему процессу принятия решения.

В одном из исследований в моей лаборатории испытуемым на мгновение показывали Briefly Glimpsed People are more Attractive снимки мужчин и женщин, после чего те оценивали их привлекательность. На втором этапе участников просили оценить те же фотографии, но на этот раз они могли их хорошенько разглядеть. Каков результат? Люди, увиденные вскользь, красивее.

Иными словами, если вы заметите кого-то мельком, сворачивая за угол или проезжая мимо, ваша перцептивная система скажет, что эти люди красивее, чем если бы вы оценивали их в спокойной обстановке.

Для мужчин этот эффект более выражен, чем для женщин, вероятно, потому, что мужчины более «визуальны» в оценке привлекательности. «Эффект мимолётности» соответствует повседневному опыту, когда мужчина бросает беглый взгляд на женщину и считает, что только что увидел редкую красотку, а как присмотрится, то обнаруживает свою ошибку. Этот эффект ясен — в отличие от его причин. Почему же зрительная система, получив кратковременную информацию, всегда ошибается в одну сторону — считает, что женщина красивее? Почему бы ей при отсутствии чётких данных не полагать, что женщина должна быть средней или даже ниже среднего?

Ответ связан с требованиями воспроизводства. Если вы решите, что мелькнувшая непривлекательная персона красива, для исправления ошибки требуется всего лишь второй взгляд — невелики затраты. С другой стороны, если вы ошибётесь и сочтёте привлекательного партнёра непривлекательным, вы можете сказать «Сайонара!» (яп. «до свидания») потенциально удачному генетическому будущему. Поэтому перцептивной системе приходится глотать сказочку, что мельком увиденный человек привлекателен. Как и с другими примерами, всё, что известно сознательному мозгу, — вы ехали в трафике по другой полосе и только что миновали невероятную красотку; у вас нет доступа ни к нейронной машинерии мозга, ни к эволюционному давлению, которое сформировало такое представление Automatic effects of alcohol cues on sexual attraction .

Привлекательность не фиксированное понятие, оно корректируется в соответствии с требованиями ситуации.

Так, почти все самки млекопитающих посылают чёткие сигналы, когда готовы к спариванию. Зад самок бабуинов становится ярко-розовым — безошибочное и неодолимое приглашение для самца-бабуина. С другой стороны, человеческие самки не передают никаких специальных сигналов, чтобы объявить о своей фертильности.

Или всё же это не так? Оказывается, женщина считается Female facial attractiveness increases during the fertile phase of the menstrual cycle наиболее красивой как раз на пике фертильности — примерно за 10 дней до начала менструального цикла. Это верно для мнений как мужчин, так и женщин. Внешний вид женщины передаёт сообщение об уровне её фертильности. Такие сигналы слабее, чем зад бабуина, но их задача — всего лишь стимулировать специальный бессознательный аппарат у мужчин, находящихся в помещении. Если они достигли нужных цепей, миссия выполнена. Сигналы доходят и до цепей других женщин — возможно, потому, что так они могут оценивать соперниц в борьбе за мужчин.

Пока неясно, каковы эти сигналы: это могут быть, например, качества кожи (например, во время овуляции тон становится светлее). Но какими бы они ни были, наш мозг сконструирован, чтобы улавливать их — даже без участия сознательного разума. Разум лишь ощущает мощный и необъяснимый порыв желания.

Взаимосвязь овуляции и красоты оценивают не только в лабораториях — её можно измерить и в жизненных ситуациях. В недавнем исследовании Ovulatory cycle effects on tip earnings by lap dancers: economic evidence for human estrus? учёные из Нью-Мексико подсчитывали чаевые, которые получали в местных стрипклубах танцовщицы, и вычисляли корреляцию между размером вознаграждения и менструальным циклом стриптизёрш.

Во время пика фертильности танцовщицы зарабатывали в среднем 68 долларов в час. Во время менструации — всего лишь около 35 долларов. Между этими периодами средний заработок составлял 52 доллара. Интересно, что стриптизёрши, применяющие противозачаточные средства, не демонстрируют чёткого пика заработка и на протяжении месяца в среднем получают 37 долларов в час — сравните со средней величиной 52 доллара в час для тех, кто не использовал противозачаточные. Видимо, они зарабатывают меньше, поскольку таблетки приводят к гормональным изменениям (а значит, и к изменениям сигналов), и поэтому такие танцовщицы менее интересны Казановам в мужских клубах.

Важно прояснить, что красота девушки (или мужчины) предопределена нейронной структурой.

У нас нет осознанного доступа к этим программам, и мы можем вытащить их только после тщательных исследований.

Обратите внимание, что мозг довольно хорошо обнаруживает сигналы. Вернитесь к образу самого красивого человека, которого вы знаете, и представьте, что вы измеряете расстояние между его или её глазами, а также длину носа, толщину губ, форму подбородка и так далее. Если бы вы сравнили эти измерения с данными другого, не настолько привлекательного человека, то обнаружили бы, что различия ничтожно малы. Для космического пришельца или немецкой овчарки эти два человека были бы неразличимыми, равно как и вам трудно различить привлекательного и непривлекательного инопланетянина или привлекательную и непривлекательную немецкую овчарку. Однако мелкие различия внутри вашего вида оказывают огромное влияние на ваш мозг.

В качестве примера скажем, что некоторые люди считают возбуждающим вид женщины в коротких шортах, но отталкивающим — вид мужчины в коротких шортах, хотя эти две картины едва ли различимы с точки зрения геометрической перспективы. Наша способность проводить тонкие различия поразительно отточена; наш мозг сконструирован, чтобы справляться с чёткими задачами выбора и покорения партнёра. Всё это происходит ниже уровня осознанности: мы просто наслаждаемся бурлением восхитительных переживаний.

«Инкогнито», Дэвид Иглмен: о понятии «привлекательный человек»

Привлекательность не единственная тема, которую Иглмен рассматривает в книге. Он также рассказывает о повреждениях мозга, изменах, наркотических веществах, уголовном праве и искусственном интеллекте. Приготовьтесь узнать то, что навсегда изменит ваш взгляд на себя, свои действия и мир, который вас окружает.

Купить

Лайфхакер может получать комиссию от покупки товара, представленного в публикации.